Маргарита Ростовская: ДУША ВОИНА, ЖУРАВЛИНАЯ…

Голос Вестника

Если я скажу, что пять лет непонятной войны для любого народа любой страны  невероятно много, то я вряд ли ошибусь или навлеку на себя чей-то гнев…

Пятый год войны на Донбассе. Пятый год обещаний и чаяний, нервотрёпки и депрессии, взлётов и падений, надежд и лишений. Пятый год геноцида народа под прикрытием геополитики… И если кто-то громко проклянёт всех политиков, ведущих дипломатические игры, в которых ставкой будет спокойствие жителей Донбасса , я нисколько не удивлюсь: просто накипело уже…

Голубые журналисты с голубых телеэкранов вещают нам о переходе к новой идеологии и новой формации, воспевая пособников власовцев и бандеровцев, приправляя всё это акциями с участием ряженых клоунов в каракулевых папахах, называющих себя “православными воинами”. Нашим детям на уроках в школе рассказывают о “мучениях” Солженицына и франко-немецких проституток, которые “с отвращением взирали на военщину совка” в поисках “светлых чувств”, называя себя “детьми Любви”, хотя по факту являлись детьми Прерванного Аборта… Нам рассказывают, что Россия, Украина и Белоруссия с Казахстаном переходят на новый “формат” политики и идеологии, беря от всего “старого” ( в том числе и от ненавистного современному обществу «совка») самое лучшее в виде материальных выгод. Но на самом деле они забывают, что всё это «лучшее» в конечном итоге привело нас к феодальному капитализму, при котором эксплуатация человека человеком представляется как нечто благородное…

«Я дал ему(ей) работу….» – можно услышать от какого-нибудь торгаша или «бизнесмена», облагодетельствовавшего своего знакомого. И понимать, что теперь знакомству и дружбе — конец. Наступило время рабства и зависимости…

«Кто не хочет работать, тот идёт побираться или воевать», – можно услышать от чиновника, поднимающего свой рейтинг вместе с потенцией благодаря тем унижениям, которым подверглись «подопечные» ему люди, ждущие помощи…

Но вот никто не скажет, что уже надоело слушать ложь и смотреть на красивые картинки в интернете и СМИ. И надоело быть использованным, словно… нет. Не буду сравнивать с резиновым изделием… Это  обидно…

Неделю назад я, добившись, наконец, заслуженного отпуска, приняла решение навестить в одном из районов Ростова своего старого приятеля, бывшего ополченца. Да, как раз одного из тех самых, что «из 2014-ого». Он приезжал сюда регулярно на заработки, оставив надежду наладить свою жизнь в родном городе, живущем только на гуманитарной помощи и на мечтах романтиков, после того, как понял, что никакая «политика», прикрываясь высосанной из галстука «идеей» (я сейчас не о той Идее, за которую сражались добровольцы Русского Мира), никогда не остановит то, что позволяет спокойно «делать бизнес» на крови гражданского населения Донбасса. И в этом  виновны все, со всех сторон… Победителей в таких войнах, как правило , нет…

Мы встретились у него дома (снимал небольшую однушку вдвоём с напарником). У него был выходной день. Это была встреча двух настоящих друзей, бывших когда-то соратниками, мы вспоминали 2014-ый год, в котором было всё — и надежды на светлое будущее, и перспектива признания Новороссии частью России, и новая жизнь…

Но, увы, многому из этого, видно, не суждено было осуществиться. Я, помотавшись с волонтёрами по Донбассу, снова уехала в Россию, где меня ждали родные, которые переживали за меня, зная о моём характере и желании бороться с несправедливостью везде и всегда. А мой друг… остался дослуживать гарантированный контрактом срок в одном из подразделений НМ ДНР. Позже он переписывался со мной в социальных сетях, радуя меня новостями из личной жизни(политику мы уже тогда с ним договорились не обсуждать. Не видели смысла в том…). Увидеть сообщение «Привет, как ты? А я  женюсь!» было одним из моих самых сокровенных желаний. И это случилось уже в 2016-м…

Он нашёл себе девушку не из «боевых подруг» (камуфляжа ему и на службе с головой хватало). Его избранницей стала милая интеллигентная девушка, работающая в школе и на дому репетитором украинского языка. Не совсем добрые языки из «нормальных пацанов» пытались, конечно, «наставить бойца на путь истинный», сравнивая преподавательницу «бандеровского языка» с «нашими девчонками», но каждый раз их попытки терпели фиаско: парень по-настоящему полюбил. Он нашёл своё счастье в мире серых будней…

Будучи воспитанным на примере старых, почти «домостроевских» традиций, он считал, что главой семьи и, соответственно, главным обеспеченцем должен быть тот, кого Бог создал мужчиной. И он, продолжая нести службу, старался вкладывать всё, что зарабатывал, в семью.

Так было, пока однажды он в очередной раз не выехал “на боевые”, во время которых, как всегда, группой, в составе которой он выполнял свой долг Воина, был получен приказ: не поддаваться на «провокации» со стороны противника и вести визуальное наблюдение. Не поддаваясь на «провокации», в ту ночь группа лишилась троих бойцов. А самого его  тяжело ранило и контузило.

В те времена бойца после ранения ожидали бы только два варианта: списание на «гражданку» или служба в тылу. Сцепив зубы и негодуя от несправедливости, он выбрал второе. До конца контракта оставалось чуть более года…

На тыловой службе ему везло и не везло одновременно: выполняя рутинную работу и сталкиваясь с непониманием командного состава, он тем не менее стал чаще бывать дома и… видеть, что творится вокруг. А вокруг творилось нечто не поддающееся логике, его родной город превращался в маленький Чернобыль ввиду закрытия крупных предприятий под видом «убыточных» и «нерентабельных». А те самые пресловутые «счастливые и дружные мирные жители ДНР», которых он видел в телевизоре и о которых читал в Интернете, на поверку оказались грустными и раздражёнными людьми, занятыми только одним — выживанием.

Он понимал их, видя, во что превратилось то, что когда-то начиналось единым порывом и желанием противостоять украинскому фашизму, пропагандируемому киевской властью. Понимал он также, что и сама «идея», ради которой он встал на защиту родного города , уже не та. И что московский олигархат почти ничем не отличается от киевского или от западного. Ну разве что гумпомощь людям дают, чтобы радовались и молчали. А на самом деле у каждого крикуна с трибуны  дети и жёна с любовницей  давно уже на том самом «гнилом Западе» греют бока и бёдра на пляжах и краях бассейнов с изумрудно-голубой водой. Он понимал это, но по инерции, думая теперь о своих близких, просто продолжал делать то, что умел…

Так было, пока однажды он, побывав в очередном увольнении, не стал свидетелем того, как его одноклассник, бывший активистом «Русской Весны», но не попавший на службу по причине слабого здоровья (плохое зрение и больная печень), устроился на работу к предпринимателю, такому же бывшему активисту, но уже явно не по идейным соображениям.

И только тогда мой друг понял, что на самом деле случилось вокруг…

Он понял, что никакого «счастья» вокруг  нет. Нет счастливых и добрых людей, чьи отношения будут основываться на взаимовыручке и взаимопомощи. Основным принципом жизни на территории, «замороженной» непонятной войной, проявляющейся в виде «локальных боестолкновений», стал принцип, гласящий о приоритетности нахождения в комфортных условиях собственной пятой точки. А на остальных вокруг  можно и нужно плевать, обвиняя всех и вся.

Он видел коррупцию в организациях и терпел. Видел несправедливость со стороны чиновников по отношению к народу и терпел. Видел, как молодёжь, несмотря на регулярное посещение спортивных секций и клубов, употребляет алкоголь и предпочитает активному отдыху долгое сидение за компьютером и терпел. Видел, как пьяные бабы-торгашки, развалившись одной задницей на два сиденья в маршрутках и автобусах, хамят пассажирам и водителю, требуя «сделать красиво» и угрожая «позвонить пацанам из располаги», и терпел. Видел, как такое же пьяное быдло из «конкретных пацанов» обзывает пожилых людей «терпилами», и терпел. Видел, как унижают и презирают бывших ополченцев «возвращенцы» из оккупированных ВСУ городов, и терпел. Видел, как отказывают в трудоустройстве бывшим бойцам НМ ДНР, и терпел…

Но вот вида унижений, которым подвергся его одноклассник , не вытерпел…

Нет, он не стал выяснять отношения с предпринимателем, «кинувшим» на зарплату работника, не стал вообще вмешиваться… Он просто пошёл домой и… увидел как его жена собирает вещи, чтобы навсегда уехать в ту страну, из которой по его городу выпускали снаряды. Её просто вынудили уехать, поставив её в жесточайшие условия, предлагая ей участвовать в… “дерибане” гумпомощи. Естественно, девушка, воспитанная в семье верующих людей на принципах честности, отказалась. Она еле сдерживала рыдания, понимая, что на её глазах просто распадается её семья. Но, как оказалось, в «бандеровском языке» в ДНР  никто не нуждался, как и в её будущем. А там, в соседнем с его родным городе, оккупированном ВСУ, жили её мать и брат, которых она не видела с самого 2014-ого, когда, охваченная страхом, покинула город, не признавая никакой идеологии, чтобы доучиться в ВУЗе…

После отъезда жены он всё же терпеливо ждал, что она вернётся, пока не получил от неё сообщение. «Прости меня, но мне очень тяжело жить в условиях ненависти, грязи и лжи…» – написала она ему. Он понял её. И простил. Тогда он написал мне, что у него возможно скоро «начнётся новая жизнь».

Дослужив положенный срок, как и подобает дисциплинированному Воину, он без сожаления покинул службу и, спустя две недели улаживания мелких проблем и формальностей, сдал ключи от квартиры родственнику и взял билет на автобус до Ростова. В том, что он вернётся домой, он был уверен. Он планировал ездить в Россию только на заработки…

Мы сидели с ним на маленькой кухне, пили кофе и болтали обо всём и ни о чём. Он словно исповедовался мне, а я… я смотрела на него и восхищалась им. Сильный парень, со стержнем. Не спился, не превратился в контуженного ловца пушистых белочек… Всегда ухожен, выбрит. От него редко можно было услышать мат. Он пил кофе и наслаждался классической музыкой, воспроизводимой на смартфоне, мечтая о том, как он соберёт денег и, закончив специфическое учебное заведение в Донецке, станет заниматься любимым делом…

Я смотрела в его глаза и не могла выразить словами своё восхищение им. Его глаза горели, когда он говорил о своих планах! И, как положено, следуя нашей старой договорённости (Ну почти «Минск»!), «политику» он упомянул только один раз.

« – Понимаешь, Ритулька, – говорил он мне, стесняясь закурить в моём присутствии (я  не курю, а он никогда не позволял себе дымить сигаретой в присутствии дамы), — Понимаешь Риточка, нас не то чтобы обманули… Просто мы сами ещё тогда, в 2014-м году, не удосужились посмотреть немного вперёд. Мы, опьянённые весенним тёплым ветром и окрылённые надеждой, мечтали о том, что у нас будет как в Крыму… Но мы не учли одного: мы  не полуостров. И мы, включая и Крым, вообще даже не территория Украины. И не территория России. Даже ООН признавала нас тогда, как и сейчас, территоией СССР. И вот за это встали представители остатков коммунистических ячеек в нашем городе. И они могли быть самой движущей силой происходящего. И именно их испугались те, у кого, несмотря на типа пророссийскую позицию, был интерес на Западе и в Украине. И это  не только киевские бандиты. Есть там и московские, и донбасские… И им  глубоко неважно, что нас ждёт,  где и с кем, и кем мы будем. А вот поэтому  и вопросы на Референдуме поменяли…»

Я рассказала ему о письме, написанном Президенту РФ, но он, слегка потрепав меня за плечо, усмехнулся.

« – Ты — молодец, Ритуська. Я всегда уважал тебя за твою смелость и отвагу, – сказал он. – Эх, какая  из тебя ополченочка вышла бы… Пойми, Путин  не может повлиять на эту банду. И он  не варится с ними в одном котле. Но он  зависим от них. И его винить в том, что творится, не имеет смысла. Все наши проблемы, как и ваши, впрочем, начались ну никак не в 2014-м. Всё началось в 1991-м, когда одурманенное халявой стадо предало свою Родину. И пусть без роду и племени осталось, но зато  в гламурных тряпках, и «свобода» вокруг. Только непонятно, от чего освобождались и кто их, бедных, «порабощал»… Вот потому всё так и вышло. — Ах, — махнул он рукой. — Ну её к лешему, эту политику… Давай лучше ещё по кофейку, и о наших посплетничаем…»

О своей молодой жене он тоже вспомнил. С теплотой и лаской. Он давно простил её, не осуждая её поступка.

« — Её можно понять было, — вздыхая, сказал он. — Нас можно было понять… Самая ужасная война (если это можно назвать войной) – это та война, которая разрушает семьи. В войне, которую все власть имущие объявляют всему народу, нет победителей. И так будет, пока мы не поймём, что во всём этом  виноваты мы сами. По одной простой причине: все войны порождает отсутствие Любви и Дружбы между людьми и разделение их по признаку статуса… Нет в ДНР коммунизма, там  капитализм непонятной формации. А в Киеве — вообще сатанизм. Но это  неважно. Какие могут быть идеи, когда люди увлечены целью? Пусть даже эта цель — просто построение государства. Но вот именно потому, что у нас появилась идея разделения людей на «наших» и «ненаших», всё так и произошло. И теперь исправить ошибки нам поможет только одна идея — идея Добра и Любви к людям…

Просто я иногда вот думаю, когда один дома сижу, а что если бы я, скажем к примеру, не был бы военнослужащим НМ ДНР? Мог бы к жене поехать… Но… А как же те, кто рядом со мной остался? Они не могут думать друг о друге, так пусть хоть такие, как я, о них подумают… Я обязательно стану тем, кем я хочу стать… И буду помогать людям.»

И Судьба услышит его… Позже он обязательно станет воспитателем в одном из интернатов для трудных детей, чтобы учить их быть другими. Не завистливыми, не злыми, не «идейными». А просто дружными и сильными. Способными перенести все невзгоды и тяготы. И вот там он будет занят любимым делом.

И больше он не будет терпеть. Не «терпила» он. Он  герой. Потому, что он выжил и не сломался. Да! Он  герой! Настоящий. А не такой,  как вот эти в телевизоре, которые медали и ордена за вылизывание задниц толстых начальников и торгашек, пугающих «пацанами из располаг», получают…

И только скажите мне кто-нибудь, что он «предал Донбасс», уехав на заработки! Я не знаю, что с вами сделаю! Без всяких «пацанов из располаги» справлюсь… Меня отец-офицер рукопашке обучал…

Это вы все его предали… А он  заслужил новую жизнь. Кровью и Любовью к людям…

24.12.2018

P. S: Поддержать труд журналистов сайта можно через:

– Карту Сбербанка: 4817  7601  4485  4530

(Всего просмотров: 44, за день: 1)

Добавить комментарий