Маргарита Ростовская: ПОЧЁМ ЛИК ГЕРОЯ, БАРЫШНЯ?

Голос Вестника

Если бы я, побывав на Донбассе и взглянув в глаза мирных жителей, полные тоски от бессилия, которое сопровождает процесс наблюдения разрушенного дома после обстрела на окраине Ясиноватой, Горловки или Донецка, смогла бы после этого пиариться на горе людей с помощью вышитых тряпочек с символикой ЛДНР, которые можно продавать, якобы собирая средства на помощь бойцам НМ ЛДНР или мирному населению, меня  однозначно постигла бы кара небесная или осуждение граждан не только в Народных Республиках, но и в моей родной России (частью которой республики, к сожалению, пока так и не стали…). Никогда я бы не позволила себе, держа в руках фотографию погибшего на передовой героя, выкладывать своё лицо в интернете с призывом покупать его лик. Потому что для меня парни и мужики, погибшие ради того, чтобы остались живы чужие дети и жёны, всегда были ангелами во плоти, принявшими на себе всю боль и жестокость непонятной войны, чтобы закрыть своими телами от неё чью-то мать, дочь, сына или внуков…

Я была на Донбассе. Я видела, как гибнут люди. Я видела, как с асфальта и мёрзлой земли собирают то, что осталось от бойца-ополченца, каким несколько минут назад был безусый мальчишка или зрелый мужчина, сменивший робу забойщика на военную форму… Мне не нужно хранить в архиве фотографии того, что я видела. Это  дело журналистов и историков. Мне не нужно вышивать полотна с Валерием Болотовым или Арсеном Павловым, которые остались в моей памяти вечно молодыми и улыбчивыми простыми русскими мужиками, слегка стеснительными и беззащитными в момент встречи с любимыми… И видя, как в социальных сетях появляются предложения приобретать сделанные по «высочайшим технологиям и основам от мастера» вымпелы или цветные коврики с лицами героев, отдавших своё сердце любимым, а жизнь – делу защиты людей от Зла, меня коробила беспардонность дельцов-торгашей, зарабатывающих себе славу, имя и средства на крови и горе. Я презирала тех, кто, не имея постоянного дохода в России по причине своей «творческой уникальности» и банальной лени, связанной с нежеланием работать просто на работе (а ведь в России работы  всем хватает!), проживая в России и смотавшись на Донбасс, чтобы, пофоткав свои «селфи» в тыловых городах, вернуться в Россию ну просто суперотважными вояками и, возомнив себя «мастерами рукоделия», начинать торговать поделками собственного производства с лицами героев, описывая весь процесс этого в Интернете. Грязные, капризные, манерные сопливые изгои общества возомнили себя представителями великих миссий, оставаясь банальными торгашами…

Вот об одной такой особе мне и захотелось упомянуть, заранее вымаливая у читателей и у Бога прощение за возможный эмоциональный срыв в адрес таковой…

После моей последней поездки на Донбасс прошло много времени. Наверное, чуть более года. Более года… Я осознаю, что поступила не совсем правильно, оставив Донбасс в такое нелёгкое для живущих там время… И мне нет оправдания, кроме того, что я  женщина, которая вряд ли сможет быть Донбасской амазонкой, вставшей на защиту детворы, уже в трёхлетнем возрасте различающей калибры орудий, стреляющих по жилым домам. Мой друг, с которым я была на Донбассе, сказал мне, что предназначение женщины — быть берегиней семьи и дома, а не бегать с автоматом по окопам. Я прислушалась к его совету и уехала домой, о чём теперь горько сожалею, поскольку я нигде не видела таких духовно чистых  людей, как на окраинах Донбасса, окутанных пороховым туманом и запахом Войны… Эти люди не называли имён, не имели страниц в соцсетях. Они просто жили.  Даже на войне они находили время восхититься ростком, пробивающимся из земли, встречали рассвет, провожали закат и…любили. Бесхитростно, страстно… Так могли любить только русские!

Однако, среди приехавших таких же, как и я, «активисток доброй воли» находились не только дисциплинированные волонтёры, ожидающие команды от друзей. Однажды на Донбасс, чтобы раскрутить свой медиа-ресурс и просто попутешествовать, прикрываясь «корнями из Краснодона», приехала барышня, гордо величавшая себя «инфоополченцем Россия».

Сказать, что ей были рады , не получается. Да, россиянка, которой небезразлична судьба Донбасса… Да, привезла с собой детские вещи и пару узелков с амулетиками и талисманчиками собственного производства… Да, подарила детскому учреждению несколько упаковок бинта и «зелёнки»… Да, раздавала в Луганске георгиевские ленточки и пакетики с «русской землей» (Зачем? Это  тонкий намёк на то, что жителям Луганска нужно привыкать к земле?)… Ну приехала и приехала. Спасибо. Переночевать  найдут где. Всё, не отвлекайте, мадемуазель… Не до вас сейчас. У нас  война, если что…

Обидно, да? Да. Девочка обиделась, но виду не подала, продолжая путаться в ногах у представителей различных общественных организаций, мелькая на экранах ТВ и в Интернете с видео на тему «а вот и я тоже на Донбасс приехала, любите меня все» и раздавая милые безделушки с улыбками всем желающим. При этом госпожа «Инфоополченец Россия», она же Анна Озёрова, уверяла всех вокруг, что «вот-вот…уже скоро…Донбасс в России», особо даже не согласовывая свои действия с какой-либо организацией из России, курирующей её «командировку» , что должны делать практически все приезжающие на Донбасс не просто так. Я не была исключением этой процедуры. Но ведь Анна приехала туда ради «покататься» и «посмотреть». Наверное, потому ей можно было плевать на всё вокруг, нарушая банальные правила этики общения с людьми и сотрудничества с организациями…

Ну да шут с ними, с организациями… Помотав нервы занятым людям, Аннна взялась за «борьбу с несправедливостью», не спрашивая о том, нужна ли эта борьба вообще. Она порывалась побывать на передовой, думая, что поездка в места, откуда можно и не вернуться , увеселительная экскурсия. А когда в этом было отказано, побыв ещё пару недель в тыловом городе, и, не встретив радости в глазах людей от своего присутствия, укатила обратно в северные дали России, чтобы позже пройти курс лечения от придуманных «ранений» и «депрессии путешественика» и заняться… производством полотнищ с изображениями символик подразделений НМ ЛДНР, лиц и бюстов погибщих героев с попутной… продажей всего этого, чтобы тратить вырученные средства на сбор гуманитарной помощи для жителей Донбасса.

Как писала сама Анна, 50% средств, вырученных от продажи её рукоделия, шли на печать листовок с призывом о сборе «гумки» для ополчения и гражданских, хотя тут же, в других постах своей группы, Озёрова писала, что официального разрешения на сбор помощи у неё нет. В связи с этим у многих людей, близких к теме помощи Донбассу, возникал вопрос: а куда девались остальные 50%? И почему, не имея официального разрешения, человек занимается сбором помощи?

В ответ на все эти вопросы Анна приводила малопонятные статьи УК РФ, забывая о том, что сама же их и нарушает. А особо ретивых пугала «связями с конторой(ФСБ)» и дальнейшим разбирательством со своими «знакомыми»…

Но, никогда и никому она не сказала, что она чувствует, когда предлагает купить полотно с Нурбагандовым, Болотовым, Ищенко или Дрёмовым… Воистину широка фантазия и смекалка человека, который просто не хотел зарабатывать деньги честным трудом, без пиара на людском горе! Я боюсь представить себе, что сделают с «инфоополченкой» бойцы тех подразделений, лица командиров которых изображены на сувенирах, сделанных Озёровой, когда узнают, сколько стоит память о погибших для жительницы глубинки Севера России…

Вот такие нынче «волонтёры» бывают… Сострадать и переживать горю Донбасса им  некогда. Они полотенца шьют, желая стать знаменитыми «ополченками» и пытаясь скрыть кучу собственных комплексов, среди которых  неудовлетворённость жизнью и желание быть  сверхпризнанными и узнаваемыми на каждом углу…

А знаете, дорогая Анна… Я хочу вам пожелать, чтобы все вот эти ваши «сувениры» просто разошлись буквально «с молотка». Заработайте на них много-много денег, чтобы позже, держа их в своих натруженных руках и выкладывая в Сеть очередной ролик с жалобами о том, как мало вы поспали, покушали или покакали, пакуя бесконечные картонные коробки, отправляемые непонятно куда с рукописными чеками и разноцветными листовками, Вы смогли ощутить гордость и радость. Вместе с жжением в руках от собственной напыщенности.

Да! Я искренне желаю вам этого! Я такой же самый волонтёр, о котором нет постов в соцсетях и рассказов по телевизору. Потому, что я, выделяя такое же количество времени для сна или еды, просто молчала, стесняясь назвать своё имя и фамилию, испытывая радость от того, что гуманитарка, привезённая неизвестной девушкой, попала в нужное место. И мне не нужны были фото с героями, пиар на слезах или слава. Мне просто достаточно было видеть благодарные лица людей! И я не собиралась быть кому-то нужной… Просто хотелось, чтобы люди чувствовали заботу. От неизвестных лиц, ничего не смыслящих в создании музейной «барахолки».

Так почём ныне лик героя, барышня? Сколько у вас этих полотен? Может, сторгуемся? Я бы купила у вас их все. Но с одним условием: больше вы никого «вышивать» не будете.

Работаем, сестра? Сторгуемся?

30.12.2018.

 

(Всего просмотров: 54, за день: 1)

Добавить комментарий