Александр Русин: ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ УЗУРПАЦИЯ ВЛАСТИ

Выбор редакции

Как и либерализм, который дает обществу лишь номинальную свободу, приводя на практике к диктатуре узкой группы лиц, поделивших между собой политику, экономику и медиа-пространство страны, так и демократия – является властью народа сугубо формально, в переводе с греческого, а на деле превращается во власть той же узкой группы лиц, объявивших себя народными избранниками, хотя по существу они являются самыми настоящими узурпаторами.

Демократия в условиях политического и экономического либерализма является системой завуалированной узурпации власти под вывеской служения народу.

При демократии закон дает всем право избирать и быть избранными, но на практике все обстоит так же, как и со свободой слова – говорить могут все, но услышанными страной будут лишь те, кто имеет доступ к центральным средствам массовой информации, то есть опять же узкая группа лиц.

Можно сравнить предоставляемую законом возможность быть избранным и с другой законной возможностью – заниматься бизнесом. По закону эта возможность есть у всех, но в реальности ей могут воспользоваться лишь те, кто располагает капиталом, достаточным для открытия своего дела и деловыми связями для его поддержки и развития.

Не имея крупного капитала, можно заниматься лишь малым бизнесом, да и то с переменным успехом и до первого кризиса. И далеко не везде.

Так и с правом быть избранным – не имея политического капитала, административного ресурса, доступа к СМИ и финансовой поддержки, можно быть избранным лишь в каком-нибудь отдаленном селе или маленьком городке, где все друг друга знают. Да и то лишь в том случае, если там нет ценных ресурсов, за которые решили бороться люди с политическим весом, доступом в СМИ и финансовой поддержкой.

При демократии право быть избранным есть у всех, но реализовать это право могут очень немногие, потому что для реализации требуются ресурсы, большая часть которых сосредоточена в руках узкой группы лиц, которая на практике и определяет, кто может воспользоваться законным правом быть избранным и победить на выборах.

При демократии правом быть избранным пользуются избранные.

И это не каламбур – именно так и происходит в реальности.

Однажды избранные руководители получают доступ к административному ресурсу и средствам массовой информации, формируют свой политический капитал, заводят политические связи и, что тоже немаловажно, получают опыт руководящей работы, а значит имеют огромное преимущество в ходе дальнейшей политической борьбы.

Даже если представить, что избранные руководители действуют исключительно честно и законно, они все равно получают преимущество на следующих выборах, потому что избиратели скорее проголосуют за хорошо известного руководителя с опытом, нежели за малоизвестного, да еще и без опыта руководящей работы.

И даже если ранее избранный руководитель потерял доверие, стал непопулярен или не может пойти на очередной срок по закону – кто будет избран на его место? Ясно, что на его место будет избран другой руководитель с опытом, политическим весом, хорошо известный избирателям за счет своего регулярного появления в СМИ, а также имеющий финансовую поддержку, позволяющую растиражировать агитационные материалы и привлечь к избирательной кампании профессиональных политтехнологов, способных составить такие тексты, которые тронут избирателей, ответят их ожиданиям, анализ которых – дело техники и потраченных на соцопросы средств.

Победа на выборах – это вопрос ресурсов.

В избирательной гонке, как и в гонках F1, выигрывают те, у кого есть необходимые для этого ресурсы – машины, конструкторские бюро, мастерские, команды инженеров. В случае с выборами это СМИ – тоже своего рода машины, команды политтехнологов (конструкторские бюро), административный ресурс и так далее. И конечно же, деньги, потому что как инженерам F1, так и политтехнологам нужно платить. Как двигатель и другие компоненты машины F1, так и СМИ стоят денег, причем очень больших.

Победить на выборах высокого уровня, не располагая административными, политическими, финансовыми и медиа-ресурсами – это все равно, что выиграть гран-при Формулы-1 на дешевом серийном автомобиле – принципиально невозможно.

На выборах побеждает тот, кто обладает наибольшим совокупным ресурсом – политическим, административным, финансовым и медийным.

Личные качества тоже играют свою роль, но далеко не определяющую, потому что основная масса избирателей не знакома с кандидатом лично и судит о нем только исходя из того, что пишут и показывают в СМИ, а при наличии команды опытных политтехнологов можно даже очень посредственного человека подать зрителю как великого стратега, которому достаточно будет просто промолчать, чтобы на следующий день вся страна восторгалась его “грозным молчанием”, наводящим по заверениям агитаторов ужас на врагов.

Никакие личные качества не позволяют победить на выборах, если отсутствуют прочие ресурсы – политический, административный, медийный и финансовый. При отсутствии этих ресурсов о выдающихся личных качествах большинство просто не узнает, зато о недостатках узнают, причем даже о тех, которых на самом деле нет – это тоже часть политтехнологий, известная как черный пиар.

Выборы – это не шахматы, где можно победить за счет собственных выдающихся способностей, это именно Формула-1, где для победы требуется огромное количество составляющих, причем все составляющие очень дорогие, эксклюзивные, да еще и нуждаются в постоянном обслуживании, обновлении и доработке. Это очень дорогостоящая гонка, на которую нужно тратить огромные ресурсы чтобы не отстать, отстав очень сложно наверстать упущенное, а стартовать с конца и догнать лидеров, многократно уступая им в ресурсах – просто утопия.

Так и получается, что по закону быть избранным может каждый, а на практике этим законным правом могут воспользоваться очень немногие – те, кто обладает необходимым для победы набором ресурсов, получить который можно либо выиграв предыдущие выборы, либо из рук тех, кто их выиграл.

Все это мы можем наблюдать сегодня в России.

Победивший на первых демократических выборах Ельцин сперва использовал полученные ресурсы чтобы сохранить свой пост в 96-м году, а затем использовал их чтобы его место занял политический наследник Путин.

Путин использовал полученные в 2000 году ресурсы, чтобы сохранить пост президента в 2004 году, а позднее воспользовался своими ресурсами, чтобы в 2008 году президентом стал Медведев – политический партнер, который в 2012 году послушно вернул пост президента Путину, победа которому очередной раз досталась благодаря огромному политическому, административному и медийному капиталу, накопленному начиная с 1999 года.

Аналогичная ситуация и с парламентскими выборами – на них последние 15 лет побеждает Единая Россия и эти победы тоже обеспечиваются политическим, административным и медийным ресурсом как самой партии, ее отдельных членов, так и президента, который поддерживает партию власти на всех выборах.

Многочисленные спортсмены, артисты и прочие известные люди, входящие в состав Единой России, привлекаются к ней для той же цели, чтобы их личная популярность, которая тоже является медиа-ресурсом, работала на победу партии в ходе выборов.

Похожая ситуация и на местных выборах – в большинстве случаев побеждают либо действующие губернаторы и мэры, либо исполняющие обязанности, заблаговременно назначенные президентом специально для того, чтобы они победили на очередных выборах.

Технология очень проста – президент назначает исполняющего обязанности, тем самым уже дает ему первоначальный политический и административный ресурс. Далее исполняющий обязанности губернатора, пользуясь полученным в свои руки политическим, административным и медийным ресурсом, уверенно идет к победе на выборах.

Иногда случаются исключения, но исключения, как известно, только подтверждают правило, за счет своей исключительности.

Да и не такие уж это исключения, потому что в случае поражения представителя Единой России побеждает представитель другой парламентской партии, ЛДПР или КПРФ, но никак не кандидат, который пошел на выборы, не имея политического, административного и медийного ресурса.

И подобная ситуация не только в России.

В США за последние сто лет побеждали только две партии – республиканская и демократическая. Все президенты были представителями этих двух партий, ни один независимый кандидат никогда не набирал даже десяти процентов голосов, ни одна новая партия ничего не добивалась.

В Германии правит политический союз ХДС/ХСС.

В Японии почти все время после Второй мировой войны тоже правит одна и та же партия.

В Великобритании и Франции политическая система чуть более разнообразная, однако новых партий, побеждавших на выборах, тоже не возникало очень давно и независимые кандидаты на пост президента ни разу не показывали высокого результата, не говоря уже о победе.

Правом быть избранным пользуются избранные.

Либо избранные в прямом смысле, на предыдущих выборах или на выборах более высокого уровня, чтобы продвигать своих политических партнеров и преемников.

Либо избранные в смысле представители той узкой группы лиц, которая при либерализме делит между собой большую часть ресурсов страны – экономических, политических и медийных.

В результате этого избиратели оказываются перед ограниченным выбором, многие из них хотели бы проголосовать за иного кандидата, чем представленные в бюллетене, но интересующего их кандидата нет ни в бюллетене, ни на экранах, потому что он не входит в ту узкую группу лиц, которая делит между собой ресурсы страны и контролирует политическую систему.

Таким образом, при демократии в ее современном виде оказывается ограничено не только право быть избранным, но и право избирать – оно ограничено возможностями реализации этого права.

По закону любой может избирать и быть избранным, но на практике избранным может быть только представитель узкой группы лиц и выбирать можно только из представителей этой группы, иной выбор невозможен.

Немаловажно и то, что кандидатам, занявшим второе и более низкие места, никаких должностей и полномочий в системе не предусмотрено, поэтому избиратели, голосовавшие за проигравших кандидатов, по существу оказываются лишены своего голоса – в том смысле, что их голос не воплощается во властные полномочия их кандидата, не влияет на состав руководства, по итогу выборов оказывается фактически аннулирован.

При либеральной демократии страной правит такая же узкая группа лиц, как и при обыкновенной диктатуре.

Обновлением руководящего состава на всех уровнях управляет правящая группа, потому что она контролируют политическую и административную систему, центральные СМИ, поэтому вклиниться в руководящий состав и осуществить замену высшего руководства против его желания становится практически невозможно.

Это и есть узурпация власти, только осуществляемая не силовыми, а политическими, политтехнологическими, медийными средствами.

Законом постулируются политические права и свободы, но на практике влиять на состав правящей верхушки становится невозможно.

Демократия в современном виде – это завуалированная узурпация власти, спрятанная под лозунгами о том, что каждый может выбирать и быть избранным.

Для этого собственно и нужны выборы, для этого и нужны прописанные в законе избирательные права – чтобы узурпация власти оставалась завуалированной, чтобы народ думал, будто страной правят его избранники, чтобы народ не выступал против них, а терпеливо ждал очередных выборов и на них очередной раз выбирал представителей той узкой группы лиц, которая осуществляет демократическую узурпацию власти в стране.

Демократия – это власть демократов.

Демократия – это власть узурпаторов, тщательно замаскированных под народных избранников.

Демократия – это власть жрецов демократии, объявивших себя носителями демократической системы, которую они считают самой лучшей, что неудивительно, потому что в этой системе они обладают всей полнотой власти, контролируют политическую систему и не допускают к власти политических противников, осуществляют узурпацию, но создают при этом видимость, что страной правят народные избранники и тем самым снимают политическое и социальное напряжение, постоянно добиваясь продления своих полномочий или передачи этих полномочий своим политическим преемникам и партнерам.

По закону – одно, а на практике – совершенно другое.

Де-юре – демократия, власть народа.

Де-факто – узурпация власти узкой группой лиц.

И это все совершенно закономерно, потому что демократия в ее современном виде – главная составляющая политического либерализма, а для либеральной системы, как было показано ранее, характерно формирование диктатуры, которая вполне естественно сопровождается узурпацией власти.

Демократическая узурпация власти – естественная составляющая диктатуры либерализма.

(Всего просмотров: 3, за день: 1)
Источник

Добавить комментарий