Анатолий Несмиян (EL_MURID), 06.10.2018

Выбор редакции

🇨🇳 Фиксирование результата

После того, как украинский конституционный суд признал не соответствующим конституции прежний закон Украины о языке (точнее “Об основах государственной языковой политики”), принятый в 2012 году, принятие нового закона стало неизбежным. И он в прошлый четверг был принят в первом чтении. Основное отличие нынешнего от прежнего, пожалуй, в его однозначности. Прежний закон позволял вводить дву- и многоязычие на территориях, где проживает не менее 10% национальных меньшинств, нынешний закон определяет украинский язык как единственный государственный и официальный, а попытки введения иноязычия признаются действиями, “провоцирующими межэтническое противостояние и вражду”.

У нас перед глазами происходит формирование и становление украинской политической нации как международного субъекта. То, что Украина получила независимость при распаде Советского Союза – вполне случайное событие. Которое могло произойти, а могло и не произойти. Украинский народ получил государственность внезапно и независимо от своего желания. Ну, вот так случилось.

Для того, чтобы начался процесс становления нации, требуется целый ряд условий – и государственность лишь одно из них. Для сплочения представителей разных народов в одну политическую общность требуется острый кризис, создающий в том или ином виде “плавильный котёл”. Условно говоря – десять квартир в одном парадном – это просто десять разных семей, которые в лучшем случае будут здороваться друг с другом при встрече перед лифтом, и у которых есть гораздо больше причин для внутренних бытовых конфликтов, чем для ощущения себя чем-то целым. Однако общая созидательная задача или борьба с общим для всех врагом превращает всех в нечто единое – причем иногда даже независимо от их личного желания и выбора. Даже неважно – общий субботник по уборке территории и строительство детской площадки или борьба с соседями, дебоширящими и мешающими жить всем. А то и совсем аховой угрозой типа пожара. Здесь важно то, что возникает какое-то событие, объединяющее всех, создающее мощный толчок к единым и общим действиям.

До 14 года говорить о строительстве украинской нации было и преждевременно, и даже нелепо: с созидательной задачей было крайне неважно (не считать же действия украинской олигархии и срощенной с ней оргпреступности по разворовыванию страны созидательной деятельностью), общего единого врага на экзистенциальном уровне тоже не просматривалось. Однако в 14 году всё изменилось – появился враг. По никому неизвестной причине Путин под вывеской защиты русского населения Украины (хотя говоря откровенно, от бандитизма, затопившего страну, совершенно в одинаковой мере страдали представители всех народов Украины, поэтому речь изначально должна была идти о защите всего народа Украины, уж коли на то речь пошла) – но Путин под шумок просто решил узкую и совершенно непонятную по своим конечным целям задачу – оттяпал Крым. После чего стоически выждал, пока выгорит донбасское восстание (сделав при этом массу усилий, чтобы максимально дезорганизовать его), после чего столь же банально оккупировал часть территории. На чем и остановился.

Естественно, что такой подарок судьбы мог упустить только кто-то, у кого голова еще более пустая, чем у российского главнокомандующего. Таковых не нашлось – в этом смысле меньше мозгов, чем у российского Верховного, найти в одной голове было предельно проблематично. Украине подарили врага, причем врага не лубочного, не путинские мультфильмы про ракеты с непредсказуемой траекторией, а настоящего, и потребовалось минимальное напряжение украинской пропаганды, чтобы завершить формирование образа врага в кратчайшие сроки. Вокруг идеи борьбы с оккупантом практически мгновенно объединились и украинцы, и русские, и евреи, и греки – да практически все. При том, что Путин не сделал ни малейшего движения, чтобы хоть как-то обосновать свои действия для народа Украины, скорее, наоборот: сделав ненависть к Украине путеводной нитью своей политики и пропаганды. Российские зобми-шоу до сих пор захлебываются в какой-то садистской ненависти, решая, безусловно, узкополитические задачи, которые ставят перед ними политические руководители. Но стратегически эта ненависть только помогает Украине не питать ни малейших иллюзий по отношению к “северному” соседу.

Никто и никогда не смог бы сделать большего для разделения двух народов, чем Путин. Именно Путин запустил процесс строительства украинской политической нации и вывел его в самоподдерживающийся режим.

И здесь возникло третье условие формирования политической нации: нужно не только объединение вокруг какой-то общей идеи, но это объединение должно принести положительный результат. В качестве положительного результата в борьбе с внешним врагом служит или безоговорочная победа над ним, или создание ситуации, когда враг точно не сможет победить вас. Нужен положительный результат, потому что объединение вокруг поражения – это нонсенс. Путин и здесь предоставил нарождающейся с его подачи украинской нации всю колоду козырей – начав войну, он сам отказался от победы в ней.

Ситуация абсурдная в том смысле, что противоречит любым канонам любой стратегии – начав войну, ты должен в ней побеждать. Или не начинать ее вовсе. Совсем.

Но Украине повезло – ее враг оказался настолько тупым, что не в состоянии осознать эту элементарную мысль. Видимо, в подворотнях такие сложные умозаключения делать не учили. Или учили, но в это время будущий стратег стоял где-то на шухере у старших.

В итоге украинская нация прошла за эти четыре года путь, на котором ее дальнейшее существование уже не вызывает сомнений. Неважно, хорошо это или не очень – это данность. Она победила в борьбе за свое возникновение и выживание. И, как всякий победитель, теперь фиксирует свою победу. Новый закон о языке, как бы к нему не относиться – это следствие возникновения и прохождения ряда этапов становления украинской политической нации. На мой взгляд, хорошего в этом немного, так как распад большого субъекта на несколько меньших существенно снижает их суммарную устойчивость – обратная синергия здесь никуда не девается. Но в данном случае можно лишь зафиксировать результат.

Кстати говоря, и история с предоставлением независмости Украинской православной церкви и отделения ее от РПЦ – это тоже следствие становления украинской политической нации, атрибутирующей свое появление и закрепляющей ее в политических и правовых координатах.

Более тяжкого преступления перед единым русским народом, которое совершил Путин, представить себе, наверное, вообще невозможно. Время для его объективной оценки – политической, исторической, юридической – еще не пришло. Но придет обязательно.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/fiksirovanie-rezultata-5bb8c60aaeb34f00a9317563?from=editor

🇨🇳 Армения. Временное затишье

Обстановка в Армении, как можно понять, “зависла” в неопределенном положении, но это ненадолго. Армянская “Единая Россия” – Республиканская партия – отказалась от любых компромиссов и выработала план текущих действий, исключающий договоренности с Пашиняном. Логика очевидна – у РПА пока еще есть ресурс в виде парламентского большинства, а вот ресурс Пашиняна существенно сократился со времени весенних событий. Люди массово выходят на улицу по его призыву, но масштаб уже меньше, да и география массовой поддержки сокращается. Если Пашинян не будет предпринимать никаких действий, к новому году его поддержка сократится еще сильнее. Собственно, поэтому он и стремится провести внеочередные выборы не позднее декабря, в то время как РПА предлагает их перенести на май. Самой РПА голосов это вряд ли добавит, но сократит поддержку Пашиняна до приемлемых с точки зрения прежней номенклатуры размеров.

Соответственно, сейчас активность нужно проявлять именно Пашиняну, причем с немалой степенью вероятности, просто мирными действиями обойтись уже не удастся.

На данном этапе все зависит от позиции президента Армении Армена Саргсяна. Он может подписать закон, который блокирует досрочный роспуск парламента, а может не подписать и направить его в Конституционный суд. Во втором случае у Пашиняна остается шанс на относительно мирный, хотя и крайне конфликтный сценарий: отставка и принуждение парламента к отказу от выборов нового премьера. В таком случае после второго “неизбрания” премьера парламент автоматически распускается и назначаются новые выборы. Пока Пашинян имеет возможность выводить людей на улицу в достаточном количестве, шанс на такой сценарий довольно высок.

Поэтому в случае, если Саргсян не подпишет закон и направит его в Конституционный суд, единственным разумным шагом для Пашиняна станет немедленная отставка с поста премьера.

Проблема в том, что у Пашиняна нет другого ресурса в противостоянии с парламентом, кроме улицы. За прошедшие полгода он не рискнул создать свой собственный силовой ресурс – какие-нибудь дружины или ополчение. Использовать полицию и тем более армию в гражданском противостоянии – верный шаг к гражданской войне, чего обе стороны пока пока стараются избегать по очевидным причинам – противник Армении Азербайджан может воспользоваться хаосом. Это и создает жесткие ограничения для действий сторон нынешнего внутреннего конфликта. А вот дружины из граждан – это в определенном смысле решение для нынешней стадии, гарантия от скатывания к более жесткому противостоянию, но в то же самое время – силовой ресурс. Тем не менее, его все равно нет, и Пашинян уже просто не успеет его создать. Время упущено и, скорее всего, это серьезная ошибка, которой не замедлили воспользоваться прежние власти Армении.

В случае, если президент Армении подпишет закон, шансы Пашиняна резко упадут – у него просто не останется легитимных ходов для решения вопроса о власти. Останутся только силовые, но обсуждать сейчас их пока рано.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/armeniia-vremennoe-zatishe-5bb87bc690c8c700ab6f1293?from=editor

_____
Источник

Добавить комментарий