Анатолий Несмиян (EL_MURID), 04.10.2018

Выбор редакции

🇨🇳 Занимательное мафиоведение

После публикаций о настоящей фамилии ируканского (зачеркнуто) российского шпиона-отравителя вчера последовала история о выдворении сразу четырех таких же неуспешных шипонов из Европ за попытку проникновения на сайты ОЗХО (кстати, странно, везде пишут, что в России интернет получше будет, зачем за киберпроникновением ездить в Европу?). При этом опубликован факт знатного “залета” одного из четырех упомянутых шпионов, бережно хранившего чек такси от подъезда ГРУ прямо до аэропорта (для отчета в бухгалтерию). И сегодня, не переводя дух, новая история, в которой оказались засвечены сразу 305 военных разведчиков, попавшихся на данных регистрации их автомобилей, зарегистрированных на одну и ту же войсковую часть, принадлежащую ГРУ (ну, точнее, сегодня эта организация называется немножко по-другому, но какая, в сущности, разница).

А на ближайшие дни анонсированы новые разоблачения по делу Скрипалей – с новыми фамилиями и фактами биографии.

Откровенно говоря, массовость проколов, которые сопровождают деятельность военной разведки России, начинает вызывать вопросы. Сомнений в том, что ее уровень сегодня находится крайне низко, нет – деградация страны неизбежно ведет к распаду всех ее составных частей, и спецслужб это касается не в меньшей степени. Но такие массовые провалы без чьей-то дружеской помощи и поддержки, скорее всего, невозможны.

По всей видимости, мы являемся свидетелями жестокой битвы российских спецслужб, в которой ГРУ однозначно проигрывает – пока по очкам, хотя возможно, что нокдаун уже переходит в состояние полного нокаута. Причина схватки совершенно очевидна: все без исключения государственные структуры сегодня – это банальные организованные преступные корпорации. Дипломаты, шпионы, министерские, госкорпорации, прокурорские или регионалы – все без малейшего исключения. По-другому в мафиозном государстве просто быть не может. И при этом все они обладают колоссальным государственным ресурсом, что ставит их вне конкуренции с “настоящими” преступными сообществами.

Все эти преступные группировки в ходе своей трансформации из госсструктур в преступные сообщества “оседлали” различные виды криминального бизнеса, однако сегодня, в период жесточайшего кризиса, между ними началась война за передел кормовых угодий. Ничего не поделаешь – ресурсная база истощается. И в этом смысле все они крайне заинтересованы в устранении конкурентов и захвате их “делянок”. Государственные интересы давно побоку, да и какие могут быть государственные интересы у бандформирований под громкими вывесками?

Для самой системы власти и управления такого рода корпоративные войны – приговор. Началась эпоха распада системы, которая была в свое время прекрасно охарактеризована Кириллом Еськовым в его книге “Удивительная палеонтология: История Земли и жизни на ней”. Я не раз ссылался на блестящую характеристику кризиса системы, которую он дал в этой книге. Не поленюсь привести её в изложении и сейчас.

С точки зрения Еськова, фазовый кризис системы всегда носит внутренний характер. Внешний фактор может только ускорить его развитие. Все эти вопли из телевизора “Вокруг враги!” – они для кромешных идиотов. Путинский режим жрет себя изнутри и самостоятельно. Внешние проблемы, которые он сам, кстати, и создает, лишь ускоряют процесс его трупного разложения.

Первое проявление кризиса по Еськову – суверенизация системы. Каждый из её отдельных блоков ведет себя так, чтобы сократить собственные издержки, пренебрегая общими издержками системы. Каждая из подсистем оптимизирует себя, пренебрегая интересами целого. Суверенизация приводит к росту напряжения в системе и вымыванию из нее наиболее развитых и специализированных видов (в биогеоценозах) [или социальных групп (в социосистемах)]. При этом общие издержки системы по веществу, энергии, информации растут, а ее устойчивость падает.

Начало изменения системы сопровождается «всплытием реликтов». Возникают архаичные формы организации. Именно всплытие реликтов маркирует момент острого и необратимого кризиса системы. Именно поэтому в России такая архаика, как РПЦ, начинает играть не просто заметную, но в некоторых случаях и определяющую роль. Сугубо шкурный имущественный конфликт между московскими и киевскими служителями культа становится государственным вопросом. А иначе и быть не может – в дичающей средневековой России второе сословие неизбежно возвращается к жизни и оттаптывает свою поляну под солнцем.

Далее вымывание видов (сообществ или деятельностей) ускоряется и происходит резкое упрощение системы с падением её разнообразия.

То, что мы сейчас наблюдаем, и в частности, вокруг всех этих историй с ГРУ (а по сути, активных мероприятий по окончательной дискредитации этой спецслужбы-ОПГ) – это как раз прямое свидетельство идущего вымывания видов и упрощения системы. Причем в одной из последних стадий. Такое количество громких провалов неизбежно должно привести в ближайшем будущем к тому, что ГРУ будут вынуждены реформировать (а в наших конкретных условиях – банально громить, попутно отстраняя от ресурсных источников). Устранение конкурента приведет к новому витку войны между оставшимися за криминальное наследство, что неизбежно приведет уже к драке внутри ФСБ-корпорации (СВР – это ведь то же самое КГБ, что и ФСБ, генезис-то один и тот же)

Всё это – уже необратимые изменения перед распадом самой ткани управляющей системы, а по сути – начавшийся распад, причем необратимый. Теперь путинская клика начинает пожирать саму себя – вне зависимости от любых мероприятий по её самоспасению в виде создания новых карательных структур типа Росгвардии, попытки структурных реформ в виде “трансферта власти” и тому подобное.

По всей видимости, в ближайшие годы (полтора-два, не более) мы увидим завершение идущего у нас на глазах процесса. Идущие буквально нон-стопом аресты под соусом антикоррупционной борьбы – это та же самая корпоративная война за ресурсные источники, ничего иного за ней просто нет. Так как процесс уже вышел в публичное пространство, это означает, что у системы нет ресурсов держать идущую войну кланов и корпораций под ковром. В ближайшем будущем подобные события начнут возникать буквально из ничего – их уже не остановить.

🇨🇳 Четверть века

Годовщина массового убийства москвичей в ходе государственного переворота 1993 года создает определенные проблемы для пропаганды. С одной стороны, отношение к госперевороту Ельцина в массовом сознании откровенно негативное, с другой – по итогам именно этого переворота была принята нынешняя конституция, в верности которой принято клястся и любые разговоры о её изменении (особенно “снизу”) являются прямым государственным преступлением, чему доказательством является уголовный процесс в отношении попытки организации законопослушного референдума о пересмотре этого документа.

Кроме того, именно победа Ельцина в конечном итоге привела к тому, что на Россию на Новый двухтысячный год пролилась благодать в виде бессменного “Кто если не Путин” и идущей с ним в нагрузку уголовной мафией, хлынувшей мутным потоком в федеральную власть. В этом смысле пропаганде и невменяемой части российского населения, вопреки любой разумной логике продолжающей с пеной у рта требовать “не раскачивать лодку” и дать шанс нынешним бандитам когда-нибудь нажраться и наконец начать думать о народе, крайне сложно с этой датой. В каком бы контексте ее не озвучивать, получится крайне натужно и фальшиво даже по нынешним лживым временам. Кроме того, до сих пор на высших постах находятся те, кто является прямым соучастником убийства мирных жителей, раздавал оружие свезенным в Москву уголовникам, которые и проводили основные “зачистки” среди москвичей. Не упомянуть роль этих святых людей будет крайне сложно.

Поэтому как, к примеру, и с датой столетия Октябрьской революции, ее просто проигнорируют. Будут обсуждать любые другие события, только не это.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/chetvert-veka-5bb604ce374f9d00abf46e05?from=editor

🇨🇳 Социология текущего момента

Социологи сообщили, что уровень доверия к Путину провалился на докрымский уровень. Учитывая динамику, падение будет продолжаться и далее. В общем-то, в любой стране, особенно в недемократической, всегда есть около трети населения, которое будет поддерживать вообще любую власть. Если завтра в Кремле появится Абу Бакр Аль-Багдади, то через неделю эта треть убедит себя: “Кто, если не Халиф?” и будет рвать любого, кто усомнится в его величии. С остальными сложнее, но как правило, правитель, даже полностью непригодный к своей функции, вполне может рассчитывать на относительно комфортное отношение к себе, если, конечно, он будет выполнять какой-то минимальный набор обязательств по отношению к населению.

Проблема “сегодняшнего” Путина в том, что он не намерен ничего выполнять. У него нет такой задачи в принципе, что стало понятно еще перед “выборами”, где он умудрился обойтись без программы, пусть даже заранее известно, что любая путинская программа – это вранье на 146 процентов. В этот раз не было даже её. Задача Путина на этот срок – обеспечить себе пожизненное пребывание у власти. Провести так называемый “трансферт”.

Тонкость в том, что для “трансферта” совершенно не требуется согласия населения – это чисто аппаратный договорняк с правящими преступными группировками, основной вопрос которых: “А что мы будем с этого иметь?” Как раз поэтому Путину на нынешнем сроке совершенно не требуется поддерживать свой рейтинг среди населения – он больше не намерен идти на выборы, любой “трансферт” исходит из принципа отмены их, как ненужного атавизма – по крайней мере, лично для Путина. Поэтому он и не заморачивался даже на какие-то сугубо внешние атрибуты вроде ненужной предвыборной программы – зачем они ему?

После проведения “трансферта” должна сложиться такая система власти и управления, в которой фактическое первое лицо будет легитимизировать свое положение каким-то иным, чем “общенародные выборы”, способом. А поэтому рейтинг Путина перестает быть сакральным, на него, проще говоря, всем уже плевать.

Однако этой осенью возникла определенная заминка – исключение народа из числа даже номинальных участников процесса оказалось преждевременным. Прошедшие “выборы” губернаторов показали, что народ все еще остается не определенным до конца фактором. Пока риск невелик – даже если завтра объявить о том, что Путин становится каким-нибудь каудильо с пожизненным сроком правления, и кто-то этим возмутится, то ресурса для того, чтобы загнать это возмущение в глотку смутьянам, хватит. Но это сейчас. А вот что будет через два года, когда реализация “трансферта” перейдет в практическую фазу? Если протесты станут нелокальными и существенно менее мирными? Хватит ли возможностей для подавления бунтов и решимости заливать кровью площади, а если потребуется – то использовать и сирийский опыт геноцида мирного населения уже промышленно-конвейерными методами?

В день 25-летия расстрела москвичей у Останкино и Белого дома такой вопрос выглядит наивным, особенно, если учесть, что ряд палачей и карателей, которые руководили массовыми убийствами мирного населения в Москве, и сегодня при важных должностях и постах, в том числе и в правительстве. Но тогда оказалось достаточным убить несколько тысяч человек на небольшой локации, а вот если придется проводить масштабные антитеррористические операции сразу во многих местах – хватит ли у нынешнего режима возможностей?

По всей видимости, списывать такой важный ресурс, как свой рейтинг, Путину еще рано. Пвдение доверия к нему в любой другой ситуации можно было бы проигнорировать, но обстановка деградирует, и придётся возвращаться к проблеме. Придется через силу демонстрировать участие к судьбе народа, раздавать бессмысленные обещания, с трудом изображать оскал на лице.

Возникшая после сентябрьских “выборов” задача решается комплексно – увольняются губернаторы и на их место ставятся те, кто должен будет обеспечить не только доход преступным группировкам, чьими клиентами они являются, но и гарантировать беспроблемность “трансферта” для самого Путина. Попутно делаются бессмысленные, но якобы знаковые жесты для населения типа смягчения практики применения 282 статьи. Теперь за репосты будут сажать только со второго раза – небывалое послабление. Правда, при этом прежнюю повестку никто не отменял – Путин должен договориться с правящей братвой, гарантировать ей защиту и арбитраж в случае пожизненного продления его полномочий. В определенном смысле все эти задачи противоречат друг другу, а потому хаотичность происходящего будет нарастать.

Так или иначе, но плюнуть на свой рейтинг Путину не удастся. Придется снова что-то делать для того, чтобы как-то стабилизировать его падение. Нужно бросать холопам какую-то кость и объедки, подтягивать лизоблюдов для удвоенных ударов в мозг электорату. По всей видимости, впереди нас ждет новый накал пропаганды, а то и какие-то новые крайне духоподъемные мероприятия. Может, еще какую войнушку затеят – набор мероприятий довольно ограничен. Ну не улучшать же жизнь этим смердам, в конце концов?

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/sociologiia-tekuscego-momenta-5bb5d9e3849b0200ad26df6f?from=editor

🇨🇳 Кривизна земли

Постановка 4 установок С-300 на охрану авиабазы Т-4, как можно понять, почти никак не влияет ни на общую, ни на оперативную ситуацию в Сирии. Радиус действия батареи даже в максимальном варианте не слишком помешает действиям партнеров по бомбардировке сирийской территории, однако для того, чтобы задействовать С-300 в таком максимальном варианте, нужно обеспечить ее информацией об обстановке в непрерывном режиме, а это значит – потребуется постоянное дежурство в воздухе “летающего радара”, чего, понятно, никто делать не будет. В конце концов, не воевать же привезли систему ПВО в Сирию, а подбодрить сникший электорат.

А раз так, то “кривизна земли” существенно ограничит возможности С-300 в ближних пределах самой авиабазы – километров 30-50. По сути, “партнеров” удастся заметить только тогда, когда они сами любезно позвонят по телефону и предупредят, что скоро будут.

_____
Источник

(Всего просмотров: 2, за день: 1)

Добавить комментарий