Артём Сергеев: СВОЛОЧИ -2

Голос Вестника

«Вашингтонский консенсус». Наверно, многие слышали этот термин. Но, не все знают, что это такое и как это повлияло на судьбу России, её народного хозяйства и на благосостояние населения.

3 апреля 2011 года, на очередной сессии МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне выступил глава МВФ Доминик Стросс-Кан. Он выступил с полуторачасовой речью, которая произвела эффект разорвавшейся бомбы. Он говорит о том, что «основополагающие принципы западной экономики оказались нежизнеспособными и даже опасными. До кризиса, сказал он, все были уверены, что «знают, как надо управлять экономическими системами. Существовал «Вашингтонский консенсус» который формировал вполне конкретные правила валютной и налоговой политики. «Консенсус» обещал, что отмена государственного контроля простимулирует экономический рост. Однако низкая инфляция, высокий экономический рост, слишком свободный и неподконтрольный финансовый рынок не гарантируют никаких позитивных эффектов. Вашингтонский консенсус с его упрощёнными экономическими представлениями и рецептами рухнул во время кризиса мировой экономики и остался позади», — заявил Стросс-Кан. В частности, западный мир понял, что «финансовый сектор нуждается в серьезном хирургическом вмешательстве с точки зрения регулирования». Стросс-Кан далее говорил о том, что необходимо «восстановить государственное регулирование (!), ограничить риски, возложить на финансовый сектор большую налоговую ответственность (!), добиваться большей справедливости».

Стросс-Кан доказал, что Вашингтонский консенсус послужил причиной кризиса 2008 – 2010 годов. В Вашингтоне придание огласке причин кризиса и речь в целом расценили, как вызов. Стросс-Кан заявил, что к мировому финансово-экономическому кризису привело именно выполнение правил Вашингтонского консенсуса, среди которых стремление к достижению низкого бюджетного дефицита, бурному экономическому росту, свободному, никем не контролируемому финансовому рынку и либеральным налогам.

США не простили Стросс-Кану такие революционные высказывания, которые нарушали заведенный мировой порядок. Тем более не простили его вольности воротилы Уолл Стрит, которые неплохо нагрели лапы на кризисе.

Вскоре после своего выступления 14 мая 2011 года был снят с рейса и арестован в Нью-Йорке по обвинению в сексуальных домогательствах к служащей отеля 32-летней уроженке Гвинеи Нафиссатоу Диалло

в котором он находился перед отлётом, но затем был выпущен под залог в 1 миллион долларов и переведён под домашний арест. Причём, под залог его выпустили только после того, как он подал в отставку со своего поста. Этот скандал помешал ему баллотироваться в президенты Франции. Также не состоялась его встреча с Каддафи, намеченная ранее. Планировалось решить судьбу золотого запаса Ливии и, как утверждают злые языки, обсудить появление золотого динара Муаммара Каддафи, как валюты альтернативной доллару.

2 июля 2011 г. нью-йоркский суд освободил Стросс-Кана из-под домашнего ареста в связи с новыми обстоятельствами дела: к прокуратуре попали материалы, которые доказывают, что горничная отеля «Софитель» лгала следователям, а кроме того появились подозрения, что женщина, обвинявшая Стросс-Кана в изнасиловании, всё подстроила. Уголовное дело было прекращено. Но президентом Франции Стросс-Кан не стал. Не появился на свет и золотой динар. А доллар продолжил победное шествие по земному шарику.

Так что же такое этот «Консенсус»? В восьмидесятые годы прошлого века развивающиеся страны, особенно латино­американские, находились в сильнейшем долговом кризисе. Тогда и появился на свет этот самый пресловутый «Вашингтонский консенсус» (в начале 1990 года). Автором программы был профессор Джон Уильямсон из Института мировой экономики Гарвардского университета.

«Вашингтонский консенсус», как программа, был предназначен именно для этой, латиноамериканской группы стран, находившихся в безнадежной долговой зависимости, и главной ее задачей было достижение такой стабилизации, которая обеспечила бы возврат долгов американским банкам. Этим странам и было предложено принять Программу — «Вашингтонский консенсус». Она называлась программой структурной перестройки их экономик и включала 10 пунктов. Это следующие:

• приватизацию;

• финансовую дисциплину;

• переориентацию государственных расходов, сокращение расходов на социальные нужды;

• реформу налогообложения;

• финансовую либерализацию;

• торговую либерализацию;

• достижение конкурентоспособности валютных кур­сов;

• ценовую либерализацию;

• открытие границ для прямых иностранных инвести­ций;

• укрепление имущественных прав собственников.

Программа не дала позитивных результатов странам Латинской Америки, их трудности только усугубились в результате попыток применить положения «консенсуса» к экономическим преобразованиям в их странах.

Именно этот «документ» и привезли в Москву американские «эксперты», возглавляемые Джерри Саксом. Привезли сразу же после попытки ГКЧП сохранить Советский Союз, так напугавшей США в конце августа 1991 года.

Когда Хазбулатов, возглавлявший в те дни Верховный Совет, рассказал недалёкому Ельцину всю историю с программой «Вашингтонский консенсус» тот был удивлен. Но Гайдар, Бурбулис, Чубайс и К° сумели его успокоить, Ельцин упорно продолжал настаивать на верности «избранного курса».

СВОЛОЧИ

Он продолжал настаивать на выполнении «Консенсуса» даже тогда, когда всему миру был очевиден крах этой программы  везде, где пытались его осуществить. Конечно, программа являлась мощным инструментом МВФ, ее курировал исполнительный директор МВФ  Ми­шель Камдессю.

Верховный Совет мешал правительству Гайдара применить «Вашингтонский консенсус» в России и пытался смягчить шоковую терапию. Кстати, термин «шоковая терапия» принадлежит польскому премьеру Бальцеровичу, который первоначально принял указанную гарвардскую «Программу» и попытался ее внедрить, но быстро отказался от нее, просчитав гибельные последствия. В результате «большая приватизация» в Польше началась спустя более 10 лет после того, как эта страна приступила к радикальным реформам в 2000 году. Таким образом, «Вашингтонский консенсус» не был реализован в полном объеме ни в одной стране мира, кроме России. Все это умалчивается до сегодняшнего дня.

Но правительство «реформаторов» ухватилось за эту программу, как дурень за погремушку, и началось внедрение её в жизнь. Как мы уже говорили, Верховный Совет всячески способствовал торможению дикой приватизации и ломки народного хозяйства. В частности, им было предложено разделить экономику на два сектора:

Первый сектор:

• тяжелая промышленность, отдельные отрасли маши­ностроения, включая ВПК;

• недра, добыча руд, нефти, газа и все трубопроводы;

• железные дороги, базовый морской транспортный флот, речной флот, весь гражданский флот.

Эти отрасли и сферы экономики должны были сформи­ровать государственный сектор экономики.

И второй сектор:

• легкая и пищевая промышленность;

• торговля — внутренняя и внешняя, отрасли машиностроения, ориентированные на производство товаров для нужд экономики и населения;

• гражданское строительство, вся сфера «экономики строительства», включая лесо- и деревообрабатывающую промышленность;

• производство различных стройматериалов и пр.;

• производство бытовой техники (телевизионной и пр.), и многое другое, не попадающее в перечень «первой группы».

При этом важнейшим направлением приватизации рассматривался механизм стимулирования создания новых предприятий частного сектора, а не просто перевод предприятий из одного качественного состояния в другое.

По сути эти предложения – бомба под советскую экономику, но бомба более мягкая, более размытая во времени. Ибо, как говорится в старой народной сказке: стОит только разрешить лисичке положить хвостик на порог избушки и, глядишь, а она уже внедрила в твою избушку весь свой рыжий организм, и тебе уже тесновато с новой гостьей. А через недалёкое время вы меняетесь с ней ролями. Уже хозяйка она, а вы пляшете под музыку, которую заказывает новая мадама.

Правительство, которое претворяло в жизнь планы Вашингтона, возглавил Егор Гайдар. Он был и.о. главы правительства РФ всего 6 месяцев: июнь—декабрь 1992 года, но наворочал столько, что до сих пор разгрести не могут. Да и не пытаются.

Гайдар был партийным журналистом-публицистом, получил экономическое образование в МГУ. Никем и ничем никогда не руководил, никакими экономическими исследованиями не занимался. Работал редактором в отделе экономики журнала ЦК КПСС «Коммунист». Затем его повысили — перевели, в 1989 году, редактором отдела экономики «Правды» — центрального органа ЦК КПСС. Гайдар стал консультантом министра финансов Валентина Павлова, который задался целью выполнить две задачи, которые, на его, Павлова, взгляд, могли решить серьезные финансово-бюджетные проблемы СССР.

Первая задача: в 4—10 раз повысить цены на потребительские товары и продукты питания (при минимальном повышении заработной платы).

Вторая задача: «распылить» сбережения населения на счетах сберегательных касс (то есть Госбанка). Павлов исходил из вульгарной концептуальной идеи, что накопленные крупные сбережения населения (свыше 700 млрд. долл.) «давят» на бюджет, способствуют его неустойчивости. Этот план Павлова Гайдар сумел осуществить (вместе с Геращенко) через печатание новых денежных купюр, то есть стимулирование инфляции. Тут будет уместно вспомнить новые купюры в 200 и 2 000 целковых, выпущенные несравненной Эльвирой, нашей, Сахипзадовной.

Одним из «советчиков» этих неразумных идей и являлся Гайдар. «План Павлова» в полном объеме и был реализован Гайдаром, который Ельциным преподносился как высшее достижение реформаторской мысли!..

СВОЛОЧИ

Конечно, никаким реформатором Гайдар не был: для него что социализм, что капитализм — понятия достаточно абстрактные, главное для него – это то, что может дать ему лично, его среде, его корпорации нахождение во Власти. Его внедрила в ельцинскую стаю старая московская бюрократия, которая, расставшись с политической властью, мгновенно оценила ситуацию и бульдожьей хваткой вцепилась в финансово-экономический сектор в ожидании грядущей приватизации.

В силу абсолютного незнания того, что он должен был делать, возглавив финансово-экономический блок правительства, Гайдар слепо полагался на своих заокеанских советников. А они предоставляли России далеко не лучший американский товар. Так премьерство Гайдара стало ловушкой для России. За один год своего пребывания у власти, а это почти весь 1992 год, Егор Гайдар и Геннадий Бурбулис сумели провести следующие диверсии:

— блокирование производственного процесса в масштабах всей страны и прежде всего в промышленности и сельском хозяйстве, отказ от их кредитования;

— либерализация цен на все виды изделий, в том числе на продовольствие и товары народного потребления;

— «распыление» сбережений населения на счетах сберегательных касс без каких-либо государственных обязательств.

СВОЛОЧИ

Также за время премьерства Гайдара были проведены мероприятия, имевшие, колоссальные гибельные последствия для миллионов людей, для экономики страны:

• Переход всей экономики с 1 января 1992 года на свободные цены, в том числе на продукты питания и потребительские товары. Как заявил Ельцин в своем докладе Съезду, «эта мера приведет к конкуренции и в течение месяцев со времени перехода на свободные цены, рынок наполнится товарами и начнется снижение цен». Писал текст выступления Ельцина — Гайдар! Писал публицист, но никак не профессиональный экономист!

• Изменение налоговой системы, в частности установление налога на добавленную стоимость в размере 32%. При введении этого налога Верховный Совет настаивал на снижении его уровня до 20%, но Ельцин просил согласиться, хотя бы на время, с правительственной инициативой, и этот норматив утвердили. Однако довольно быстро обнаружились крайне отрицательные последствия такого высокого уровня этого налога. И по инициативе Верховного Совета сократили этот вид налога — до 28%, а в отраслях детского питания — до 20%.

• Установление новых бюджетных приоритетов с целью достижения бездефицитного годового бюджета. Это было основное требование специалистов МВФ, которые в значительном количестве работали советниками консультантами у Гайдара. В результате были многократно сокращены государственные расходы на финансирование экономики: промышленность, энергетика, транспорт, сельское хозяйство, гражданское строительство, здравоохранение, образование, наука, содержание домов отдыха, детских садиков и яслей; заморожена заработная плата.

• Началась реализация первого этапа приватизации, которая, в основном, касалась сферы розничной торговли, но вскоре была перенесена и на промышленность. Приватизация проводилась с чудовищными искажениями Закона, на основе президентских Указов и Постановлений министерства приватизации, возглавляемого Чубайсом.

В апреле 1992 года инфляция фактически стала галопирующей, она быстро перешла в стадию гиперинфляции, но правительство не хотело признать этот очевидный факт. Спад производства приобрел катастрофические обороты. Быстро накапливалась задолженность предприятий, неплатежи, поскольку не хватало оборотных средств. Их негде было по­лучить — этому препятствовала политика Гайдара.

СВОЛЧИ

Эти реформы Гайдара стали угрозой для целостности Государства.

Вскоре после прихода к власти Черномырдина, в начале 1993 года, Верховный Совет потребовал у правительства доклад о состоянии продовольственного обеспечения населения. В докладе было указано следующее: за про­шедший «гайдаровский» год

– производство зерна в России сократилось на 18% (в том числе в результате провала уборочной кампании) — такого провального спада не было после 1945 года;

– снижение производства мяса было просто катастрофическим, составив более 21%;

– посевные площади всего лишь за этот «гайдаровский год» сократились на 24%;

– поголовье крупного рогатого скота — на 22%, овец — 28%, свиней — 11%.

Вот они — самые конкретные результаты деятельности этого первого «реформаторского правитель­ства» во главе с самим президентом Ельциным.

Таким образом, за один год потери Российской Федерации только в сфере сельского хозяйства были сравнимы с его потерями в период Великой Отечественной войны (1941—1942 годов), когда большая часть Европейской России была оккупирована немецкими войсками. А вы говорите: «Гитлер» …

Правительству «реформаторов» удалось: понизить уровень жизни населения, добиться спада эффективности производства, загнать страну в устойчивый экономический кризис, укрепить диктаторский строй в России, уронить престиж страны в мире.

Всей этой вакханалией руководил Непросыхающий Алкаш Всея Руси, Борис Ельцин. Откуда он свалился на нашу голову?

Руслан Хазбулатов говорил о ЕБНе, как очеловеке из бывших партийных чиновников высокого ранга, руководивших областями, краями, республиками Россий­ской Федерации, которые были выдвинуты «наверх» Системой, во второй половине 80-х годов, не в силу их способностей, а исключительно с позиции их лояльности Системе и преданности аппарату ЦК КПСС и его вождям. В то время, как личности они были серенькими, ничтожными бюрократами, неспособными адаптировать Систему к новым реальностям завершающегося XX столетия.

Отсутствие глубоких знаний и культуры компенсируется у таких деятелей большим практическим опытом работы в бюрократической системе, где такие люди приобретают навыки выживания: хитрость, коварство, умение интриговать и стравливать людей, наслаждаясь их борьбой на уничтожение.

Политика развращает слабый ум, делает из него жалкую марионетку тех групповых интересов, носителями которых он является. Многое в деятельности таких политиков зависит от предшествовавшего опыта, общих знаний, интеллекта, культуры, среды, в которой воспитывался и делал карьеру.

Ельцин возглавивлял Свердловскую область и приглашён Михаилом Горбачевым на пост руководителя отдела ЦК КПСС в 1986 году. В тот период Горбачев устроил «большую чистку» под лозунгом «омоложения», изгоняя из руководства тех людей, которые имели свое мнение — и уже этим представлялись Горбачеву и его «свите» опасными.

СВОЛОЧИ

Вскоре Ельцин был направлен на руководство Московским городским комитетом КПСС — то есть стал полновластным хозяином Москвы. Москва тогда была разделена почти на 30 районов. Начал Ельцин с того, что самовластно изгонял руководителей районов и назначал на их место других, менял директоров заводов, устраивал шумные заседания, на которых сурово критиковал и жестоко наказывал за «недостатки. Дело дошло до того, что ряд руководителей покончили жизни самоубийством, другие слегли в больницу с инфарктами. Но, странное дело, ситуация в Москве становилась все хуже и хуже — планы не выполнялись по всем направлениям. И если москвичи, уставшие от долго­летнего правления прежних чиновников, вначале встретили Ельцина с энтузиазмом, то вскоре разочаровались в нем, и уже к 1998 году относились с привычным недоверием — уже тогда начались бесконечные очереди за продовольствием, детской одеждой, ширпотребом.

Недовольство Ельциным, не справлявшимся с ситуацией в Москве, возрастало и в Кремле. Его все чаще критиковали за провалы в плановых показателях, за кадровый произвол, недостатки в области снабжения москвичей.

Обладая огромным опытом работы в партийной бюрократии и обостренным чутьем, Ельцин почувствовал серьезную опасность и … подал в отставку с поста первого секретаря Московского горкома КПСС. При этом он обвинил Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева в том, что он сам «тормозит перестройку», недостаточно последовательно «переводит партию на ленинские принципы коллективного руководства», «не опирается на низовые партячейки» и т.д. Ельцин прекрасно усвоил принцип, что лучшей защитой является нападение. Этим он будет пользоваться все последующие годы своей бесславной жизни. И небезуспешно.

А тогда, Горбачев собрал пленум ЦК КПСС, на котором рассматривалась просьба Ельцина об отставке. Многие требовали исключения Ельцина из рядов КПСС, особенно настаивал на этом член политбюро и секретарь ЦК Лигачев, который, кстати, был главным инициатором возвышения Ельцина и перевода его из Свердловска в Москву. «Ты не прав, Борис» — сказал Лигачев. Очевидцы и участники этого пленума рассказывали, что Ельцин представлял жал­кое зрелище — видеть огромного мужика на трибуне, и со слезами на глазах умоляющего: «Не исключайте меня из КПСС, у меня ничего нет, кроме родной партии!» — было попросту, по их признанию, невыносимо. Ельцина в КПСС оставили, отставку приняли. Горбачев сказал в конце засе­дания: «Я тебя в политику не пущу!», но смилостивился и дал Ельцину хорошую должность — первый заместитель председателя Комитета по делам строительства Совета ми­нистров СССР — в ранге союзного министра. Потом, уже обладая неограниченной властью, Ельцин издаст указ о запрете деятельности КПСС. Это будет 1 августа 1991 года.

СВОЛОЧИ

Это яркий пример того, как чиновник «средней руки», волей судьбы, случая, сплетения различных обстоятельств пришёл во власть.

Затем он развалил СССР и на его обломках возглавил в качестве президента Российскую Федерацию. Жажда власти, причем власти абсолютной, в нем была велика. Он смертельно боялся ее потерять. Понявший вкус власти, этот человек органически не понимал, почему «кто-то» (Парламент, Конституционный суд), может ущемлять его право быть верховным правителем, царем, самодержцем. Закон? «Закон — это Я» — вот его кредо.

При этом абсолютно никаких нравственных убеждений у него не было. Это хорошо проиллюстрировал в своем по­следнем интервью по TV бывший премьер Виктор Черномырдин. В частности, он сказал следующее: «Как-то я спросил Ельцина, если бы он стал Генеральным секретарем ЦК КПСС, пошел бы он на слом партии и демонтаж СССР?» — «Никогда!» — твердо ответил Ельцин.

Ельцин попросту мстил своим бывшим соратникам по ЦК КПСС. И соответственно, никаких моральных, этических принципов с позиций интересов общества, интересов государства у него не было и в помине. Месть и зависть, подлость и коварство — вот что двигало в политике этого человека.

Горбачев «пустил» Ельцина в политику — Горбачев стал заложником своей политики. Этим, разумеется, и воспользовался Ельцин — он был избран депутатом и в Парламент СССР, и Парламент Российской Федерации.

Чуть позже Хазбулатов хвастался, как, несмотря на все ухищрения Горбачева и его сторонников-коммунистов в российском парламенте, им удалось буквально «протащить» Ельцина на должность Председателя Верховного Совета Российской Федерации на первом Съезде народных депутатов России в мае 1990 года. А уже 12 июня 1991 года, прежде всего стараниями российского парламента и местных Советов, они обеспечили избрание Ельцина президентом России. Тогда, по его настоятельной просьбе, Хазбулатов был избран первым заместителем Председателя Верховного Совета. В виде ответной услуги.

СВОЛОЧИ

Вскоре, после развала СССР, начались противоречия: Ельцин тяготился необходимостью согласовывать многие стороны жизни общества с Верховным Советом. Он предпочитал принимать «указы», выходя далеко за пределы своих конституционных полномочий.

Как говорят некоторые обозреватели, Горбачёв дал стране демократию, а Ельцин её отнял, расстреляв основу демократии — всенародно избранный Парламент, создав не просто автократический, но полудиктаторский полити­ческий режим. И если он не стал настоящим диктатором — не потому, что он этого не хотел, а просто в силу личного ни­чтожества. Все эти телодвижения обоих нелюдей повлекли за собой разрушения великой евразийско-русской цивилизации — Империи СССР.

СВОЛОЧИ

Как всякий мелкий, плохо образованный и ничтожный человек, Ельцин шагу не мог сделать без подсказки своих помощников, многочисленных консультантов и советников. Они играли огромную роль в принятии им решений. Самые авантюристические, незаконные решения немедленно облекались в правовую форму Шахраем (говорящая фамилия). В советниках Ельцина ходила его дочь Татьяна Дьяченко, её муж Валентин Юмашев – бывший редактор «Огонька», тренер ЕБНа по теннису – Шамиль Тарпищев. Советовали алкашу и Бурбулис, и Полторанин, и его телохранитель Коржаков. Также в списках визирей находились деятели «Демократической России», типа Травкина, лжедемократы из межрегиональной депутатской группы (МДГ), лидеры которой первоначально рассматривали Ельцина как «бульдозер», который должен был сместить Горбачева, развалить СССР, а затем… уйти, чтобы они воссели в Кремле. В эту группу входили такие небезызвестные люди, как Бурбулис, Болдырев, Вакарчук (папаша картавого украинского спивака), Коротич (наставник русофоба Д.Гордона), Сулакшин, Щекочихин (журналист, отравленный спецслужбами), Собчак (крёстный папаша Путина), академик Сахаров, Памфилова (ныне королева урны) и другие нетоварищи. Был рядом и такой персонаж, как генерал Волкогонов, который многое сделал, чтобы подвигнуть Ельцина на расправу с Верховным Советом, был обласкан НБНом, а потом продал американцам свой личный архив со множеством секретных документов из Генштаба.

В такой обстановке, в России действовали американские «советники», предложившие программу Вашингтонского Консенсуса, которая ранее проваливалась во всех странах, где её принимали.

У Ельцина, при отсутствии выраженного интеллекта, была животная хитрость и изворотливость, и неистребимая жажда власти, власти — любой ценой. При этом он был под­вержен страхам, переходящим в панику. Именно страх быть отстраненным от власти, бросил его в паническое состояние, усугубленное алкоголизмом. В таком состоянии он и приказал подготовить и осуществить государственный переворот. Не нашлось рядом ни одного авторитетного деятеля, который убедил бы его не совершать это тяжкое преступление.

Программа Консенсуса, в отличие от программы Верховного Совета, требовала ускоренной приватизации, а вместе с ней резкого сокращения социальных расходов, закрытия множества предприятий, сокращение аграрного сектора и многое другое. Но Верховный Совет тормозил её продвижение. Для реализации концепции, выдвинутой ВС, Съезд избрал премьером Черномырдина, отправив в отставку Гайдара. Был декабрь 1992 года.

Некоторые историки склоняются к тому, что это послужило одной из главных причин того, почему президент США Б. Клинтон и канцлер Германии Г. Коль решили поддержать Ельцина в его преступных намерениях уничтожить российский парламент. Добившись поставленных целей, США и Германия фактически превратили Россию в поле своей колониальной деятельности; началась деиндустриализация России.

Правительство Ельцина — Гайдара — Бурбулиса в 1992 году взяло курс на осуществление тотального разрушения всей экономики, при этом о созидании речь вообще не шла. Правда, и последующие правительства на всем протяжении 90-х годов (особенно это относится к разрушительной деятельности Черномырдина) продолжили почти в неизменности эту линию, истощив экономический потенциал и способствуя «вымыванию» многих современных отраслей машиностроения. По-видимому, эти потери уже невосполнимы для российского народного хозяйства страны, как показывают события первого десятилетия XXI века.

СВОЛОЧИ

Имя Егора Гайдара по нелепому стечению обстоятельств прочно вошло в историю российских реформ. Но что мог сделать человек, даже, предположим, весьма талантливый, многоопытный, в течение всего лишь одного года, когда он находился в должности министра финансов и экономики (6 месяцев), и в должности и.о. премьера (еще 6 месяцев)? Какого позитивного результата он мог добиться за 1 год? Именно позитивного! Негативный результат, разрушительный, делается очень просто. И как, находясь в здравом рассудке, можно утверждать о чуть ли не мифической роли этого человека — «преобразователя страны», и что еще глупее — о деятеле, «спасшем Россию от голода»?

В РФ даже форум проводят его имени. Стоит обратить внимание не персонажей, участников этого форума. Сплошь либерасты да олигархи, вперемешку с эффективными менагерами, начинавшие ещё в 90-е. Все они начали и продолжают развал нашей бывшей общей Родины. А главному виновнику развала Советского Союза, его последователь и единомышленник даже пирамиду воздвиг в Екатеринбурге, куда водят наших детей и рассказывают им, что Ельцин был героем России и реформатором. Ещё бы! Маразматичка Наина Ельцина даже назвала годы правления ЕБНа «святыми 90-ми». Да, для их сборища 90-е действительно были святыми. В те годы не только шло наращивание капитала от грабежа державы, но и строились новые устои тоталитарной системы.

Именно в те годы власти удалось вбить в головы населению мысль об их полном бесправии и ничтожности. Привить мысль, что признак успеха – это количество денег не счёте. Теперь нет понятия трудовой коллектив. Есть условный офис с множеством кабинетов, в которых корпят маленькие, безликие существа – безропотные и бессловесные, пачкающие штаны при каждом чихе в коридоре.

Что делать, чтобы снова превратиться из молчаливых рабов в полноценных людей? Для начала надо говорить вслух о проблемах своих и страны. Дома, с соседями, с сотрудниками, с любовницами и с собутыльниками. Самое главное – научиться называть вещи своими именами и желательно на русском языке. Не надо наёмного убийцу называть киллером. Потому, что он убийца. Не надо называть человека, который наживается на перепродаже товаров, бизнесменом. Потому, что он спекулянт. Или барыга, кому как привычней. Чиновник, берущий мзду, имеет название взяточник. Банкир по сути обычный ростовщик, процентщик, как та старуха, с которой общался Раскольников. А тот, кто при должности с окладом в 50 тысяч имеет трёхэтажный особняк и по лимузину для себя, жены, сынишки и собачки Жучки, называется вор. Тот, кто замутил Минский сговор для Донбасса, называется предатель. А тот, благодаря кому от России разбежались все союзники, называется вражеский засланец, или секретный сотрудник, сокращённо сексот.

Освоив этот Букварь, можно переходить к более сложным заданиям. Попытаться вслух назвать правительство антинародным, а его деятельность планомерным ограблением и уничтожением населения. Причём, чем чаще мы будем произносить название предметов и явлений правильно, тем большая вероятность того, что мы ещё при этой жизни избавимся от СВОЛОЧЕЙ.

А там, глядишь, и социализм снова осилим. Если все скопом, всей гурьбой. Иначе никак – по одиночке не сдюжим в этом противостоянии.

24.09.2018

Добавить комментарий