Вячеслав Тюрин: ВОЗМОЖНОСТЬ ПИСЬМЕННОГО “ДИАЛОГА” С ЧИНОВНИКАМИ В ДНР. ОЖИДАНИЕ И РЕАЛЬНОСТЬ

Голос Вестника

(Записки Свирепого Блогера)

Если пишущий о ситуации в каком-либо административно-территориальном образовании будет рассматривать ситуацию однобоко, руководствуясь только языком переживаний, мыслей и эмоций людей, он будет достоин носить гордое звание блогера-публициста с правом иногда вмешивать с свою письменную речь непереводимую игру нецензурщины с понятной читателю специфической «терминологией».

Если повествующий о том же самом, в том же режиме, будет прибегать хотя бы к минимальному количеству фактов, оставляя при этом открытыми вопросы, на которые предоставляется отвечать сведущим, находящимся «в теме» (Не обязательно из числа специалистов в той или иной области… Вон сколько в ДНР всезнающих «экспертов» возраста юного да «христового» развелось!) индивидумам, то он обрящет славу ненавидимого этими же «специалистами», неудобного в «диалоге» «оппозиционного блогера», вся «оппозиционность» которого будет заключена в желании просто знать, что происходит вокруг и внутри.

А на замечательный вопрос «И надо оно тебе?» для разрядки обстановки, конечно же, можно ответить:«Главное — знать. А надо или нет – потом разобраться можно». Ибо, как любили говаривать древние и мудрые, «Cujus notitia – habet mundus (Владеющий информацией — владеет миром)». Не так ли?

А что же по поводу «информации»? А по поводу информации  всё и так в социальных, опутавших сознание человеческое, сетях интернет-ресурсов видно. Почерпнуть оттуда можно всё, что угодно. А вот выбрать или отличить – уже труднее.

Итак… Что можно увидеть, если описать происходящее, скажем к примеру, в той же Горловке? Касаться тематики войны, обсуждая брифинги и конференции пресс-атташе различных силовых ведомств, не стоит. По двум причинам. Первая: у большинства людей, являющихся в силу определённых обстоятельств ну просто тотальными скептиками, это вызовет банальную скуку с последующим «фе». Вторая: ну знаем мы, сколько и чего и куда подвезли, знаем, кто и где обещает атаковать. И что? Военнослужащим это, безусловно, поможет, а вот гражданскому населению, если смотреть на вещи трезво, вряд ли.

А посему… А посему, давайте всё-таки, памятуя слова великого Сократа, отталкиваться лишь от того, что нам действительно известно. И даже не столько известно, сколько просто видимо…

Итак… Вот уже пять лет Донбасс «заморожен» в конфликте, который мы, руководствуясь каждый своими соображениями, можем называть как угодно. «Гражданская война», «протест населения», «восстание», «война» – всё это даже не будет считаться официальной для мирового сообщества и контролирующих сие организаций формулировкой. Официальная версия едина: на территории Юго-Востока Украины происходит убийство населения, инициированное лицами, виновными в госперевороте и захвате власти в Киеве. Ключевым словом здесь будет «убийство».

Итак… Убийство. Происходит убийство невинных людей, которые, руководствуясь правом, предоставленным им действующим законодательством существующей на том момент Украины, осуществили волеизъявление, о котором свидетельствует Референдум 11 мая 2014 года. Убийство населения страны, в которой неизвестными лицами была захвачена власть в Киеве, опять же с точки зрения Закона всё той же Украины, можно (и нужно!) считать геноцидом населения, производимом путём совершения террористических актов на территории одного из её регионов лицами, преступившими Закон, в форме ВСУ.

Естественная реакция мирового сообщества на происходящее — оказать пострадавшей стороне, населению Донбасса, какую-либо помощь в виде средств, продуктов и предметов первой необходимости.

Всё. Предисловие  закончилось. Пора переходить к кульминации.

А кульминация… А кульминация — проста. После вышеупомянутого в охваченные геноцидом области, ставшие Новороссией, а потом Республиками, стала поступать гуманитарная помощь согласно инициативам благотворительных фондов России и европейских государств. И под гуманитарной помощью, согласно военному положению, подразумевается, всё, что поступает в зону конфликта. Финансовые средства, продукты питания, одежда, выделенные на социальные пособия ассигнования—являются гуманитарной помощью. Ресурсы жизнеобеспечения (газ, электроэнергия), поставляемые в зону конфликта из дружеских государств, являются гуманитарной помощью.

Многие, читающие это, могут возразить, утверждая, что на Донбассе  нет военного положения. То есть, оно не введено официально. Хорошо. Тогда давайте принимать меры в отношении всех, кто вооружён и в форме, поскольку, если нет военного положения, не должно быть и военных. Ни с какой стороны фронта. Если же военные присутствуют, существует и военное положение. А значит, существует и гуманитарная помощь.

В связи с этим невольно возникает следующий вопрос. В какой стране гуманитарная помощь облагается контролем со стороны частных физических лиц? Ни в какой. Внимание — на пальцы. Пояснение…

Перед вами  горловский пенсионер. Он получил социальное пособие. Пособие, а не пенсию, поскольку его официальная пенсия выплачивается на территории Украины, оккупированной ВСУ (откуда там ВСУ, если Президент Украины не ввёл военное положение?). И теперь  только ему решать, как и куда тратить эти три тысячи с лишним. Он сам выбирает, кушать ему на них или, сэкономив на чём-либо, купить себе новые сапоги или лекарства зимой. Точнее,  должен выбирать.

Но это – в ожидании. В реальности на пенсионера, у которого отсутствует Интернет (в котором можно найти не только инструкции по оплате коммунальных тарифов, но и статьи Закона, позволяющие сомневаться в необходимости этой оплаты), начинает оказываться мягкое давление со стороны всяких «компаний», вынуждающих заключать договора о реструктуризации.

А теперь – внимание! Ключевые вопросы… с ответами

1. На основании какого закона в государстве, в котором происходит геноцид населения ( и даже не важно, как называется в данный момент территория Донбасса — ДНР, ЛНР, Украина.. Закон, уважаемые! Это — важнее!), пусть даже и без введения военного положения, пенсионер, лишённый всяких средств, кроме пособия, должен совершать оплату того, что поступает ему бесплатно?

Пример. Пенсионер Петров Иван Сидорович имеет задолженность за электроэнергию. Он идёт в РЭС на сверку. Там ему заявляют, что он имеет задолженность согласно Закону…Украины (№554).

Ответ чиновника: кто бы ни поставлял, нужно платить в случае пользования.

Правильный ответ: требуйте документы предприятия ( в данном случае — РЭСа), подтверждающие его деятельность на территории ДНР. Со всеми реквизитами. Снимайте копию с них и идите в вышестоящие органы с жалобой. Пусть определяются, где они работают — на Украине или в ДНР. В противном случае их деятельность на территории ДНР — нелегитимна.

Банальный ответ (Но грубоватый. И некорректный.): будут платить украинскую пенсию с регрессом — тогда и оплачу.

2. Что делать в случае отказа сотрудников предприятия предоставить потребованные документы?

Ответ чиновника: заключать договор «О реструктуризации». И выплачивать долг частями.

Правильный ответ: Не имеют права требовать такое. Следует идти в Прокуратуру с заявлением о сотрудниках, вымогающих деньги. Разумеется с доказательствами, согласно статьи 8 Закона ДНР «Об информации и информационных технологиях».

Что же будет далее? А далее — будет отписка, в которой обратившегося уверят в том, что его обращение рассмотрено. И… И всё. Дальше — частые походы по кабинетам в поисках истины… Обратившегося будут посылать выше и выше… 

Напоминает всё это старый анекдот с фразой  «А вчера вечером  приходили из гестапо и очень-очень сильно ругались…»

Так что же происходит на Донбассе-то?

Правильный ответ и вывод: смотрите Законодательство. Вот как его наладят,  тогда и поймут все, что происходит.

А пока… учимся на ошибках.

Всем — Мира, сограждане! Читайте законодательство…

25. 01.2019

(Всего просмотров: 43, за день: 1)

Добавить комментарий