Вячеслав Тюрин: “ИСПОВЕДЬ “ОТЧАЯННОГО”. ЧАСТЬ 40

Голос Вестника

Предыдущая часть. Начало

И снова — здравствуй, Стаханов! А потом — здравствуй, Луганск…

Спускаясь к завтраку в столовую, я уже мысленно «набрасывал» план действий сегодняшнего дня. Всё — как обычно. С утра я должен ехать в Стаханов, где я заберу Крота и Багиру (или они меня), а потом мы вместе двинемся в Луганск, чтобы встретиться с представителем Пресс-Службы НМ ЛНР.

Для тех, кто не в курсе: Пресс-служба НМ ЛНР — своеобразная «элита» военно-событийной журналистики. Королева медиа-ресурсов, контролируемых официальными СМИ в ЛНР. Попасть туда для обычного «бота» из ополченцев, всё равно что попасть простому русскому Ване из села Колядки в «Останкинский» Пресс-Центр… Попавший туда имеет все шансы сделать довольно неплохую карьеру в сфере военной журналистики или, на худой конец, стать верным адъютантом кого-нибудь из «их высокопревосходительств» из первых лиц ЛНР, включая руководство корпуса НМ ДНР. И, если у вас именно такие планы, и вы к тому же обладаете хоть какими-нибудь навыками съёмки видео, монтажа видео, фотосъёмки или написания классных текстов, то вы можете считать, что вам повезло. При ответственном отношении к труду совместно с умением открывать рот только по приказу руководства вы можете рассчитывать на стабильную и спокойную «непыльную» службу, все «тяготы и лишения» которой будут заключаться только в требованиях быть мобильным, в меру сообразительным и оперативно реагировать на очередное «перемирие» на линии соприкосновения сторон конфликта. Ну ещё иногда выезжать на «запечатлеть, как подарки детям выдают». Профессиональной журналистикой такую деятельность назвать сложно, но ведь это — Пресс – Служба НМ ЛНР. Следовательно, в задачи этого «информационного» подразделения входит всего лишь освещение только тех событий, которые так или иначе связаны с НМ ЛНР. Для освещения «гражданской» жизни Министерством Информации и Связи ЛНР предусмотрены обычные местные СМИ, такие, как ГТРК ЛНР «Луганск 24», «Новый Канал Новороссии» (Казачья Медиа-Группа), «Казачье радио» (оттуда же), газеты «РИО+» (Алчевск), «Казачий Вестник» (Стаханов), и, как альтернатива всему этому , всякие Интернет-ресурсы, к которым в те времена относилась и «Советская Новороссия», ставшая для меня своеобразной «школой журналистики». Освещено будет всё, и услышаны будут все. По возможности. А кому-что не нравится — тот щипал лягушку за подмышку…

Войдя в столовую, я, как всегда, увидел очень немного занятых столиков. Наша «юбилейная тусовка»  редела: уже покинули нас поварихи Мама Наташа и Мама Лиля (Лилёк), давно уже уехали в Луганск Камброд и Тихий (которые теперь просто увольнялись со службы), давно уже потерялись где-то в глубинках Воронежа Лич и Змей, давно уже стал «дебальцевским», перейдя в «семёрку», Зазик… Все мы уходили в разные стороны, чтобы потом встретиться, подобно мушкетёрам, спустя 10-20 лет. Ещё каким-то чудом в гостинице удерживались Бозамбо и Чега (Родриго недавно тоже покинул нас, отправившись в Донецк к бойцам «Сути Времени»), ещё продолжал сидеть на собранных баулах, надеясь на то же самое чудо, я… Хотя при чём тут чудо? У меня ещё оставались незаконченные дела…

– Привет, мама Инна, – я облокотился на стойку локтем, – что покушать есть?

– Привет, ниндзя! – усмехнулась Мама Инна. – Есть макароны с гуляшом и каша рисовая на молоке.

– Давай кашу, – я выудил из кармана сладкую булочку, купленную ещё вчера, и налил в принесённую с собой из номера чашку горячий чёрный чай. Бросив в чай два куска сахара-рафинада, я поставил чай с булкой на ближайший столик и, вернувшись, принял из рук Мамы Инны полную тарелку каши.

– Ты опять сегодня путешествуешь? – Мама Инна облокотилась на стойку, подпирая щеку ладонью.

– Придётся… – вздыхая, ответил я. – Я рапорт написал об увольнении. Думаю, что скоро подпишут. Вот буду «посмотреть», под каким соусом можно влиться в ряды «ботов» Пресс- Службы НМ ЛНР. Хотя Камброд с Тихим оттуда  ушли…

– Потому что сложно там, наверное… – предположила Мама Инна. – Нужно делать только то, что прикажут. А вы — люди свободолюбивые…

– Ну, за спрос, как говорят , не бьют в нос, – я отхлебнул чаю. – Поеду-посмотрю, а там — жизнь покажет…

Уже через полчаса я стоял на остановке автобуса, идущего в Стаханов, покуривая вонючий ментоловый «Купер» (других равных по стоимости сигарет в магазине  не оказалось) и настраиваясь на хоть-какой-нибудь результат от поездки, ибо отложенных с заработной платы сбережений оставалось, увы, уже не так и много.

Мне повезло: автобус прибыл почти сразу же после первой выкуренной сигареты. Я запрыгнул во вполне тёплый и уютный салон и развернул очередной номер «Недели» (вполне толстенькая нейтральная газета), погружаясь в его чтение. Я точно знал, что двух-трёх страниц газеты мне хватит практически до самого Стаханова: рассматривать пейзаж за окном у меня не было желания.

Оказавшись в Стаханове, я связался с Кротом, получил от него ответ, что он будет через пятнадцать минут, и отправился за кофе в ближайший к остановке магазин. Приобретя картонный стаканчик вожделенного «эспрессо» и пачку «Донтабак Компакт», я отошёл к остановке и, прихлёбывая кофе, закурил нормальную сигарету.

Крот не обманул, поскольку был педантом. Уже через пятнадцать минут он и Багира призывно махали мне руками у здания автостанции. Я двинулся к ним.

– Пойдём билеты брать. – Крот взял на себе командование «делегацией». – Скоро автобус на Луганск отъезжает.

Мы с Багирой, улыбнувшись, пошли за ним. У кассы мы приобрели три талончика, отпечатанных, судя по качеству, на папиросной бумаге, и прошли в большой автобус типа «богданчика». Наши места оказались почти в самом конце салона. Рядом.

– В тесноте — да не в обиде на соседа захрапевшего… – прокомментировала начало нашего путешествия Багира. Я рассмеялся и уселся сзади неё и Крота. Автобус тронулся…

Через полтора с небольшим часа мы уже были в Луганске. Добравшись в центр города, мы (Крот) созвонились с представителем Пресс- Службы и отправились в кафе, стоявшее неподалёку, ожидать его.

В кафе Крот и Багира заказали по чашке «американо», а я, оставаясь верным своим вкусам, предпочёл зелёный чай в чайнике. Мы стали гонять чаи и перемывать кости нашим сослуживцам. За этим делом нас и застал представитель Пресс-Службы НМ ЛНР, который подсел к нам за столик, едва только вошёл в кафе.

– Здравствуйте, меня зовут Александр, – он протянул руку по очереди Кроту и мне, попутно кивнув головой Багире, – рад видеть вас…

– Крот. – сухо назвал свой позывной бывший старший политрук информотряда — Главный редактор.

– КанкУро. – покачивая фарфоровую японскую чашечку с чаем, представился я. – Ударение — на второй слог. Корреспондент-оператор.

– Багира — обворожительно улыбнулась самая воинствующая «амазонка» нашего бывшего подразделения. – Корреспондент -оператор и верстальщик.

– Очень приятно. – Александр кивнул всем нам и сразу же «взял быка за рога», приступая к основной теме разговора. – Господа, как вы уже слышали, в Пресс-Службу НМ ЛНР требуются люди с навыками журналистов — операторы, фотографы, специалисты по монтажу видео… Я хочу предложить вам стать частью Пресс-Службы. Поясню сразу, на каких условиях вы будете работать, если согласитесь, : вас зачисляют в какие-либо тыловые подразделения и прикомандировывают в Луганск. К нам. Вы занимаетесь тем, чем и ранее в «Призраке», снимаете видео, монтируете, пишете, фотографируете и получаете денежное довольствие, равное зарплате рядового НМ ЛНР… Я не тороплю вас с ответами, у вас есть время подумать. Но, увы, учитывая обстановку, времени этого  не так уж и много.

– Откуда вам известно о том, что мы делали в «Призраке»? – Багира оказалась самой серьёзной и дальновидной из нас. Она пристально смотрела в глаза Александру, ожидая ответа.

– Ваш бывший сослуживец Змей, с которым мы пересекались, как-то рассказывал мне о вас… – слегка стушевался Александр.

Мы с Багирой переглянулись. Змей? Так вот куда мотался наш «Чингачгук», покинув ряды бойцов «четвёрки»! Рыба ищет, где поглубже, а человек — приключения на свою задницу…

– Вы имели честь работать со Змеем? – перехватил «допрос» я. – Он — весьма талантливый специалист… Хоть и самоучка…

– Ну… как работать… Он иногда пересылал нам свои материалы, будучи в свободном полёте. – Александр подозвал официанта и заказал чашку «эспресссо». – И материалы были вполне стоящие. Все кроме, разумеется, его проекта «Агитация и пропаганда», напичканного сумбурными идеями…

– Вообще-то это были идеи Мозгового… – начал было я, ну тут же осёкся с улыбкой. У Змея иногда было своеобразное понимание идей Алексея Борисовича…

– Всё так и есть, но поймите меня правильно… – Александр сцепил пальцы рук в замок. – Сейчас политика  другая. И работать с ней нужно по-другому. А вам я предлагаю всё же подумать над моим предложением.

– Для этого нужно будет переехать в Луганск? – спросил Крот, заранее просчитывающий все ходы.

– Да. – кивнул Александр. – Поскольку мы получаем ЦУ только из Луганска. И офис у нас  тут. Если у вас будут какие-то трудности в отношении поселения в Луганске , то можно жить в казарменном помещении при нашем офисе. Многие ребята наши так и живут.

– Одним словом , мы можем подумать? – задал итоговый вопрос Крот в то время, как я и Багира показывали Александру интернет-ресурсы, на которые имеем выход.

– Конечно! – согласился Александр. – А пока, если вам не сложно будет, – он повернулся ко мне, – я бы попросил вас пораспространять кое-что в интернете. Ссылочки я вам вечером пришлю.

Разговор был окончен. Мы допили чай и кофе и разошлись. Уже стоя на пятачке автостанции с билетом на автобус «Луганск-Стаханов», следующий через Алчевск, Крот, хмурясь, заметил:

– Больно гладко всё…

Уже позже, приехав в свои города, после вечернего «созвона» нами было принято решение: один из нас отправится на разведку в Пресс-Службу под видом трудоустройства (Попытка  вполне соответствовала истине. Понравится — остаться можно. Нет — всегда можно сделать ручкой…). И этим самым «одним» по причине отсутствия семьи и занятости должен был быть… я.

А ещё позже я пил в своём номере пуэр и «разбрасывал» по Сети новость о гуманитарной помощи, прибывшей в какую-то стахановскую школу, освещённую Пресс-Службой НМ ЛНР. И морально готовился к «заброске».

От процесса моральной «подготовки» меня отвлёк звонок Дума. Я сделал тише звук транслируемых по интернет-ТВ новостей и взял трубку.

– Кониттива, Дум-сан! – поприветстовал я единственного «информотрядовца», оставшегося со мной. – Рад тебя слышать. Как ты?

– Я — нормально. Привет, Канкуро. Там сверху  задачу новую спустили. Нужно будет поснимать кое-что. Так… мелочи. Сможешь?

– Ну, пока я ещё действующий служащий «четвёрки» , смогу. – ответил я. – Но это будет моя последняя работа на них.

– Знаю, дружище… – вздохнул Дум. – И не намерен тебя отговаривать. Просто желаю тебе удачи во всём…

– Аригато, Дум-сан! – ответил я. – На когда я нужен?

– Ну пока — не ясно. Я сообщу. А что? – Дум зевнул в трубку.

– Просто я на днях собираюсь место дислокации менять. Возможно. – сообщил я. – Но об этом  сообщу.

– Принял, – Дум ешё раз зевнул. – Тогда просто будем на связи. Нас и так  только двое осталось…

Добро, – согласился я, отключаясь.

Отложив телефон, я вновь вернулся к просмотру новостей. Я впитывал всё, как губка, ведь я смотрел новости о своей родной Горловке! И безумно скучал за ней. И считал уже даже не месяцы и недели, а дни до отъезда ДОМОЙ…

Но это уже была другая история…

21.02.2019.

Продолжение

(Всего просмотров: 48, за день: 1)

Добавить комментарий