Вячеслав Тюрин: “ИСПОВЕДЬ “ОТЧАЯННОГО”. ЧАСТЬ 39

Голос Вестника

Предыдущая часть. Начало

«Он решил совершить паломничество по Храмам Дружбы,» – писал когда-то Дюма про одного из своих героев. И Дюма был прав. В холодный, покрытый мокрым асфальтом и мелкими осадками период перехода ноября в декабрь, я решил совершить подобное паломничество…

Сказано — сделано. Созвонившись накануне вечером вчерашнего дня с товарищем Кротом (Как давно я его не видел… Уже более полугода прошло с тех пор. А если точнее — почти девять месяцев), уже ранним утром я, прихлёбывая из чашки жидкую бурду под названием «Нескафе Голд. 100% -ый растворимый» и просматривая новости в интернете, пытался одеть через голову застёгнутую на пуговицы рубашку. Ну а что? Упрямство — не порок.

Меня ждал неизвестный мне доселе Стаханов, город трудолюбивых и терпеливых людей, привлекающий своей суровостью и возможностью лично увидеть мощный медиа-ресурс под названием «Казачья Медиа-Группа». Да, именно там находилась газета «Казачий Вестник», радиостанция «Казачье Радио» и телеканал «Новый канал Новороссии». Всё было именно так: я попутно не упускал возможности познакомиться лично с самой Татьяной Дрёмовой, женой легендарного атамана 6-го Отдельного Казачьего Полка имени Платова НМ ЛНР Павла Дрёмова, к глубокому нашему сожалению погибшего в конце 2015 года, как раз во время окончания церемонии бракосочетания.

Почему погиб Дрёмов? А почему погиб Мозговой? И почему на церемонию прощания с атаманом Дрёмовым помимо казачьих СМИ допустили только военкоров из информотряда «Призрака»? Не задумывались над этим, читатели? Вот-вот… Вам, как и многим другим, снова впарили душещипательную историю про «ДРГ», забыв сказать Правду. А Правда — была… И знали её  тогда немногие…

Но… Помянем лучше погибшего героя тихим добрым словом для начала. Правда никуда не денется.

Одевшись в неприметную «гражданку» и уложив ноутбук в рюкзак, я спустился в столовую, где над тарелкой пшённой каши с мясом предавался размышлению о судьбе идеологии коммунизма Чега. Рядом с ним, что-то бормоча себе под нос, сидел Бозамбо перед чашкой с чаем. Поздоровавшись с «закадыками», я получил от мамы Инны тарелку с кашей и сел напротив них.

– Чего возбуждённый такой? – спросил Чега. – Случилось чего?

– Сам ты возбуждённый! – ответил я. – Случилось. В Город Сталеваров и Углерубов еду. В Стаханов.

– Стакханов? – отозвался Бозамбо. – О, Стакханов из вери кулл мэн (Стаханов — крутой парень)… Хи ворк со ас э булл (Он работал как бык). Энд хи гивд нэйм фор тавн (Он дал имя городу)…

– Оф корс, бро… – кивнул я. – Энд ай вент ту Стаханов нау. Ту визит зэ Крот, энд, май би ту визит э Дрёмовс вайф.

– О, ю факинг папарацци! – улыбнулся Бозамбо. – Итс вери интерестинг…

– Йе, бро, – я ковырялся в тарелке. – Бат ай нид зе онли фром кэж…

– Гуд лак, самрой! – Бозамбо вскинул ладонь, я легонько впечатал в неё свой кулак со словами «Ос, Бозамбо-сан!» и повернулся к Чеге.

– Я попробую наладить контакт с Татьяной Дрёмовой, – зашептал я, приблизив своё лицо к нему. – Кажется, она — единственный, кто остался верен Чести и Совести в этом бардаке…

– Правильное решение, конечно, – прошептал в ответ Чега. – но где гарантия, что вы сможете найти общий язык? Она — казачка. Ты — коммунист. Вы — идеологические оппоненты…

– Дружище, сейчас такое время идёт, когда многие монархисты становятся на поверку гораздо левее фальшивых коммунистов. В политику они не лезут, но действия властей вызывают у них критику. А значит, чисто теоретически… Ну ты понял, да?

– Понял, – кивнул Чега. – И всё же  не забывай быть осторожным.

– Ну, это  само собой! – я отодвинул тарелку и потянулся за чайником с чёрным чаем. – Вот сейчас хлебну чайку и — в путь…

Выпив чашку чая, я вышел из «Юбилейки» и потопал пешком на автостанцию, расположенную возле дальнего рынка, что прилегал к частному сектору и Меткомбинату. Именно там я надеялся найти автобус, отправляющийся на Стаханов.

Через 35 минут поездки в небольшом, но довольно комфортном автобусе я оказался на автовокзале в Стаханове. Для того, чтобы попасть к ж/м «Южный», в районе которого и проживал товарищ Крот, мне нужно было перейти рынок возле автостанции, наблюдая патрулирующих город военнослужащих в папахах (казачий город как-никак!), и сесть на местный автобус, следующий через тот самый пресловутый «Южный».

Чем мне в первую очередь приглянулся красавец Стаханов? Сложно сказать. Наверное, целеустремлёнными и серьёзными жителями. Работа, поход за покупками, прогулка — всё это совершалось стахановцами с самым серьёзным выражением лица. Здесь жили люди, знающие цену словам и делам, потомки того самого Стаханова, давшего имя городу. Они не привыкли бросаться словами попусту… Вежливость и предупредительность, с которой стахановцы обращались друг к другу, также не была для них пустым звуком. Сам город… О, это был чудесный город, со множеством фигурных арок и стареньких двух-трёхэтажных домов. Может быть это только моё мнение и впечатление, но в Стаханове преобладали оттенки серого и голубого цветов. Как же должен быть красив Стаханов зимой! Я жалел, что не взял с собой фотоаппарат…

Но вот и автобус, идущий через «Южный». Я сел у окна и старался запомнить всё, что увижу по дороге.

Выйдя из автобуса, я отзвонился товарищу Кроту и через семь минут блужданий по дворам и улицам оказался перед его квартирой.

Описать словами те чувства, которые нахлынули на меня, когда я увидел Крота и Багиру, за которыми безумно скучал, — просто невозможно. Мы стояли и улыбались друг другу, а наши глаза и сердца излучали тепло…

– Заходи, – Багира первая нарушила молчание. – Чай, кофе?

Я выбрал чай и прошёл за товарищем Кротом на кухню.

– Ну как дела твои, донбасский ниндзя? – Крот уселся напротив меняя за стол. – Где ты сейчас? Всё там же? В «четвёрке»?

– Да, – кивнул я. – Но вот… планирую уходить оттуда.

– Есть куда идти? – Крот сцепил пальцы рук в замок. – Просто как взгляну на всё вокруг, никуда не хочется.

– Да куда тут идти… – я почесал затылок. – В ДНР вернусь, наверное… А там  видно будет. Вы-то сами  как?

– Более-менее, – Крот посмотрел в окно. – Сам понимаешь, после того, как нас раскидала нелёгкая, каждый занялся инфомационкой по-своему. У меня есть свой маленький ресурс, конечно… Но это скорее хобби. А вообще — подыскиваю себе работу.

Багира поставила передо мной чашку с чаем и булочки, усевшись рядом.

– Да, немножко не так сложилось, как планировалось… – сказала она, подперев голову рукой.

– Да тут  не «немножко», Багира-тян… – проворчал я. – Кинули нас. Жёстко кинули. Расформировали подразделение, превратили его в то, что осталось, а нам – давай до свидания… И ведь знаем, кто виновен в этом. А толку?

– Ну, давай пока всё же не будем терять надежды, – Крот оставался оптимистом до конца. – Как долго ещё планируешь пробыть в ЛНР?

– Новый Год, согласно традиции, отмечу здесь, а потом  уеду, – сообщил я.

– Ну, в общем, месяц у нас ещё есть, – Крот кивнул. – Будем думать… Одна голова  хорошо, а две  лучше. Тем более мне недавно звонили из Пресс-службы НМ ЛНР. Предлагали посотрудничать. И мне, и тем, кто остался верен делу информотряда. Ты как? На тебя, если что, рассчитывать?

– Почему бы и нет? – я отхлебнул чаю. – Журналистика — она везде одинакова.

– Не скажи… – Крот покачал пальцем. – ПЦ НМ ЛНР — это официальный ресурс.

– Проплаченный олигархами, – добавил я. —Но… А, ладно… Для начала  туда смотаться нужно.

– Вот через пару дней  и встретимся с их представителем в Луганске, – Крот улыбнулся. – Всё равно вреда от встречи  не будет. А там посмотрим.

– Да мы с Зазиком и Змеем уже как-то пытались туда пробиться… – я вспомнил нашу старую поездку в Луганск. – А только попали туда Камброд и Тихий. А теперь  и они оттуда уходят. Камброд уже рапорт подал. Там писать и говорить то, что завещал Мозговой, не получится. Это та же служба. Говорить, снимать и писать можно будет только то, что прикажут. А значит, мы снова будем зависимы от настроения начальства.

– Но никто ведь не мешает нам заниматься своим делом в свободное время, – Крот опять поднял вверх указательный палец.

– Да, если у нас будет это время, – я тоже поднял вверх палец. — Но… Ладно. Попробуем. Попытка — не пытка. Всё равно делать  нечего.

– Ну, на том и порешили, – и Крот протянул мне руку, которую я пожал.

Допив чай, я с сожалением покинул уютную квартиру Крота и Багиры, чтобы встретиться с ними через два дня в Стаханове, чтобы оттуда ехать в Луганск. Времени ещё оставалось навалом, и я решил наведаться в редакцию «Казачьей Медиа-Группы».

Нужное мне здание я нашёл почти без труда. Без труда я нашёл также и кабинет Татьяны Дрёмовой.

О чем мог говорить бывший военкор с действующим редактором? Да о многом… О том, что Алчевский Меткомбинат до сих пор сотрудничает с Украиной. О том, что в Алчевске и Перевальске с работой в 2016 году никому из гражданских не везёт… Меня выслушали и попросили предоставить факты.

А спустя полтора часа я уже снова стоял на «пятачке» автовокзала и уплетал за обе щёки шаурму, запивая её кофе с молоком… Нужно было возвращаться в Алчевск.

И снова  полчаса пути, и я  в гостинице.

– Стой, кто идёт? – смеясь, гаркнул Чега, сидящий на КПП, встречая меня.

– На Брайтон- Бич идут дожди! – крикнул я.

– А на Дерибасовской  отличная погода! – «отозвался» Чега. – Как поездка?

– Ну… Почти результативно, – я выудил из рюкзака пакетик с «пуэром». – Будешь?

Чега замотал головой.

– Иди в столовую, – сказал он. – До конца обеда  двадцать минут осталось.

Я побрёл в столовую, где подменявшая Маму Инну Елена Борисовна разливала по тарелкам солянку. Пообедав в гордом одиночестве, я отправился в свой номер.

Приняв душ и переодевшись, я включил на ноуте фильм о Французской Революции и ушёл в мир интриг и переворотов…

До следующей встречи с Кротом и непонятного предложения от сотрудников ПЦ НМ ЛНР оставалось каких-то два дня. И хоть я искренне желал остаться в ЛНР, в реальности я всё же понимал, что мне придётся вернуться в свой родной город, чтобы…Чтобы там началась другая жизнь, полная не менее интересных событий.

С этого дня я начал делать отметки в календаре и списываться с друзьями из ДНР, «зондируя» почву на предмет возвращения домой

Но это уже была другая история…

11.01.2019.

Продолжение следует…

(Всего просмотров: 23, за день: 1)

Добавить комментарий