Анатолий Несмиян (EL_MURID), 23.02.2019

Выбор редакции

🇨🇳 Первый указ

Напряженность в Венесуэле продолжает расти. Гуайдо издал первый официальный указ в качестве временного президента, предписывающий организацию доставки в страну гуманитарной помощи. Армии приказано не препятствовать гуманитарным конвоям. Два верховных главнокомандующих отдают военным два прямо противоположных приказа. Классическое двоевластие, в котором теперь решение за военными – они должны решить, кто из двух является единственным.

Ситуация, что называется, на грани, так как любая армия мира в подобной ситуации перестает вести себя адекватно. Уже начинаются эксцессы: на границе с Бразилией индейцы местного племени попытались остановить колонну военных, которые открыли стрельбу, убив двух индейцев. Подобные действия могут окончательно восстановить против режима одну из трех основных социальных групп страны, и без того, кстати, находящуюся в довольно униженном положении.

Гуайдо прибыл в Колумбию, несмотря на запрет и якобы закрытую границу. Кстати, никаких проблем для тысяч венесуэльцев, которые вчера пришли на благотворительный концерт, организованный прямо на пограничном мосту на колумбийской территории, тоже не было. Концерт транслировался на всю Латинскую Америку, в пропагандистском отношении режим Мадуро, конечно, оказался с этим концертом в чистом нокдауне – противопоставить ему нечего, а эффект крайне значительный. Самые известные латиноамериканские исполнители, призывающие оказать помощь умирающим в Венесуэле – тяжелейший удар по Мадуро.

Image-1-11

Осталось, в общем-то, недолго – сейчас инициатива на стороне Гуайдо, режим будет лишь реагировать на происходящее. Однако риски немирного разрешения конфликта крайне высокие, позиция армии всё ещё непонятна, как неясно, сколько военных поддержат Мадуро, сколько – народ Венесуэлы.

🇨🇳 Последний день

Завтра начинается (а точнее, должна начаться) гуманитарная операция в Венесуэле. Помощь должна начать поступать на территорию страны. Основной вопрос – будет ли препятствовать армия конвоям с грузами. Режим трактует происходящее как агрессию, ссылаясь на отсутствие своего согласия и отсутствие международного мандата, который не может быть получен, так как любую резолюцию в Совбезе заблокирует Россия и, вероятно, Китай.

С другой стороны, гуманитарная катастрофа в стране налицо. Проблема не только в дефиците всего – лекарств, продовольствия, медицинской помощи, но и в распадающейся социальной инфраструктуре. В больницах просто нет персонала – из страны бегут в первую очередь специалисты. Для соседей Венесуэлы происходящее разрушает их собственную безопасность – количество беженцев за время правления Мадуро только в страны Латинской Америки составило 2,7 млн человек – это уже вполне сравнимо с числом сирийских беженцев за все время войны. При том, что в Венесуэле точно такую же ситуацию создал в казалось бы мирное время ее наркорежим.

D0AFgtgWkAAM1iw

Ситуация подталкивает к единственно возможному решению – купированию гуманитарного коллапса на территории самой Венесуэлы. Однако проблема в том, что именно режим обладает сегодня монополией на распределение товаров первой необходимости среди самого обездоленного населения. Его политическая легитимность основана исключительно на раздаче этим людям минимальных наборов для выживания. Появление альтернативной системы помощи полностью и очень быстро подорвет остатки поддержки режима, чего он, конечно, допустить не может. Отсюда и категорическое неприятие любой помощи.

Возникает противоречие, которое уже перешло в полномасштабный кризис. Он, понятно, не может длиться долго, а потому решение о начале поставки помощи – это решение о его прекращении. По сути, соседи Венесуэлы поставлены перед альтернативой – либо бездействие, и тогда венесуэльские метастазы поразят и их, либо действия, которые могут привести даже к войне. Выбор неприемлемый, но другого нет.IGUzq0im

Заинтересованы ли США в свержении режима Мадуро? Конечно. Другой вопрос, что сам режим сделал 99 процентов всех действий, которые подвели ситуацию к такому финалу. По большому счету сам Мадуро добьет свою страну, даже если ничего не делать. Другой вопрос, что теперь на повестку дня выходит вопрос последствий и их цены. Проектные мероприятия, которые, возможно, будут включать в себя и силовую составляющую, теперь начинают выглядеть менее затратными в сравнении с общим расходов ресурсов на ликвидацию последствий происходящего в Венесуэле.

Два основных противника свержения Мадуро – Китай и Россия – имеют в этом конфликте несовпадающие интересы. Китай интересуют гарантии своих вложений и поставки ресурсов. Но даже в случае, если такие гарантии станут менее очевидными, конфликт для Китая неактуален – он обладает колоссальными резервами, позволяющими ему рискованные вложения и возможные провалы. Мотивы Кремля менее рациональны: гопота с раёна должна доказать, что без неё большие люди не могут решать вопросы, поэтому противостояние с США везде, где возможно, стало идеей фикс для Путина. На самого Мадуро ему плевать – он сдаст его, если только появится намек на согласие США разменять его на какие-то уступки. Но в том и дело, что при таких мотивах никто и никогда не пойдет на сотрудничество и тем более размены: извстное правило – с террористами переговоры не ведут, придумано не от хорошей жизни. Согласившись в одном, ты рискуешь немедленно получить десять новых терактов. Мотивы Кремля рассматриваются только в таком ключе, и пока это не дает ни малейшей возможности для сотрудничества. Остаются бессильные угрозы и мелкие пакости. У гопоты с возможностями не очень.

Тем временем заявлено о полном перекрытии границы с Бразилией, рассматривается вопрос о закрытии границы с Колумбией. Крышку кипящего котла принято решение закрыть наглухо. Огонь под ним при этом продолжает жарко гореть.

🇨🇳 Ритуал

Вчерашний ритуал, как и любой ритуал, имел крайне слабое практическое значение. Его зачитывают не потому, что нужно, а потому, что так положено. А потому за пару недель посадили пяток исполнителей – они набросали некую рыбу, затем инстанции ее поправили и принесли пред светлы очи. Зачитали-забыли. До следующего раза.

В имеющемся сегодня формате послания президента Федеральному собранию – зримый образ тотальной безответственности власти. Смысл любого планирования заключается в том, чтобы вначале опереться на какую-то исходную точку, охарактеризовать текущую ситуацию. И только после этого намечать какие-то шаги. Когда у вас нет точки опоры, всё сказанное повисает в воздухе.

Unknown

Однако такой отчет невозможен, так как немедленно возникнут вопросы – а кто отвечает за то, что было намечено, но так и не сделано? Но ни у кого таких вопросов не возникает, а каждый год высказываются некие пожелания в чей-то неизвестный адрес с обязательной мантрой: “времени на раскачку нет”. Как нет, если из года в год это пожелание повторяется снова и снова? Без малейших последствий для тех, кто продолжает раскачиваться – год, два, пять, семь?

И опять – если руководитель требует от подчиненных прекратить “раскачиваться”, а они игнорируют руководящее указание – то кто виноват? Бестолковые подчиненные или бездарный и никчемный руководитель? Или все друг друга стоят?Это и есть безответственность. В чистом виде. А потому послания Путина – это просто унылый и никому, в общем-то, ненужный ритуал.

Вопросы внутренней политики для Путина носят крайне муторный и ему лично совершенно неинтересный характер. Единственное, где он оживляется – это когда рассказывает про очередное чудо-оружие, которым он сотрет в порошок очередного врага. Тут ему интересно, тут он еще не наигрался. Так было год назад, два года назад, пять лет назад – точно так же и сегодня. Человек, неспособный к созиданию, загоняющий свою страну в кромешный тупик – что он может предложить другим? Только одно – стращать, пугать, и обижаться, когда никто не боится.

Тягостное зрелище. Душераздирающее. Плохо то, что всё это происходит не в очередном мультфильме про Винни-Пуха и всех-всех-всех, а непосредственно с нами. И когда будет конец этого фильма – неизвестно.

(Всего просмотров: 16, за день: 1)
Источник

Добавить комментарий