Анатолий Несмиян (EL_MURID), 01.10.2018

Выбор редакции

🇨🇳 Хорошо забытое старое

Кремлевские готовят новую пенсионную систему ускоренными темпами. Повышение возраста – только часть афёры. Далее следует новый виток ограбления, суть которого довольно проста: всех граждан добровольно-принудительно переведут на “новую” накопительную систему по принципу: кто не отказался, того автоматически поставят на учет в том пенсионном фонде, в котором он уже состоит, а все остальные (благо уже не один пенсионный фонд благополучно обанкротился и испарился с деньгами) так же “добровольно” учтут в пенсионном фонде ВЭБа, который станет, судя по всему, крупнейшим.

В течение шести лет размер взносов на это “добровольное” накопительное страхование доведут от 0 до 6 процентов, что фактически будет означать увеличение подоходного налога с 12 до 18 процентов.

Главное – прежние накопления уже официально никто возвращать никому не будет. Их украли и забыли. В законе о бюджете украденные средства продолжают называть “замороженными” на неопределенный срок, что выглядит странно – как можно заморозить то, что уже украдено и чего уже не существует в природе? По факту все предыдущие пенсионные накопления постигла судьба накопленных средств в Сбербанке – их нет и уже не будет. Сбербанк, когда нужно, гордо говорит о своей более чем столетней истории, но когда речь заходит об исчезнувших “советских” накоплениях, тут же морозится и рассказывает, что это не он, это совершенно другое юридическое лицо – вот его и спрашивайте. “При чём тут мы?”

Собственно, такая модель, вероятнее всего, будет применена и к нынешней “новой” пенсионной накопительной системе. Пройдет какое-то время, уже “новые” накопления точно так же украдут, после чего новый президент – какой-нибудь “Банкетный”, “Удмурт” или “Говорун” (а то и обновленная, модифицированная и улучшенная его версия) – выйдет, разведёт руками и скажет: “А при чем тут я? Все вопросы к предыдущему президенту – он вам обещал и клялся честью офицера. А я тут вообще не при чём”. И – снова по-новой. Снова нас убедят, что мы живем всё лучше и дольше, а потому возраст нужно срочно поднять до 70, снова заморозят уже нынешние накопления и создадут новую накопительную систему – ещё краше предыдущей.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/horosho-zabytoe-staroe-5bb1edf964e59d00aa67876e?from=editor

🇨🇳 Иранский ракетный удар

“Удар возмездия” Ирана по территории ИГИЛ в Сирии с военной точки зрения обсуждать абсолютно бессмысленно: одиночные ракетные пуски по групппировке, рассредоточенной по локациям таким образом, чтобы минимизировать любые потери от любых воздушных нападений, даже теоретически не могут быть эффективными. Хорошо, хоть у иранских ракетчиков ума хватило не рассказывать про стратегические склады, центры управления и штабы боевиков, а также про тысячи убитых боевиков и сотни высших командиров. Приоритет по этим сводкам закреплен за российским Генштабом, и его точно никто не намерен оспаривать.

А вот если брать “невоенную” составляющую “удара возмездия”, то тут, конечно, всё интереснее.

Во-первых, удары наносила не армия Ирана, а Корпус стражей исламской революции. Что, впрочем, логично – именно он ведет войну в Сирии и Ираке, а потому ему и отвечать на теракты, которые проводит ИГИЛ в качестве мести за геноцид, который проводит КСИР на территориях проживания иракских и сирийских суннитов. КСИР – параллельная иранская армия, что-то типа СС в гитлеровской Германии или Росгвардии в России, которую тоже пытаются выстроить примерно по этому же принципу. Армия вообще не очень любит участвовать в политических авантюрах и откровенном геноциде мирного населения (и чужого, и своего), поэтому приходится создавать параллельные ей карательные структуры. Чем больше задач по борьбе с “неконвенциональным” противником, тем сильнее каратели по сравнению с армией. В Иране это доведено уже, пожалуй, до абсурда – даже в России у Росгвардии пока нет доступа к оперативно-тактическим ракетным системам, хотя локальный бунт в любом единичном регионе России она, безусловно, утопит в крови уже сейчас.

Во-вторых, ракетные удары были проведены через зону американской оккупации восточнее Евфрата. С определенным намеком, что если потребуется, то целью может стать и она. Американцы вполне стоически и без особой рефлексии проводили взглядом летящие над ними ракеты, что, впрочем, как раз понятно – в случае удара Ирана по американцам или их прокси лучшего повода для США и преставить себе невозможно. Примерно такую же логику, кстати, преследовали и удары российских “Калибров” из зоны Каспийского моря – ИГИЛ там был десятой целью, гораздо важнее было продемонстрировать странам Каспийского бассейна, кто в регионе хозяин. Учитывая, что Кремль вел (и ведет) войны уже с двумя бывшими “братскими” республиками, в его способности развязать войну еще с кем-то из “республик-сестер” и так никаких сомнений нет.

Практической ценности такие угрозы, конечно, не несут. Точечные удары никак не отвечают на вопрос о возможностях массированного пуска иранских ракет, а также совершенно непонятны возможности американских (да и израильских) систем ПВО противодействовать таким пускам. Израиль во время войны в Заливе, кстати, вполне достойно сумел отразить довольно массовые пуски ракет из Ирака. Не все из них удалось сбить, но большая часть долетевших попала совсем не туда, а оставшиеся причинили не столь уж значительный ущерб. Как будет выглядеть гипотетическая атака Ирана сегодня – сказать сложно, эти вопросы вообще всегда находятся за гранью вероятностей и точный ответ на них может быть получен только в случае реальной атаки, что, в общем-то, почти фантастика.

В общем и целом удар КСИР по ИГИЛ выглядит как фраза: “Вы пошутили, мы посмеялись”. Практический смысл ударов невелик, политический смысл отсутствует. В качестве красивой картинки и новости на день – вполне нормально.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/iranskii-raketnyi-udar-5bb1e0d6ed74f800a9b37db1?from=editor

🇨🇳 Судьба соглашения

Судорожно сляпанное на коленке соглашение по Идлибу трещит по швам. Хотя пока еще не разваливается. Откровенно говоря, чем-то оно сильно напоминает историю с лихорадочным “проектированием” Турецкого потока по принципу: “Давай-давай, потом разберемся”, да и Минские соглашения где-то очень рядом. Почерк один, кретинизм тоже вполне на уровне, так что авторство угадать весьма несложно: кто же еще, как не один известный гений галактического масштаба мог измыслить подобную ахинею?

Проблемы соглашения, суть которого – в установлении 15-20-километровой демилитаризованной зоны по периметру фактической линии соприкосновения, начались сразу. Во-первых, у России просто нет такого количества наземных сил, чтобы обеспечить контроль периметра – даже не сплошной, а на блок-постах. Могучая российская армия не может перебросить в Сирию наземную бригаду, необходимую для реализации соглашения. Ну вот не может и всё. А потому правдами и неправдами пытается пропихнуть на эту работу силы Асада или своей туземной “Дикой дивизии” – 5 корпус. Даже не турки, а боевики “умеренной” и не очень “умеренной” оппозиции категорически против присутствия Асада на “демилитаризованной” территории и попросту гоняют их. Особенно лютует небезызвестная “Джейш аль-Изза”, безнаказанно осуществившая большую часть авианападений на российскую базу Хмеймим. При этом боевики совершенно справедливо указывают на то, что в соглашении про Асада нет ни слова: там сказано только о турецких и российских военных. Точка.

Асад точно так же недоволен соглашением (которое было заключено без его участия и за его спиной), так как рассчитывал на карательную операцию и захват хотя бы Джиср аш-Шугура и Маарат ан-Нумана, чего теперь по соглашению ему не видать. А эти городки имеют важное значение, как крупные перекрестки провинции и точки связности, позволяющие контролировать территорию на 30-40 километров вокруг себя, что практически составляет половину провинции.

Находящееся в зоне деэскалации население проводит митинги, а старейшины – собрания, на которых требуют не только дать отпор Асаду, но и вернуть обратно часть территорий, находящихся сегодня под его контролем. Если же учесть, что значительная часть боевых группировок в Идлибе – это фактически местные ополчения, для которых решения старейшин – не пустой звук, принятые требования шейхов не выглядят чем-то абстрактным.

Турки сумели окончательно договориться с руководством Джейш аль-Ислам, и теперь группировка численностью примерно в 10 тысяч штыков полностью лояльна Турции и будет полностью координировать свои действия с военным руководством создаваемой Турцией Национальной армии Сирии. Турки фактически выиграли ее у саудитов. Асад, выселив Джейш-аль-Ислам из Восточной Гуты, лишь укрепил оборону неподконтрольных ему северных территорий.

Говоря в целом, соглашение по Идлибу было заключено чуть ли не в последний момент перед массированным ударом коалиции по войскам Асада и иранским прокси, собранным вокруг провинции. Именно цейтнот вынудил по-быстрому лепить документ, не проработав его ни в одном пункте: чтобы притормозить вот-вот готовое начаться наступление без потери лица. Соответственно, все неучтенные моменты начинают вылазить сейчас.

Для турок ситуация с соглашением предельно комфортна: они заинтересованы только в одном – времени. Им требуется от двух до четырех месяцев, чтобы окончательно провести все необходимые организационные мероприятия по созданию на территории Идлиба военной и гражданской инфраструктуры управления, ввести в провинцию достаточное количество своих войск и укрепить аванпосты. По соглашению на Турцию возлагается обязанность разоружить и отправить по домам джихадистов, однако турки совершенно не спешат с этим, так как пока это совершенно неактуально: джихадисты ведут себя относительно предсказуемо и лояльно, а самое главное – наличие радикальных группировок позволяет угрожать Асаду вводом дополнительного контингента военных США в провинцию. Американцы еще перед заключением соглашения сделали недвусмысленный намек на то, что готовы провести спецоперацию или целую их серию для ликвидации руководителей радикальных группировок в Идлибе. Проблема в том, что если американцы куда-то вошли, то выйти оттуда они не спешат, а уж выгнать их оттуда вообще нереально.

Подытоживая, можно констатировать то, что в целом и так известно: среди всех внешних игроков в Сирии Путин – самый слабый. И в военном, и в дипломатическом плане. Что не должно вызывать никакого удивления: в военном отношении у Кремля самая слабая группировка с крайне уязвимыми линиями снабжения. В политическом плане Кремль, уйдя из региона в девяностые, утратил главное – личные связи и профессионалов по региону. Что позволяет туземцам обманывать и “разводить” ничего не понимающих в местной специфике русских. Ну, про рухнувший управленческий и интеллектуальный уровень в современной России и говорить не приходится – этот фактор является величиной по умолчанию.

Соглашение по Идлибу позволило довольно беспроблемно сорвать карательную операцию в Идлибе. Оно дало значительное время для Турции для укрепления своих позиций на севере Сирии. Соглашение поставило коалицию России и Ирана перед фактом: все, война закончилась. Боевые действия даже локального масштаба никто проводить уже не даст. Однако ни Кремль, ни Иран так и не смогли достичь своих целей (причем как раз Иран в этом вопросе продвинулся существенно дальше Кремля). Что делать дальше – неясно.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/sudba-soglasheniia-5bb1ca68cfd97c00ab11e957?from=editor

🇨🇳 Гулмурод Халимов

Таджикский ресурс “Ахбор” утверждает (точнее, информирует), что известный командир ИГИЛ и военный руководитель обороны Мосула Гулмурод Халимов сейчас находится в Афганистане и готовит вторжение в Таджикистан.

То, что Халимов жив и не погиб в Мосуле, информировали минимум два разных источника в 17 и в начале 18 года. Подтверждений не было, но как минимум сообщения на эту тему попадались. Нынешнее сообщение – третье.

После утраты территории в Сирии и Ираке произошла вполне ожидаемая сепарация боевиков и их эвакуация на родину или соседние с ней страны. Логично, что значительная часть этнических узбеков и таджиков (равно как и уйгуров), откочевали именно в Афганистан. Общая численность “ветеранов” ИГИЛ, ушедших в Афганистан, оценивается числом в 4-6 тысяч человек. При этом не менее трети этого числа воевали в спецподразделениях ИГИЛ типа “Джейш аль-Осса”, созданных специально по типу интербригад, причем (что характерно), рабочим языком большинства таких спецподразделений был русский язык наряду с арабским.

4-6 тысяч ветеранов – это очень много, особенно, если учесть, что они имеют опыт борьбы с серьезным противником и в самых жестких условиях. Армия Ирака по сравнению с афганской армией выглядит очень убедительно.

ИГИЛ в Афганистане пока лишь наращивает свою социальную базу, делая ставку на “слабые” пуштунские племена и национальные меньшинства, которые в целом не поддерживают ни Талибан, ни правительство. Попытка закрепиться в северных провинциях Афганистана “сходу” у ИГИЛ не удалась. Талибам удалось вытеснить ИГИЛ по всему периметру северной границы Афганистана. По всей видимости, соглашения России с талибами, которые являются секретом полишинеля, и были направлены на вооружение Талибана (в чем Кремль обвиняют американцы) в обмен на вытеснение ИГИЛ с северной афганской границы. Если это так, то такой размен выглядит относительно разумным – Талибан по крайней мере не имеет явно выраженных территориальных претензий к странам Центральной Азии. ИГИЛ же вообще не признает никаких границ.

Появление в Афганистане профессионалов уровня Халимова говорит о серьезных планах Исламского государства в этом регионе. Ресурсно Афганистан выглядит крайне привлекательно: занимая не просто доминирующую, а абсолютную долю в мировой торговле героином, он способен обеспечить финансово любую группировку, которая возьмет под контроль этот бизнес, а уж у Исламского государства с такой способностью проблем не существует. Кроме того, в Афганистане есть и другие, не менее важные источники возможного поступления валюты – изумруды и месторождения лития среди них наиболее востребованные и ликвидные.

Накопленные Исламским государством финансовые ресурсы оцениваются в 5-7 миллиардов долларов. Для группировки, ушедшей в подполье, это колоссальные деньги, позволяющие вести свою борьбу на огромной территории продолжительное время. Но, естественно, ИГИЛ заинтересован не просто в борьбе, а в экспансии, и поэтому вопрос ресурсного обеспечения является ключевым.

Исламскому государству нужен новый джихад, под который оно будет проводить мобилизацию сторонников по всему миру, наращивая свою численность. Для этого ему нужны ресурсы, которые можно добыть относительно быстро и безопасно. Афганистан – идеальная площадка для решения всех этих задач, и логично, что туда командируется один из наиболее профессиональных военных руководителей группировки, тем более, что по стечению обстоятельств, он еще и уроженец этого региона.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/gulmurod-halimov-5bb0f07413212000aa1d72c3?from=editor
____
Источник

(Всего просмотров: 1, за день: 1)

Добавить комментарий