Артём Сергеев: ТАЙНА УБИЙСТВА ГЕНЕРАЛА ЛЬВА РОХЛИНА

Голос Вестника

Предыдущая часть

Часть вторая

УРАНОВАЯ СДЕЛКА – АФЕРА ВЕКА

В день убийства Льва Рохлина физику-ядерщику Льву Максимову позвонили и пригрозили: если будешь продолжать заниматься расследованиями, «как покойник Рохлин», то рот тебе закроют навсегда. Это было утром, когда генерал еще был жив. «Я еще подумал, — вспоминал ученый, — вот ведь как пугают. А ночью Рохлина убили».

Но начнём с самого начала. 18 февраля 1993 года было подписано «Соглашение между Правительством РФ и Правительством США об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия». Этим документом устанавливалась передача в Америку не менее 500 тонн российского оружейного урана якобы для использования в качестве топлива для АЭС. Соответствующий базовый контракт от 25 августа 1993 года за № 261 утвержден бывшим премьером В. Черномырдиным. Двустороннее соглашение широко не афишировалось, тем не менее Россия обязалась поставлять в течение 20 лет эти самые «не менее 500 тонн», за что должна была получить $11 миллиардов 900 миллионов долларов США.

Это соглашение окрестили «Сделкой Гора-Черномырдина». Другие называли его более откровенно: УРАНОВОЙ СДЕЛКОЙ.

На первый взгляд ничего здесь крамольного нет. Обычная сделка. Если бы не упущенная выгода. То есть сумма, недополученная Россией за проданный уран.

Как следует из рассекреченных в США материалов, начиная с 1945 года, американцы смогли произвести только 550 тонн оружейного урана, затратив на это $3,9 триллиона долларов. Ельцин же передавал Вашингтону 500 тонн, что составляет более 90% урана, произведенного американцами. Но не за триллионы долларов, а за $11,9 миллиарда!

Это в 328 раз меньше!

Наша страна недополучила за оружейный уран $3 781 000 000 000!

Это три триллиона и семьсот восемьдесят миллиардов долларов!

Если поделить эту сумму на 20 лет, оговорённых в сделке, получится по $180 миллиардов и пятьдесят миллионов долларов год! При том, что сегодня бюджет Российской Федерации составляет около $250 миллиардов в год. Тогда, 1993-м году, он был около $40 миллиардов.

За счёт этой сделки страна могла бы безбедно существовать лет 15, не работая и не торгуя ни газом, ни нефтью, ни лесом. А, если бы вся эта сума пошла бы в народное хозяйство, можно было бы построить новые заводы, институты, дороги и города.

Но сумма эта была подарена США только для того, чтобы Старший Брат – Вашингтон позволил преступнику Ельцину завоевать абсолютную власть в России. Ельцин давно планировал разгон законно избранного Верховного Совета, который позволял себе изредка дерзить и перечить ельцинскому беспределу. Это мешало Ельцину проводить ту политику, которую он считал единственно верной – ту политику, которая уже привела к развалу СССР и продолжала добивать советские наработки и связи. Хотелось власти абсолютной, не ограниченной и всеобъемлющей.

Причём, разгон Верховного Совета планировался не путём выборов или референдума. Планировалось кровавое действо, призванное раз и навсегда поставить точку. И чтобы больше никто и никогда не рискнул бы сомневаться, кто является нынешним хозяином Руси и всех её несметных богатств. Но об этом уже писано-переписано.

Вернёмся к Урановой сделке. С каким же количеством урана после завершения сделки остается Россия? Информация эта уже не секретная и находится в открытом доступе. В лучшие времена, производственные мощности по разделению изотопов урана в СССР, превосходили американские не более чем на 10 процентов. Таким образом, можно утверждать, что по итогам урановой сделки ее организаторы оставляют Россию с запасом оружейного урана значительно менее десятой части американских стратегических запасов.

Эксперты прямо утверждают, что урановая сделка была задумана, как замаскированный обход ратификации Договора СНВ-2. Так, уже в 1997 году из ядерных боеголовок было извлечено более 400 тонн оружейного урана. Учитывая усредненный вес боезаряда, это означает, что в России было демонтировано более 25 тысяч ядерных боеголовок. Таким образом, без ратификации Договора СНВ-2, а в обход его, организаторы урановой сделки фактически обеспечили выполнение главнейших стратегических задач руководства США и НАТО по ускоренному одностороннему ядерному разоружению России. Это прямой путь к окончательному игнорированию России в геополитических планах и отведению для нее третьестепенной роли.

Но такие выводы пресса, эксперты и физики-ядерщики начали делать позже, когда благодаря Льву Рохлину, информация стала выходить наружу. До того же занавес секретности был таков, что даже в руководстве Министерства обороны, чьи ракеты потрошили самым беспардонным образом, не догадывались, куда направляется их уран. Генерал армии Игорь Родионов, став депутатом Госдумы, как-то признался:

«— Как это я — министр обороны! — и ничего не знал про урановую сделку между Россией и США. Спрашивается, кто же именно, в каком составе и как провел в жизнь все эти соглашения? Всего их четыре, но тексты соглашений № 1 и № 3 отсутствуют. Мы до сих пор не можем найти эти документы. Судя по всему, они очень хорошо спрятаны. И помочь нам, депутатам Госдумы, почему-то не в силах ни ФСБ России, ни Совбез, ни Министерство обороны. Я лично обращался с тремя посланиями к президенту Путину (май 2004 года, январь и март 2005 года). Путин мне не ответил. А ведь я хотел объяснить президенту страны, что мы, возможно, имеем дело с государственной изменой колоссального масштаба. Впрочем, об этом же предупреждал и генерал Рохлин Ельцина. Но Рохлина убили…»

Уже после убийства Рохлина, активно искал «пропавшие» тексты соглашений под № 1 и № 3 другой депутат — заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности Юрий Щекочихин. Возможно, он, как и генерал, в свое время, вычислил фигурантов, участвовавших и нажившихся на этой афере века. Но журналист был отравлен, и тайна расследования так и осталась тайной.

А началось все со Льва Максимова, который первый разглядел в соглашении преступную суть и попытался раздуть шумиху. Наивный. Являясь и.о. директора Новосибирского института физических проблем металлургии и специального машиностроения, он думал, что кремлевские дельцы испугаются огласки и признают соглашение недействительным.

В ответ, как он сам сообщает, все научные разработки, которыми занимался НИИ, были конфискованы «неизвестными лицами», а люди с секретного объекта, коим институт и являлся, были изгнаны. Не уволены, а просто больше никого через КПП на работу не пустили. С тех пор на Максимова начались гонения. С ним «беседовали», предлагали лаборатории за границей, угрожали, не давали заниматься изобретательской и исследовательской деятельностью. Спецслужбы на жалобы ученого не реагировали, предпочитая просто отмалчиваться.

Вот тогда Максимов и приехал в Москву к председателю Комитета Госдумы по обороне Льву Рохлину, который к словам физика-ядерщика отнесся самым серьезным образом. Более того, начал проверять, как реализуется соглашение, кто участвует в продажах, какие потери несет государство, куда перечисляются деньги. Эти вопросы в ноябре 1996 года он письменно задал Ельцину, но ответа не получил.

Генерал, занимаясь расследованием, быстро нашел в Госдуме понимание. Это была Дума второго созыва и в ней не было диктата вражеской «Единой России», как в нынешней. Поэтому исследованию «урановой» сделки подключились другие депутаты из разных фракций. В том числе и доктор технических наук, физик-ядерщик, проработавший в Арзамасе-16 почти тридцать лет, Иван Никитчук. Они проверяли информацию, полученную от Максимова, и сошлись во мнении, что она правдива. А значит, совершено преступление против России.

Направляя запросы в высокие инстанции, он, прежде всего, давал понять, что преступление государственных чиновников зафиксировано депутатской общественностью и замять это дело никому не удастся. Параллельно сам продолжал расследование. Информацию он черпал не только из слов Максимова. На его стороне были люди из армейских и иных спецслужб, которые видели в Рохлине последнюю надежду на восстановление законности в стране. Ему помогали десятки «закрытых источников», зачастую находившихся в окружении и Ельцина, и Черномырдина, и многие чиновники, занимающиеся ядерными проблемами.

За сутки до убийства Рохлин в интервью «Экспресс-газете» заявил следующее: «У меня достаточно документов, чтобы говорить, что некоторые чиновники из администрации президента работают на иностранную разведку. Я нахожусь очень близко к тому, чтобы обнародовать эти документы, но пока не знаю, сколько времени это займет».

Времени на это ему не дали. А через несколько дней после похорон генерала, на Максимова было совершено покушение. Ученый получил сильнейшие травмы, но чудом остался жив.

Из воспоминаний депутата Государственной думы второго созыва, Александра Дмитриевича Куликова:

«— В Госдуме второго созыва была создана Комиссия по проверке фактов коррупционной деятельности высших должностных лиц государства и субъектов Российской Федерации. С Рохлиным нам приходилось общаться по ряду вопросов, но проблемы ядерной сделки мы в обсуждениях не затрагивали. А проверку я начал проводить уже после того, как Льва Яковлевича не стало и ко мне приехал Максимов. Мы с ним встретились во второй половине 1998 года.

Честно говоря, в начале скепсис был большой. 500 тонн урана— невероятные объемы… Но потом это стало находить подтверждение из разных источников, в том числе от наших коллег-депутатов. Помнится, я говорил по этому поводу и с председателем Комитета по безопасности Виктором Илюхиным, и он сказал, что да, тут, скорее всего, правда. Хотя глубинную проверку парламент Российской Федерации не проводил.

Я, от имени Комиссии, подписал ряд запросов, касающихся достоверности самого факта договора по продаже оружейного урана. Должен сказать, что мы получили ответы из правительства, Генеральной прокуратуры в конце 1998 года, которые не подтвердили наличия подобного договора и вообще самого факта продажи урана. Во время встречи с Максимовым я ему говорил об этих ответах, на что он сказал, что, вероятно, вам дают недостоверную информацию или неполную. Одновременно наш депутат Владимир Волков, который тогда работал в Комитете по обороне, мне предоставил информацию, что все-таки сделка имела место, но официальными подтверждениями они не располагали. И если в правительстве какие-то документы есть, то, судя по всему, они идут под определенными «грифами».

Один из заместителей председателя правительства мне ответил, что в таких объемах за рубеж уран не продавался. Причем даже Служба внешней разведки тоже факт отправки 500 тонн не подтвердила, а проинформировала о поставках мизерного количества топлива, исчисляемого не то в килограммах, не то в граммах.

Сейчас, спустя время, мы знаем, что договор состоялся, известен его номер, примерное содержание, условия сделки, а тогда правительство от всего отказывалось.

А ущерб России был нанесен колоссальный. Мы потеряли практически половину бюджета государства. Причем сделка носила необратимый характер. Ее невозможно было расторгнуть. Осознав тупиковость ситуации, фактически и закончились наши изыскания.

То, что нас вводили в заблуждение, это характеризует место парламента в той политической системе, сами президентские структуры и все правительство.»

Анализируя нынешний уровень национальной безопасности России, мы хорошо понимаем, что военному могуществу США в свое время поспособствовало руководство нашего государства.

А вот что рассказывает Иван Игнатьевич Никитчук, депутат Государственной думы:

«— Я уверен, что Рохлин не мог обойти стороной этот вопрос, поскольку он непосредственно касался национальной безопасности России. Все-таки 500 тонн оружейного урана отдать американцам фактически задаром, кто мог пройти мимо этого? Я, например, был инициатором проведения в Госдуме Правительственного часа, куда мы пригласили бывшего, ныне покойного министра по атомной энергии Виктора Никитовича Михайлова. Он пытался доказать депутатам пользу для России этого соглашения с американцами. Он ссылался на военное время, дескать, тогда страна продавала все, чтобы выжить, вот так и сейчас — если мы не будем торговать оружейным ураном, атомная отрасль может перестать существовать. Это глупость чистой воды.

А истоки этого соглашения, о которых, я больше чем уверен, Михайлов знал, очень простые. Это была середина 1993 года. Перед расстрелом Советской власти. Кремль понимал, что, кроме как уничтожить защитников Верховного Совета, других путей у него нет. Поэтому во время визита в Соединенные Штаты Америки Ельцин дает добро на продажу, а скорее всего, на передачу пятисот тонн оружейного урана, примерно половину нашего запаса. Сам назначает цену — 24 тысячи долларов за килограмм, что на порядок ниже реальной стоимости. Это фактически были торги— американцы закрывают глаза на то, как будут расправляться с Советской властью, и в октябре Ельцин пошел на то, чтобы расстрелять Верховный Совет из танков. А за невмешательство США получили ядерное топливо. Это не коммерческое, это было политическое решение.

Мы задаром отдали то, что стоило несколько триллионов на то время. Повторяю, я очень хорошо знаю цену 500 тоннам оружейного урана, и продажа его — это не коммерция, а чисто политический договор.

Я проработал в ядерной отрасли в Арзамасе-16 почти тридцать лет и прекрасно знаю, что значит добыть 500 тонн урана. Причем варварски изъяли уран из ракет и кому-то подарили. Это же стратегический материал! Это материал, который можно использовать в оружии. Его можно использовать в энергетике, и одна треть атомных станций США сейчас работают на нашем топливе. Получают электроэнергию практически даром. И это основное топливо, которое будет использоваться в будущем в межпланетных сообщениях, потому что двигатель, который может работать длительное время с возвратом корабля обратно на Землю, это двигатель на ядерном топливе. Поэтому это соглашение не просто глупость, а страшное преступление перед народом России.

Лев Яковлевич Рохлин был настоящим патриотом. Он знал истинную причину соглашения, особенно после открытого слушания, когда выступал министр Минатома Михайлов. Ведь интересно, что соглашение не ратифицировано. Несмотря на то, что мы несколько раз требовали, чтобы это соглашение, затрагивающее вопросы национальной безопасности, как и предусматривает закон, было ратифицировано. На это власть не пошла. Он очень серьезно отнесся к моим словам и, судя по всему, предпринимал меры для прояснения всех нюансов договора. А вскоре Льва Яковлевича убили.»

Россия завершила свою часть Урановой сделки при Путине, в 2013 году. Суммарный доход российской стороны от реализации Урановой сделки составляет порядка $17 млрд. В бюджет поступило — $13 млрд. За счёт поставок урана из России, начиная с 2000 года, обеспечивалось около 10 % потребностей США в электричестве.

Вот, что говорит про Урановую аферу бывший генеральный прокурор, Юрий Ильич Скуратов:

«— Какую сторону этой позорной сделки ни возьми, она со всех сторон ущербна. Сколько жизней людских погубили, пока создавали стратегический запас ядерного топлива, какой огромный нанесли ущерб природе, к примеру, той же Челябинской области, народ, как говорится, рвал пуповину, создавая ядерный щит Родины, а распылили запасы оружейного урана одномоментно и бездарно. И с точки зрения стратегической мы понесли урон, и с точки зрения финансовой, сделку даже юридически грамотно оформить не смогли. Бесспорно, министр Михайлов все это провернул, а нагрели руки многие. Какую сторону этой темы ни возьми, кругом позор для России.

Президент Ельцин принимал решение, Черномырдин вел переговоры. Это был период времени сплошных приватизаций и распродажи страны по дешевке. Распродавалось то, что вообще в принципе продавать было нельзя. Пришедшие к власти, так называемые демократы, не создавали экономический и оборонный потенциал государства, а торговали с легкостью, не задумываясь о будущих поколениях россиян.

Роль Рохлина в раскрытии закулисного сговора Гора — Черномырдина просто неоценима — народ узнал, как его обманывают. И узнал тех людей, кто принимал решения и себя полностью дискредитировал.»

Россия обезоружила себя, опустошила собственные ядерные хранилища, понесла катастрофический финансовый урон, лишилась перспектив самостоятельного освоения дальнего космоса. Лев Рохлин хотел остановить этот беспредел, назвать и наказать виновных. Это задача была сродни его высокому политическому полету, полностью соответствовала его генеральской дерзости, его масштабу личности.

Со смертью Рохлина расследование урановой сделки потеряло перспективу.

По материалам книги А.Волкова «Лев Рохлин. Сменить хозяина Кремля». Рекомендую к прочтению. Страна должна знать своих героев. Особенно таких, как Лев Яковлевич Рохлин. Также обязательно знать своих врагов, таких как Ельцин, его сподвижники, подельники и назначенцы.

Артём Сергеев

29.07.2018

Продолжение

(Всего просмотров: 84, за день: 1)

Добавить комментарий