Рабочий с 24-х летним стажем: ОПЫТ АГИТАЦИИ НА СРЗ

Выбор редакции

Я работаю на заводе ООО «СРЗ» (Судоремонтный завод) с 1994 года. На данный момент являюсь работающим пенсионером. Да, не от хорошей жизни пенсионеру работать приходится. Если сравнивать с общим фоном прошедших лет с момента трудоустройства, то с местом мне в целом повезло. Наш завод был основан в 1886 году, и много чего повидал на своём долгом веку. Только на моей памяти было три критических периода. Один раз вопрос выживания завода буквально висел на волоске и решился положительно лишь благодаря настойчивости коллектива и благоприятному стечению обстоятельств. Но обо всё по порядку.

За время моей работы на заводе сменилось где-то директоров восемь или девять, в последние годы они стали, что называется, «меняться как перчатки», всех и не упомнишь. Но первые пять директоров мне запомнились хорошо. Возглавлял этот список В. Т. Ильин. Человек коммунистических убеждений, он и завод, покуда был жив, сохранял как оазис благополучия. Многие мои знакомые с трудом верили, что в лихие 90-е может существовать предприятие, где регулярно платят зарплату, притом очень приличного уровня, и вообще умудрились как-то сохранить практически все «пережитки» советской власти. Благополучное предприятие на фоне тотальной разрухи попало в поле зрения чьих-то недобрых завистливых глаз, и «красного директора», избранного на эту должность трудовым коллективом в 1987 году, затравили буквально до смерти. Дружный коллектив, в котором практически не было текучки, несколько раз собирал подписи в защиту своего директора от массированной травли и сфабрикованных уголовных дел. Не помогло… В 2000 году В.Т. Ильин был смещён со своего поста, и через месяц умер. Буквально сразу же были закрыты шитые белыми нитками уголовные дела, организованы пышные похороны, назван в его честь теплоход. Сразу вспомнилось лермонтовское: «Не вы ль сперва так злобно гнали».

Следующим директором был назначен К.П. Карнаух, и стало ясно, что советская власть на СРЗ кончилась. Сверхурочные работы на заводе были всегда (такова специфика нашей деятельности), но и КЗоТ при Ильине соблюдался. Нормы закона гласят: «Сверхурочные работы недопустимы, но в исключительных случаях…» Далее следует подробное перечисление этих «исключительных случаев», чтобы ни у кого не возникло соблазна использовать эту норму по своему усмотрению. А вот К.П. Карнаух использовал. При нём «исключительным случаем» стала обычная работа с 7:00 до 16:00 с двумя выходными. Начало этой практике было заложено именно тогда, с тех пор подобные случаи участились, и продолжаются по сей день. Но первое обстоятельство, на рубеже 2000-2001 гг., врезалось мне в память. Мы тогда выполняли заказ по оснащению ж/д платформ-трубовозов. Работали более 4-х месяцев с 7:00 до 19:00 в будни, и с 7:00 до 14:00 в субботу. Итого 5×11+6=61 час в неделю вместо законных 40. Коллектив на том этапе сохранялся из-за эффекта «подводной лодки» – с завода было просто некуда бежать. Как только действие эффект прекратилось, то и коллектив наш рассыпался как домино. Кстати, «полуторную» рабочую неделю народ воспринял как должное. Сперва немного поскулили, а после успокоились. «Ну и что, что каторга, зато денег заработаем!» – так рассуждали мои коллеги по цеху. Платил Карнаух действительно неплохо по тем временам. Помнится, я не откладывал денег, с одной зарплаты купил холодильник, с другой – телевизор. Впрочем, я уже тогда предупреждал товарищей, что деньги могут вскоре кончиться, а вот каторга останется. Так в итоге и получилось, и особенно наглядно это проявилось входе кризиса 2008-09гг. Вот только доказать свою правоту было некому, после постигшей завод текучки тех спорщиков не осталось. Впрочем, я немного забежал вперёд. Тот кризис был глобальным, а несколько ранее наш завод постиг кризис точечный, но настолько сильный, что завод его едва пережил. Было это на рубеже 2005-06гг., во времена директорства О. Семёнова. Завод умирал, и явно не естественной смертью. Заказы как-то «вдруг» прекратились, зарплаты рабочих упали до небольших трёхзначных сумм. Ходили слухи, не только устные, но и печатные, что завод хотят перепрофилировать для работы в режиме порта. А так как это привело бы к 10-кратному сокращению числа рабочих, то людей выдавливали как пасту из тюбика, чтобы не платить им выходное пособие. Так бы всё и прошло шито-крыто, да вот только парламентские выборы 2006г. кому-то помешали, а нас спасли. Инициативная группа заводчан составила коллективное письмо-сигнал SOS во все инстанции, собрала сотни подписей и отправила копии писем Президенту, Генпрокурору и лидерам парламентских фракций. Неоценимую помощь оказали журналисты и местный телеканал. Когда замалчивать ситуацию стало неприлично, к освещению событий подключилась и другая городская пресса. Так общими усилиями завод был спасён, и в пожарном порядке за выходные был обеспечен заказами, металлом, спецодеждой и всем необходимым для работы. За те же выходные горе-директора О. Семёнова убрали от греха подальше и на его место поставили В.С. Воина.

Вот вам и наглядный аргумент для скептиков, которые думают, что «там наверху все одна банда и всё между собой без нас порешили». Хотя если так думать и ничего не делать, то так это и случится. Но мы так не считали, и вышло по-нашему. Правда, из-за текучки почти не осталось людей, помнящих наш успех. Хотя по прошествии времени я вспоминал, как в 2006г. у нас получилось отстоять завод, а в 2000-м не смогли защитить своего «красного директора» В.Т. Ильина. Возможно, если б в 2000г. были выборы, когда одни СМИ ищут как можно больше недочётов действующей власти, а другие СМИ ее хвалят, — да и сама власть старается делать больше, чем за весь срок своего пребывания, – то в таком случае успел был бы на нашей стороне.

После двух лет относительно нормальной работы грянул кризис. Странный, знаете ли, такой форс-мажор, теоретически предсказанный и обоснованный Марксом 170 лет назад. 2009 год запомнился мне прежде всего дикой усталостью. Получив какой-то случайный заказ, набрасывались на него как голодные пираньи. Пахали сильней, чем при Карнаухе, а получали меньше, чем при Семёнове. Выполнив заказ, шли на 1-2 недели за свой счёт. Но впрок не наотдыхаешься, и так до следующего раза.

С 2010г. появились заказы, штат работников был значительно увеличен. Безвременного ушедшего директора В.С. Воина сменил на посту А.П. Кривицкий. В принципе, у нас на заводе всё стало хорошо. Всё, кроме стабильности. Не было никакой уверенности в том, что нас в любой момент не накроет планово-циклический форс-мажор. Так оно и случилось. В феврале 2013 года произошло крупное сокращение рабочего персонала. Сверху пришла разнарядка о сокращении прежде всего пенсионеров. Хотя руководство старалось оставить квалифицированных рабочих, но некоторые сами ушли. У нас перед этим сокращением упали заказы. Тогдашнее правительство Украины и Президент Янукович выбирали, «куда податься» – Европейский союз или Таможенный союз. Хотели усидеть «на двух стульях». В идеале, рассматривали Украину как т.н. «мост», который объединил бы страны ЕС, ТС и будущего Евразийского союза. Но правительство само понимало, что такой вариант не реален. ЕС и ТС требовали, мол, определяйтесь — либо с нами, либо с ними. Такая «политика двух стульев» не нравилась ни одной из сторон. Хотя тогда украинское правительство пыталось шантажировать ЕС и ТС, но вышло это ему боком. Наш завод был тесно завязан на Россию, и после такого затяжного «финта» Януковича в Европу и обратно у нас начался обвал заказов, это ещё было до начала Майдана в Киеве, в ноябре 2013г.

В 2014г. произошёл госпереворот, а весной начались митинги на Донбассе. Затем последовала война, которая стала называться АТО (Антитеррористическая операция), переименованная позже в ООС (Операция объединённых сил). На протяжении 2014-15гг. наблюдались небольшие текучки в коллективе. Да и обстановка на заводе ухудшилась с началом войны. Кто увольнялся, кто приходил. Но массово этого не было. Да и уходить особо было некуда. Тогда среди рабочих активно пошли разговоры о политике. Не скажу, что они были регулярными, но таких активных обсуждений не наблюдалось на протяжении предшествующего времени, разве что во время выборов. Может быть, разговоры о политике начались из-за того, что заказов у нас постоянных не было, и они приходили периодически, но как только приходили срочные заказы, то все силы бросались на их выполнение в авральном режиме. Разговоры ходили в основном об охаивании действующего правительства в Киеве, мол, Янукович тоже не подарок был, но при нём войны не было. Я, конечно, во всей этой полемике старался, на сколько хватало моих моих знаний в области марксизма-ленинизма, разъяснять товарищам источник проблем с точки зрения классовых позиций, говорил про альтернативные источники информации, где они могли бы узнать о текущих проблемах именно с марксистского взгляда.

Весной 2015г., вступил в действие закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики». Единственная политическая партия, на протяжении всех событий старавшаяся донести до людей альтернативную точку зрения, – была Компартия Украины, которая открывала истинную причину начала войны. Но с этим законом её деятельность стала запрещена де-факто. Тогда уже у товарищей по работе в целом сформировалось мнение, что все беды от киевской власти, мол, если её убрать такую, наступит мир, нормализуются отношения с Россией, и уже легче будет работать. Но не все так однозначно, как им казалось.

Тогда у меня и родилась идея вести листовочную работу среди товарищей, чтобы они активно черпали альтернативную информацию, расширяли границы своего кругозора. Нашлись единомышленники среди товарищей, которые работали на других предприятиях города и поддержали меня в этом вопросе, а также предложили помощь в распространении. Поначалу когда начался выпуск листовок, я раздавал их на заводе лично в руки, т.к. мне надо было установить обратную связь, узнать, что рабочий думает о прочитанном, какова его точка зрения и т.д. Сразу сформировался определённый круг интересующихся данной тематикой листовок. Другие товарищи сразу же отказались их брать. И никаких вопросов к ним более не возникало. Они не дети малые, чтоб их с ложки кормить, сами должны захотеть как минимум, а по-хорошему — ещё и свои усилия приложить. У других товарищей с распространением листовок среди коллег и знакомых была ситуация плачевная. Листовки в руки если и брали, то не предавали им значения. Они начали расклеивать их по общественным местам с большим скоплением людей, едущих со смен и на смены. Конечно, таким образом установить обратную связь не удавалось, и не известно, много ли их прочитало людей. Хотя товарищи рассказывали, что расклеиваемые листовки держались долго. Кто-то даже стал потом бросать их по почтовым ящикам. Однако такой метод возымел не очень положительный эффект. Листовка, видимо, попала «национально свидомому», и он отнёс её в СБУ, возникли потом вопросы к местному секретарю ГК КПУ. Хотя в той листовке только констатировались факты, до чего страну довела нынешняя власть (естественно, вся эта информация и текущие проблемы освещались с точки зрения классовых позиций), но прямого призыва к чему-нибудь там не содержалось, т.к. понимали, что в таких условиях опасно вести открытую пропаганду идей социальной справедливости. После такого случая именно от «вброса» листовок отказались. Мой уровень раздачи листовок возрос до 30 экземпляров, и выпуск был с периодичностью в среднем раз в месяц. Может это покажется ничтожно малым, но от этих 30 человек я получал обратную связь, и они давали читать их своим адекватным знакомым. Можно было делать и больше листовок, но этого не позволяли наши ресурсы, к тому же плохо обстояли дела с оперативностью. Допустим, власти сотворили что-то из ряда вон, но мы не могли осветить это раньше, чем за неделю. А за это время они столько ещё нового «натворят», что то старое уже и забудется. Листовки печатались на голом энтузиазме единомышленников.

Брать мои листовки стали даже начальник цеха и его заместитель, которые высказывали одобрение написанному. Среди тех, кому давал в руки, поначалу высказывали мне свои пожелания, задавали вопросы. В листовках, помимо описанных проблем, постепенно старался подводить читающих к тому, в чём кроется основной корень проблем, что дело не только в одной власти, засевшей в Киеве, а что источником является существующая капиталистическая система, и что самим рабочим необходимо самостоятельно расширять кругозор , быть политически грамотными. Я делился ссылками на сайт КПУ, Красного университета Фонда рабочей академии, политического обозревателя К. Сёмина и т.д. Но на протяжении 3,5 лет распространения литовок количество интересующихся начало уменьшаться. С 30 экземпляров я стал давать 15. Как-то вручил очередную листовку нашему главному профсоюзнику завода. Он прочёл внимательно, помолчал, а потом спросил: «Написано здесь всё хорошо и правильно, но как к этому рабочие относятся?». «Да известно как — пассивно» – ответил я». «Вот то-то же и оно. Кто за них что-то делать будет, если они сами ничего не хотят, и их всё устраивает?!» Да уж, с его выводом не поспоришь. Такой вот парадокс. Верхи на заводе более склонны воспринимать наши идеи, а внизу затхлое болото…

В течение этого времени продолжались периодические сокращения по спущенной сверху разнарядке. Да и люди сами уходили, кто-то уезжал за границу в поисках лучшей доли, кто-то уходил на другие заводы. Приходили новые рабочие, но тоже долго не задерживались. А в 2017г. началось массовое увольнение. Из-за напряжённой работы люди сами покидали место. Объёма работ стало меньше, а интенсивного труда и усталости — больше. Я ушел в отпуск, а после возвращения не узнал родной цех. Очень многие уволились, и притом лучшие. Один товарищ весной этого года вернулся, рассказал о рабском труде за границей. Денег, правда, по сравнению с этой работой там платили много, но, по его словам, им не рад будешь.

У оставшихся 15 человек, которым раздал листовки, продолжал спрашивать, в чём они согласны или не согласны, есть ли своё мнение по данной проблеме и как видят её разрешение? Но ответов толком не услышал. То есть или вообще ничего, или же ответ был в стиле «всё это без толку». Один разве что предложил по больше писать про “косяки” и преступления нынешней власти, мол, чтобы народ проникся негодованием. Как будто народ мало проникся… Вот только это негодование ни во что конструктивное не выливается. Но этот хотя бы что-то предложил, пусть даже и бесполезное, а другие, из тех, кто еще продолжал откликаться, вообще никаких идей не имели. Потом пошёл отказ и от этих оставшихся. Снова без внятных объяснений, в лучшем случае — «всё это без толку». А ещё бред, типа «если РФ не вступится, толку не будет». Как будто от смены буржуев рабочему человеку станет лучше жить. Или же — «нам лидер нужен». Лидер чего? Сферических лидеров в вакууме не бывает. Только конкретного дела. А если дела нет… Просто удивительно, как они читали это 3,5 года (подозреваю, что никак) и остались такими дремучими? И попытки аргументов не действуют. Ведь это устно и наспех, а тексты писались старательно.

Летом этого года я с единомышленниками создал итоговую листовку, в которой подвёл выводы за 3,5 года выпуска. В основном указал, что из-за пассивности рабочих дело с мёртвой точки не сдвинется и что «хорошая власть», о которой мечтают рабочие, не свалится манной небесной. Ну вот такая краткая история моей “красной пропаганды”.

Сейчас на заводе дела сложные. Он одно время находился в аренде, прежний директор говорил, что для завода это будет лучше в плане работы. Но 2 года назад она истекла, и теперь мы как бы ничьи. Ничего хорошего в этом нет. Завод работает полулегально, на нас наживаются посредники. Сейчас решается вопрос, чтобы сделать нас госпредприятием, но ненадолго, а потом опять отдать кому-то в аренду. Среди рабочих СРЗ сложилась такая обстановке, что вовсе не обязательно им «руки выкручивать» или шантажировать увольнением, чтобы заставить их работать на износ. Работать стало некому, а значит и шантажировать тоже. Тем не менее, количество переработок не уменьшилось. Наоборот, они стали обыденностью. Конечно, в этом присутствует косвенное экономическое принуждение, если работать строго по КЗоТу, то будешь может и не нищим, но весьма бедным. С переработками рабочий получает где-то 10-15 тыс.грн/мес. Без них, по КЗоТу, около 4-5 тыс. грн. Потому и пашут сверхурочно. Да и руководство сейчас приняло программу по удержанию особо ценных специалистов, в частности, им доплачивают по 4000 грн/мес. Но даже это не всегда помогает от текучки кадров.

_____

Источник

Добавить комментарий