Артём Сергеев: ТАЙНА УБИЙСТВА ЛЬВА РОХЛИНА

Голос Вестника

20 лет назад, 3 июля 1998 года был убит генерал Лев Яковлевич Рохлин. Депутат Госдумы, герой первой Чеченской войны и Афганистана, руководитель Движения в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки (ДПА), генерал Рохлин, был застрелен у себя на даче, в поселке Клоково Наро-Фоминского района Московской области, в ночь на 3 июля 1998 года.
Убийство было обставлено так, что обвинение повесили на жену генерала, Тамару Павловну.

У сына был день рождения. Собралась вся семья. Лев Яковлевич приехал поздно. Проводив гостей, Рохлин лег отдыхать на втором этаже. В комнате напротив устроился его водитель – Юрий Крысанов. В доме ещё сын Игорь, который расположился на веранде и охранник Александр Плескачёв. Жена Рохлина о чём-то долго разговаривает на кухне по телефону.

По версии прокуратуры, жена Рохлина чуть позже поднялась, в подпитии, в спальню и выстрелила из пистолета в висок мужа. Потом разбудила охранника Александра и сообщила о случившемся. Тот поверил не сразу, а когда поднялся в спальню и убедился, что шеф убит, вызвал правоохранительные органы.

Охранник рассказывает, что около часа ночи выпустил во двор собаку и закрыл входную дверь (о ней речь ниже), заперев её на замок, который невозможно открыть снаружи и далеко не каждый сможет изнутри. Но в четыре часа утра дверь почему-то оказалась открытой.

Рохлина застрелили из его наградного пистолета. Важные детали: выстрелов было два. Один прозвучал в спальне, где спал генерал, другой — на первом этаже. Пуля застряла в стене по касательной вверх. Пистолет, обнаруженный под забором дачного участка, был вымыт химическими средствами, отпечатки пальцев отсутствовали. Прокуратура смывы с рук присутствующих не брала, многие детали состояния убранства помещения не закрепила, словом, допустила массу «небрежностей». Друг и соратник Рохлина, Виктор Илюхин, приехавший на место трагедии, рассказывает:

«Два отверстия от пули — один в висок спящего на втором этаже, другой на первом этаже под потолок. Гильза валялась на полу, и по ней ходили, не стремясь для экспертизы зафиксировать, где она лежит. Разрешили переговорить с Рохлиной. Я спросил, как же так, Тамара Павловна, что случилось? В ответ— все не очень внятно.»

Позже, в ходе следствия, она отказалась от признательных показаний, но в 2000 году Наро-Фоминский суд признал Рохлину виновной и приговорил к восьми годам заключения в колонии общего режима. В декабре Мособлсуд сократил срок наказания до 4 лет. Летом 2001 года Верховный суд России отменил обвинительный приговор, направив дело на новое рассмотрение. А Рохлину выпустили на свободу под подписку о невыезде. В 2005 году городской суд Наро-Фоминска вторично признал Тамару Рохлину виновной и назначил ей наказание — четыре года условно.

Многие высказывали мысль, что, если совершено убийство, то срок за него 4 года — странно мало. Если нет — то 3 года мытарств по следственным изоляторам и колониям— очень много… Так или иначе, суд никого, кроме Тамары Рохлиной, в убийстве ее мужа не обвинил.

На чем основывались выводы следствия и суда?

Версию прокуратуры вы уже знаете. Но некоторые сторонники Рохлина начали собственное расследование. Спустя неделю после гибели Льва Яковлевича на имя Генерального прокурора Юрия Скуратова было отправлено письмо, а потом и проведены пресс-конференции, где приводились следующие аргументы, свидетельствующие о невиновности Тамары Павловны. Они заключались в следующем:

• в ночь убийства на даче находилось четыре человека, но никто не слышал звуков двух выстрелов из пистолета. Следовательно, использовалось оружие, оснащенное глушителем. Пистолета с глушителем у генерала не было;

• по свидетельству родных, вечером, несмотря на достаточно поздний приход генерала домой, ссоры, на что следствием акцентировалось внимание, между Львом и Тамарой не было. Рохлина еще в 2 часа ночи звонила подругам и была в добром расположении духа;

• Тамара Павловна Рохлина, как отмечалось на пресс-конференциях, «с огромным пиететом относилась к общественной значимости мужа и проводимой им политической линии». Кроме того, генерал был единственным источником финансирования семьи;

• по свидетельству зятя и дочери, еще в декабре жена генерала похищалась, была насильно посажена в автомобиль неизвестными, угрожавшими расправой генералу, ей и семье, если Рохлин не прекратит оппозиционную деятельность. После убийства Льва Яковлевича Тамара Павловна дочери заявила, что это были «те же самые лица»;

• наутро тяжелая входная дверь на дачу была распахнута, хотя никто из домочадцев ее не открывал, а Тамара Павловна и вовсе не могла это сделать, так как «ей просто не хватало бы сил»;

• при осмотре прилегающего к даче леса, в непосредственной близости от дома Рохлина, на дереве был обнаружен «насест», с которого, якобы, велось наблюдение за перемещениями генерала;

• в том же лесу были найдены сожженные трупы нескольких человек, предположительно тех, кто непосредственно исполнял акт убийства и принуждения жены к собственному оговору.

Хотелось бы подробней остановится на тяжёлой входной двери. Питерский ученый Юрий Петрович Савельев рассказывал, что как-то раз генерал Рохлин пригласил его для важного разговора.

«Когда он «раскидал» неотложные дела, мы уехали к нему на дачу, поднялись по высокому крыльцу, вошли в дом, охрана заняла свои позиции. Рохлин сел в кресло, устало вытянул ноги, вытащил из правого кармана брюк пистолет, протянул Тамаре: «На, передай охране!». Видимо, это была обычная процедура. После ужина Лев Яковлевич повел меня осматривать дом. Спустились в полуподвал первого этажа: там была небольшая баня-сауна. Отсюда одна дверь вела наружу, в приусадебный дворик. Рохлин посмеялся: «Здесь без поллитры дверь могу открыть только я». Взял маленький железный ломик, стоявший у косяка, подсунул под дверь, приподнял и толкнул ее. После второго раза она распахнулась. Впоследствии именно эта дверь фигурировала в обстоятельствах совершенного преступления: скорее всего, сообщник убийц генерала, находившийся в доме, также знал этот секрет и заранее открыл ее, поскольку снаружи это сделать было невозможно.»

Следователи, которые осматривали дом, полностью отвергли версию, что кто-то мог попасть в дом через зарешёченный балкон. Но люди, которые проводили своё независимое расследование опровергли выводы «спецов». Трое из них легко забрались по оконным решёткам на второй этаж и пролезли сквозь неплотно сваренные прутья балкона.

Через неделю после убийства Рохлина, экспертиза признала, что Тамара Рохлина была избита. Спина руки и ноги были в кровоподтёках. Семнадцать штук, нанесенных тупым предметом. При этом эксперты однозначно утверждают, что такие травмы женщина не могла получить, падая с лестницы, сколь бы велика не была эта лестница и даже, если падений было несколько. На вопрос эксперта, кто нанёс ей эти травмы, она ответила, что, эти повреждения она получила, в том числе и после того, как человек, идущий по лестнице сзади, после того, как она упала от его толчка, нанёс ей несколько ударов своими ногами по её ногам. Когда эксперт спросил, кто этот человек, Тамара Рохлина ответила, что этого человека она никогда не назовёт.

Сама Тамара Рохлина рассказывала впоследствии, что ночью, когда она выходила из кухни, увидела в доме людей в масках. Решила, что это последние секунды и подумала о сыне Игоре. Её сковал страх. Всё было, как в замедленной съёмке. Кричать она не могла, да и незнакомцы не позволили бы. По их команде она отдала им пистолет генерала. Стали подниматься по лестнице на второй этаж. Сзади её пинали ногами, от чего она несколько раз падала. Когда вошли в спальню, незнакомец выстрелил при ней в Рохлина. Потом ей приказали вымыть пистолет и выбросить на улицу. Поднимать тревогу сказали не раньше, чем через полтора часа и взять убийство на себя.

Водитель Рохлина, Юрий Крысанов позднее рассказывал о той ночи:

«Рохлина была не похожа на себя. Говорила сумбурно о людях в масках, которые ходили по дому бесшумно» Обратилась к нему со словами: «Ты, Юра, многого не знаешь. Если бы я этого не сделала, всё было бы плохо. Всех убили бы. И детей тоже.»
Позднее члену комиссии Госдумы по надзору за следствием, по убийстве генерала Рохлина, Геннадию Райкову, позвонил неизвестный и настоятельно посоветовал «не активничать» в этом процессе и лучше бы отошёл от этих дел.

Также было совершено покушение на соратника Льва Рохлина, директора Новосибирского института физико-технических проблем металлургии и спецмашиностроения, Льва Николаевича Максимова. Именно с ним Рохлин пытался расследовать и обнародовать так называемую «урановую» сделку Черномырдина–Гора. Преступную аферу века, как её называют некоторые специалисты, большое предательство на государственном уровне. Именно Максимов обратился к Рохлину и ввёл его в курс дела. Но эта история – тема отдельной статьи.

А пока хотелось б добавить следующее. В последнем разговоре Рохлина с Михаилом Полтораниным, генерал сказал, что люди из окружения Ельцина доложили ему о том, что состоялся разговор между Ельциным, его дочерью, по совместительству имиджмейкером, Татьяной Дьяченко, её мужем Валентином Юмашевым, который до сих пор, вот уже 18 лет является советником нашего любимого президента Путина, причём, по заверению того, кто постоянно несёт пургу, делает он это исключительно на общественных началах. Но это утверждение оставим на совести пурганоса Пескова. Четвёртым в разговоре участвовал Александр Волошин, тоже «человек кристальной честности».

Эти четверо решали, как устранить Льва Рохлина, который к тому времени обрёл небывалую популярность и поддержку народа и армии и угрожал импичментом самому Алкашу Всея Руси. Известна фраза Ельцина по этому поводу: «Рохлиных мы сметём».
Но как всё обставить и кому поручить? «Любые решения — автокатастрофа или пуля снайпера в людном месте — посчитали неприемлемыми, опасными для власти. Нужно организовать хитрую бытовую загогулину, чтоб была с «изюминкой» – рассказывает Полторанин.

Рассматривали кандидатуру зама руководителя администрации Евгения Савостьянова. В свое время он был начальником управления КГБ по Москве и Московской области. Вертели так и эдак — отклонили. Психологически не готов. Набрался правозащитного мусора, работая с Андреем Сахаровым и Гавриилом Поповым, а в КГБ его занесло случайным порывом ветра. Демократ и чистоплюй. А нужен гэбист в плохом смысле этого слова.

И тут Татьяна Дьяченко с Юмашевым сказали Ельцину, что есть подходящий человек с хорошей выучкой — Тихий. Таким псевдонимом они нарекли другого кремлевского чиновника, «с холодными рыбьими глазами», способного на все… Работайте, сказал им Ельцин, сделает — рассчитаемся. Если надо, пусть подключит грушников. На этом чекисте и остановились…
И вряд ли случайно, что фактически сразу же после убийства Рохлина, главу тогдашнего ФСБ, Ковалева, ночью подняли с постели и в спешном порядке, всего в течение 20 мин, заставили в соответствии с Указом Президента передать свои полномочия вновь назначенному В. Путину. И это касалось мощнейшей спецслужбы в мире! За какие заслуги? И случайно ли все это?»: Генерал Рохлин был застрелен 3 июля 1998 г. А 25 июля никому не известный Путин был назначен президентом Ельциным директором ФСБ… И как тут не вспомнить, как в КГБ называли одного из чекистов с рыбьими глазами: Моль… Такая негромкая, тихая погремуха.

А потом были взрывы домов. Потом был «рязанский сахар», подозрительно похожий на гексоген, и ещё очень много всего такого, что подлежит расследованию не только отечественными правоохранителями, если такие ещё остались, но и международными инстанциями, чтобы довести дело до логичного финала и закончить его в Гааге.

Жаль, что Россия не признаёт компетенции международного суда в Гааге. Вот интересно: в Конституции РФ, четвёртым пунктом статьи №15, оговорен приоритет международных законов над российскими. То есть то, что выгодно Западу и, возможно, не выгодно России, обязательно к исполнению. А, чтобы наказать кого-то, у кого руки по локоть в крови, тут сила международных законов иссякает напрочь. Неплохо подстраховалась колониальная администрация РФ.
Не правда ли?

Артём Сергеев

20.07.2018

Продолжение…

(Всего просмотров: 3, за день: 1)

Добавить комментарий