Артём Сергеев: КОМУ БЫ Я ОТДАЛ СВОЮ ЗАРПЛАТУ ИЛИ ДВА СНИМКА ДОНЕЦКА

Голос Вестника

Воюющий Донецк отмечает день Города и день Шахтёра. С каким настроением мы пришли к этому, одному из самых любимых донецких праздников? Ответ наглядно демонстрируют два снимка Донецка.

Два снимка Донецка, сделанные с одного места, с островка безопасности на улице Артёма, около площади Ленина.

Первый сделан в 25 декабря 2014-го, в самый разгар военных действий, за месяц до подписания минского сговора. В то время многие уехали подальше от войны. Кто в Россию, кто в Украину. Город миллионник стоял пустынный. Редкие прохожие на улицах, да и те только по необходимости: существовала вероятность обстрелов, а канонада грохотала без перерыва. Население спальных районов северо-западных частей Донецка находились под постоянными обстрелами со стороны аэропорта, Песок и Опытного. Периодически подключалась Красногоровка и Марьинка, захваченные укрофашистами. Северную окраину расстреливали со стороны Авдеевки.

Мирные люди, не говоря уже за ополченцев, гибли почти каждый день. В прифронтовых районах, старались передвигаться, постоянно прислушиваясь к залпам со стороны расположения укровояк. Вдруг с севера или запада раздаётся глухой хлопок – это залп. Все замерли, как будто невидимый режиссёр нажал на паузу. Считаем секунды. Досчитали до 20-ти –– разрыва нет, или он далеко: на сей раз не по нам. Снова всё приходит в движение. Люди спешат по своим делам.

Звук разрыва снаряда или ракеты «Града» похож на удар кувалды по железному листу, только с добавлением низких частот. Когда слышишь такое, лучше зайти в помещение, а, если слышишь это рядом, лучше зарыться в землю и поглубже. Много погибших было пока люди не поверили, что это настоящая война и что прилететь может в любую минуту. В блокадном Ленинграде на стенах вешали таблички с указанием наиболее опасной стороны улицы при обстреле немецких фашистов. В Донецке табличек не вешали: здесь и так знали, с какой стороны летят снаряды фашистов украинских.

В 14-м году была война, но были и наши победы. Были котлы, были населённые пункты, очищенные от нацистской мерзости. Была надежда на скорое завершение военных действий нашей окончательной Победой, освобождением всего Донбасса. Если кто-то там говорил о захвате Киева или Лондона – это не про нас, нам их и даром не надо. Нам нужна только наша земля и наши люди, которые голосовали на референдуме за независимость Донбасса, с последующим присоединением к России. Лондон пусть достаётся тем, кто о нём бредит.

Потом ополчение очистило аэропорт. Обстрелы северных районов резко снизились. Жить стало чуточку легче. Затем Дебальцевская операция – и снова успех! Все, и жители, и ополчение ждали приказа освободить нашу территорию полностью. Но, вместо приказа грянуло Минское «перемирие», которое укровермахт соблюдал целых два дня. Но, тем не менее, дончанам рассказали, якобы минский сговор, это никакое не предательство интересов русского населения – что вы! – это Хитрый План Путина. Мол наш гроссмейстер так тонко всё продумал, что уже вот-вот, уже завтра утром, Хохляндия приползёт на брюхе под стены Кремля и запросит снисхождения.

Началось ожидание обещанного. А оно всё не наступало. Хохлы отошли от поражения, почистили пёрышки и начали наращивать жирок. Москва им в этом помогала, как могла. Путин даже предложил вернуть им захваченную в Крыму технику, он же добрый, этот дядя Вова, особенно к врагам, которые его и в хрен не ставят.

Но ожидание улучшений затягивалось. Минские междусобойчики продолжались с завидной регулярностью. О чём там беседовали, не понятно, во всяком случае результата как не было, так и нет поныне. Изменилась только риторика Кремля. Путин посетовал, мол хорошо бы жители Донбасса перестали считать украинскую армию, которая продолжает их ежедневно убивать, своими врагами. А его засланец, Грызлов-Минский, заявил, якобы он окончательно и бесповоротно покончил с боевыми действиями в Донбассе. Это он из Минска увидел. Или из Кремля. Или с похмелья. Врать Кремлю не привыкать: привычка – вторая натура.

Так продолжалось три года. Вероятно, цифра «три» имеет какое-то сакральное значение. Даже народная мудрость гласит: обещанного три года ждут. Но не дождались. И народ, который в 15-17-м годах вернулся домой, понял, что там, куда влез Кремль, ничего хорошего ждать не приходится. Повальная безработица, нищенские зарплаты. Продолжающиеся обстрелы. Районы, которые в 14-м были прифронтовыми, прифронтовыми и остались. Там не работает промышленность, не работают предприятия. Работает только торговля. Ни один здравомыслящий предприниматель не станет вкладывать деньги в тех районах, которые могут быть обстреляны в любую секунду.

Давно вы видели улыбки на лицах дончан? Я давно. Потому, что нет причин для веселья. Потому, что всё стоит на месте, а, если и движется, то не понятно, в каком направлении. Путин систематически напоминает, что Донбасс – це Украина, Украина постоянно рассказывает, что они сделают с «сепарами», если таки прорвутся в ЛДНР и явно даёт понять, что ничего хорошего жителей непокорного региона не ждёт. Тревожное ожидание нарастает, как в фильме Хичкока, с каждой новой санкцией, наложенной на РФ, с каждыми посиделками Суркова с Волкером, с каждой новой инициативой Путина, по поводу миротворцев, с каждым новым сообщением о наступлении хохлов. Народ устал ждать, устал бояться, устал от безнадёги.

Если двумя годами ранее, была надежда, которую подогревали из Москвы выступления разных политиков, типа пора признать Донбасс, мол хватит издеваться над русскими людьми, то сейчас в эти выступления верится с трудом. Ибо врать можно долго, но нельзя врать пятый год подряд. Народ, видя беспросветность существования в родных городах, начинает искать новое место под солнцем. Пусть это место и не гостеприимное, но без обстрелов, без унизительных зарплат, без руководства, которое Кремль назначил с бухты-барахты, не интересуясь ни профессионализмом своих ставленников, ни человечьими качествами. Да и курс, которым плывут республики, не соответствует тому, который ожидался народом и на который намекали лидеры восстания весной 14-го года. Население поднялось против киевского национализма, за русские традиции, за присоединение к нашей Родине – России. Но не только за это, ещё и против олигархов и капитализма, за социальную справедливость. А что получило многострадальный люд через четыре года мытарств, лишений и смертей? Тот же капитализм, тех же олигархов, то же нежелание России принять Донбасс в свой состав. И ладно бы, не хотите – не надо, как-нибудь сами проживём, только нам надо признание независимости. Нам надо, чтобы не мешали освободить всю нашу территорию от оккупантов. Но ничего этого нет. И в обозримом будущем, без изменения кремлёвского курса, не предвидится.

Вот и растёт в народе недовольство и апатия. Если раньше не прекращающиеся праздники в Донецке собирали пол города, то теперь их посещают только жители мирных районов. Жители прифронтовых и так видят свою жизнь живописно, им не до зрелищ, им бы хлеба.

Как иллюстрация к сказанному, второй снимок Донецка.

Второй снимок сделан спустя четыре года – 24-го августа 2018-го года, в День Города. Раньше, включая 15,16 и 17 годы, улицы заполнялись гуляющим народом. Люди верили, что скоро война прекратится и можно будет снова жить мирной жизнью – ходить на работу, растить детишек, ездить в отпуск. Но не сейчас, когда пошёл пятый год войны и четвёртый год минского предательства.

Донецк пустеет. Пробок, так свойственных городу до войны, нет даже в будние дни. Все, кто могут, особенно специалисты, разъезжаются, кто куда. Кто на заработки, так как в Донецке работу найти сложно, а с достойной оплатой, почти невозможно. Кто на ПМЖ в Россию или к родственникам на Украину. Почему уезжают? Потому, что нет просвета во лжи и предательстве! Уезжают потому, что выжить в резервации, которую ещё и обстреливают, не реально. Потому, что из Москвы продолжают уверять в уважении территориальной целостности Украины. Правда о том, что Крым, как бывшая часть Нэзалэжной, уже отошёл от «территориально целостной Украины» и прибился к российскому берегу, предпочитают помалкивать. Вот и думай, теперь, как жить дальше, когда толкают назад, в Нэньку, но в Украину нельзя, да и нет теперь той, довоенной Украины с Профэссором во главе, а Россия даже признавать не хочет. Что ей проблемы жителей Донбасса, если она и к своим гражданам относится как к крепостным …

Вот так живёт Донбасс пятый год. Край металлургов и шахтёров, химиков и строителей. Регион, который до войны давал 25% ВВП Украины. Самый густонаселённый район, в котором проживало 7 миллионов населения. Сейчас Донецк и Луганск живут ожиданием и надеждой, что всё это когда-то должно кончиться. Кончиться победой справедливости и Донбасс снова заработает в полную мощь и снова забьётся его сердце. Снова по ржавым рельсам пойдут поезда с углём и прокатом, на полях заколосится пшеница и зацветёт подсолнух, а над заводскими трубами поднимутся разноцветные дымы. Снова дети без опаски пойдут в школы и садики, а трудящиеся поедут отдыхать в здравницы Мариуполя и Крыма.

Но ожидание не бывает бесконечным, да и надежда, со временем умирает, хотя и последней.

Если бы кто-то, кто всё знает наперёд, смог бы сказать, что скоро трагедия Донбасса прекратится и настанет мир, я бы ему, не раздумывая ни секунды, на радостях, отдал бы две свои зарплаты, которых у меня нет уже более четырёх лет.

Только отдавать некому. А жаль.

Артём Сергеев

25.08.2018

(Всего просмотров: 17, за день: 1)

Добавить комментарий