Александр Майсурян: 101 ГОД НАЗАД. КРАСНЫЙ ДЕКРЕТ О СВОБОДЕ СОВЕСТИ

Выбор редакции

Карикатура из советской печати 1923 года. “— Напрасно, отче, стараешься: всё равно ни один ключ не подойдёт!..”. На стене написано “Отделение церкви от государства” и “Хода нѣтъ”. На ключах в связке: “Единая трудовая (церковь)”, “Русская народная (церковь)”, “Просто церковь”, “Живая церковь”, “Возрождающаяся церковь” и т.д. Но за 70 лет подобрали…

5 февраля (23 января) 1918 был опубликован и тем самым вступил в силу один из важных декретов советской власти — “Декрет о свободе совести” (позднее его стали называть “Декретом об отделении церкви от государства и школы от церкви”). Суть декрета состояла в том, что всё имущество церкви переходило в народное достояние, вместо церковного вводился гражданский брак, а школа делалась светской.

Как известно и как много раз разъясняли сами большевики, в Октябрьской революции была скрыта не одна, а две революции — буржуазная и социалистическая. Большевики и левые эсеры осуществляли на рубеже 1917/1918 годов и те необходимые и давно назревшие преобразования, на которые у русской буржуазии “кишка оказалась тонка”, но которые входят в стандартную программу буржуазной революции. Например, отделение церкви от государства, национализацию церковных богатств и земель, упразднение сословий и т.д.

Декрет о свободе совести целиком и полностью относился к области буржуазной революции — например, в ходе Французской буржуазной революции якобинцы пошли на гораздо более жёсткие меры против церковников (так, им запрещалось носить церковную одежду, а все до единого действующие храмы были закрыты). Красные революционеры в этом смысле повели себя сверхмягко и сверхделикатно, что церковники, разумеется, нисколько не оценили. Всероссийский патриарх Тихон, избранный на свой пост уже после Октября, открыто и резко осудил основные положения этого декрета.

В наше время, с 1990-1991 годов, мы (бывший СССР), как и французы в своё время, переживаем процесс Реставрации. То есть отмены всех достижений и завоеваний революции. Экономических (проводятся деиндустриализация, деколлективизация), социальных (ликвидируются бесплатные и доступные медицина и образование, всеобщая грамотность, пенсионная система, трудовые права), гражданских (светскость государства, равенство наций и рас, отсутствие привилегированных сословий и т.д.). И, наконец, как вишенка на торте, стираются все символические следы революции в народной памяти (сносятся памятники, вымарываются имена, уничтожаются символы). При этом отменяются не только завоевания социалистической революции (они по большей части уже разгромлены победившей буржуазией), но и завоевания самой буржуазной революции.

Разумеется, в это число входит (не может не входить!) и опрокидывание всех, по возможности, положений Декрета 101-летней давности. Де-юре в России он был отменён ещё в седом перестроечном 1990 году, де-факто находится в процессе отмены. В газетах уже не увидишь весёлых и вполне добродушных карикатур в духе Жана Эффеля на библейских персонажей, которые в советское время были обыденны и привычны и казались уже неотменяемым завоеванием светского общества. По факту, любой автор такой карикатуры теперь рискует присесть на скамью подсудимых, а то и за решётку за “оскорбление чувств верующих”. Запрет на любой, кроме благоговейного, взгляд на “святых” типа Николая Второго (вспомним скандал, поднятый вокруг фильма “Матильда” небезызвестным экс-прокурором) кажется поначалу чистым бредом — но на самом деле тоже совершенно укладываются в логику отмены того же декрета.

Что ж, давайте бегло пройдёмся по основным пунктам Декрета и посмотрим, в каком положении мы в данный момент находимся по каждому пункту.
“1. Церковь отделяется от государства.”
Формально не отменено, но находится в процессе фактической отмены.

“3. Каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются.”
Находится в процессе отмены. Так, “чувства верующих” уже защищены соответствующим уголовным законом, “чувства неверующих” закон никак не защищает.

“Примечание к п.3. Из всех официальных актов всякое указание на религиозную принадлежность и непринадлежность граждан устраняется”.
Пока не отменено.

“4. Действия государственных и иных публично-правовых общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями.”
Отменено. Чисто государственные действия вроде полётов в космос или открытия органов власти сопровождаются религиозными церемониями.

“8. Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью: отделами записи браков и рождений.”
Один из немногих пунктов декрета, пока де-факто остающийся в силе.

“9. Школа отделяется от церкви.
Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается.”

Отменено. “Основы православной культуры” — не что иное, как “закон божий” в новой упаковке. Покойный патриарх Алексий его так откровенно и называл — “основы веры”.

“10. Все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах, и не пользуются никакими преимуществами и субсидиями ни от государства, ни от его местных автономных и самоуправляющихся установлений.”
Отменено, и уже давно, начиная с 90-х годов, со льготами для церковников по продаже табака и алкоголя.

“11. Принудительные взыскания сборов и обложений в пользу церковных и религиозных обществ, равно как меры принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами, не допускаются.”
Находится в процессе отмены.

“12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют.”
Отменено.

“13. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием. Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ.”

Отменено. Все передачи музеев и музейных предметов церкви — Исаакий, Херсонес, далее везде… — тоже, разумеется, часть этого процесса. Причём власти не просто отменили указанный пункт, но и размахнулись пошире — предписали передать церкви едва ли не ВСЁ, когда-либо служившее для религиозных целей. Как и всякая Реставрация, клерикальная тоже катится в чём-то даже дальше изначального положения — церковникам, согласно “закону о реституции”, передаются даже предметы, которые никогда (!) церкви не принадлежали, а были до революции собственностью, например, частных лиц. В приступе ханжеского благочестия уничтожаются произведения искусства, которые спокойно существовали в “России, Которую Мы Потеряли” — в Питере в 2015 году был среди бела дня безвозвратно уничтожен, как считается, скульптурный портрет Фёдора Шаляпина в роли Мефистофеля, украшавший фронтон дома на Лахтинской улице с момента постройки — 1910 (!) года. При этом виновные в уничтожении памятника “ревнители благочестия”, хотя и предстали перед следствием, не понесли никакого (!) наказания. Всё это — общие элементы мозаики, которые, складываясь вместе, и образуют картинку под названием “отмена Декрета 1918 года о свободе совести”…

Но по мере того, как клерикальная Реставрация набирает обороты, растёт и общественное сопротивление ей. Так всегда бывало до сих пор во всех известных истории Реставрациях. И в конце концов господа клерикалы непременно получат отпор — так что лучше бы им заранее проявить смирение и благоразумно умерить свои аппетиты. Но, как известно, как раз этого реставраторы никогда в истории и не умели… “Они ничего не забыли и ничему не научились”. (с)

В общем, со 101-летием вступления в силу Декрета! Это прекрасный документ для будущего…

(Всего просмотров: 10, за день: 1)
Источник

Добавить комментарий