Артём Сергеев: О «РОССИЙСКОЙ НАЦИИ» БЕЗ ПОЛИТКОРРЕКТНОСТИ

Голос Вестника

Как получилось, что в огромной стране правит кучка аферистов, а 140 миллионов людей, населяющих её безбрежные просторы, пребывают в глухом летаргическом сне? Куда делся народ-созидатель, народ-победитель? Во что превратились советские люди, усилиями которых страна прирастала колоссальными богатствами и выстояла в смертельной борьбе с сильными странами и народами. Откуда взялась аморфная, разобщённая общность людей, которую Путин назвал «российской нацией»?

Чтобы из великого советского народа сделать серую массу, называемую «российской нацией», для начала отменили в паспортах графу «национальность». И все мы стали, с точки зрения новых хозяев страны, Иванами, не помнящими родства. Что плохого в том, что ты русский, татарин, еврей, якут? Абсолютно ничего. В СССР ко всем относились ровно. Ни одна национальность не чувствовала себя ущемлённой. Правда, иногда казалось, что это равенство советских людей доводилось до абсурда. Яркий пример – национальный состав Союза Писателей СССР, когда в нём 15% (!) членов были из Прибалтики. Из Прибалтики, Карл, которая, в основном, состояла из хуторов – откуда там взяться писателям? Но ведь где-то наскребли целых 15%! Кто-то сейчас их помнит? Ну, может, одного-двух. Скажете, глупость и показуха? Отнюдь. Так Советский союз стимулировал развитие национальной культуры отдельных республик и народностей, у которых ранее деятелей культуры не наблюдалось, а если они и проскакивали, то их было мало, и были они известны только в своём обособленном мирке, ограниченном максимум городом, а то и деревней. Благодаря такой политике мы до сих пор читаем Юрия Рытхэу, Чингиза Айтматова и других писателей многонационального СССР, где до прихода Советской Власти была повальная безграмотность, а уже в Союзе издавалась литература на 88 языках народностей, населявших страну. Это давало знания, кругозор и умение оценивать происходящее без подсказок извне.

Но сейчас в Доме Культуры располагают забегаловку «Магнит», а библиотеки называют именем Ельцина, это говорит о том, что культура находится в загоне. Правители поставили на ней крест. Население специально лишают доступа к альтернативным знаниям, отличным от главной линии мафиозного кремлёвского клана.

Советская власть принесла в отдалённые области страны не только всеобщую грамотность, но и электричество, промышленность, а в некоторые и цивилизацию. Угнетённых наций не было. И так продолжалось до «перестройки». Она породила искусственно подогреваемые межнациональные конфликты. Я попал в Баку через неделю после национальной резни. Разговаривал с людьми, которые живут в пятиэтажке недалеко от места событий. Такие островки самостроя были во многих городах, мы их тогда называли «шанхаем». Трасса проходит чуть выше места, где разразилась трагедия. Состоит оно из лабиринта очень узких, не больше метра, извилистых проходов между самодельными лачугами, и видно с дороги, как на ладони. И я вам скажу: там негде было спрятаться от боевиков. Разговаривал и с армянами, и с азербайджанцами. Сидели за одним самодельным столом у подъезда, в тени деревьев. Никакой вражды между ними не было и в помине. Выглядели они, как одна дружная семья. На стол по поводу приезда гостей носили кто что может. Соорудили приличную скатерть-самобранку. По лицу определять национальность я не силён. Они представлялись сами, подчеркивая свою национальность, мол я Ашот, армянин.

Или: я Нина, азербайджанка. Говорили они это специально, чтобы мы, приехавшие из России, поняли, что они живут мирно, а то, что произошло – этот кошмар – к ним занесено извне.

Кому и для чего нужно было поссорить две национальности, веками жившие бок о бок? Думается мне, тем, кто усвоил истину: чтобы успешно властвовать – нужно раздробить людей на отдельные группы, желательно соперничающие, или, ещё лучше, враждующие между собой. Тут важное слово «властвовать» – то есть жить за счёт кого-то, присваивая продукты чужого труда. Не жить почти на равных, как при Советском Союзе, когда во власть попадали лучшие, проверенные годами кандидаты, а именно властвовать, попирая чужие интересы. А для этого надо угнетаемых разделить, чтобы они не смогли сплотиться в один мощный кулак и двинуть этим кулаком в рыло зарвавшихся угнетателей.

Потому и нужно было отменить графу «национальность». Для захватившей власть верхушки вредное было то, что национальность в какой-то мере сплачивала людей и создавала устойчивую общность, в которой работали неписанные законы взаимопомощи и взаимовыручки. В этой общности поддерживались свои традиции и устанавливались негласные фильтры для проникновения разлагающих идей либерализма и толерантности. Сейчас же власть стремится максимально атомизировать общество. Чтобы каждый был сам за себя и одновременно против всех.

Отмена графы «национальность» в паспортах сработала как-то односторонне. Русских она разобщила, а народы Кавказа сплотила. Это хорошо заметно по тому, как выходцы с Кавказа ведут себя в исконно русских городах и поселениях. Здесь они чувствуют себя намного комфортней, чем у себя дома, в родном ауле. Там ты должен вести себя прилично – ибо прилетит оплеуха от старшего, а в наших городах роль старшего выполняют продажные мусора, которые куплены с потрохами. И получается, что хозяева в городах уже не местное население, а залётные маргиналы, которым у себя на родине не нашлось настолько высокого места, на которое они претендуют в силу своего невысокого интеллекта. А все вместе, и те, которые вынуждены терпеть незваных «гостей», и те, которые давно уже не чувствуют себя гостями, называются обтекаемо «российской нацией».

Российская нация – это то уникальное в своём роде сообщество людей, которые черпают всю информацию не из книг и газет, а исключительно из зомбоящика. И даже заходя в Интернет, они не стараются почерпнуть новых знаний, нет, они стараются подтвердить верность своих заблуждений. Именно поэтому в тех группах в соцсетях, которые льют елей по поводу величия Путина, так много подписчиков. Так легче: не надо думать, не надо признавать свою вину в том, что ты допустил то, что Путин и его подручные сделали с некогда великой Россией в лице Советского Союза. А раз человек не чувствует своей вины за хатаскрайничество, он так и продолжает двигаться по течению, ничего не улучшая и не созидая. Из таких особей состоит население. Не народ, а население. Народ – это когда миллионы в едином порыве, это когда общество ведут за собой пассионарии, а не жулики, дорвавшиеся до власти.

Но тут возникает закономерный вопрос: что надо, чтобы население стало народом? Не век же горбатиться на того парня, занявшего круговую оборону в Кремле. Конкретного ответа на этот вопрос нет. Но, оглянувшись назад, на историю Советского Союза, можно сделать кое-какие выводы. Одним из первых, будет такой: людей сплотила всеобщая созидающая идея построения светлого будущего. Это главное. Грамотное руководство Ленина, а потом Сталина содействовало тому, чтобы заронить в душу каждого искру веры в успех. От веры возник массовый энтузиазм. Когда было необходимо затянуть пояса на и без того тощих животах, никто не стал роптать за исключением таких, которые и сейчас ждут милостей от власти капиталистов, не делая ничего для того, чтобы разорвать порочный круг рабства.

А тогда вся страна взялась за благоустройство своей жизни: строили заводы, школы, аэродромы, санатории, и Дома Культуры. Одних военных аэродромов было построено 250 (а при Путине осталось 8). Зачастую полуголодные, плохо одетые люди в городах, пустынях и в тайге строили Великую Страну. Как же удалось руководству СССР так заинтересовать население Российской Империи, чтобы оно встало единым строем и на стройку, и на защиту социалистической Родины? Удалось это благодаря личному примеру. Это в позднем СССР, начиная с Горбачева, начался стремительный рост привилегий верхушки власти. При Сталине такое невозможно было даже представить. Всё руководство Партии и Союза жили на виду у людей. Не было шестиметровых заборов и закрытых городков со шлагбаумами, собаками и автоматчиками. Даже кортеж был положен только высшему руководству, а не всякой шелупони, наворовавшей денег и заимевшей друзей среди коррумпированных правоохранителей, как нынче. Руководители Партии и Правительства, не говоря уже о людях с более низких ступеней власти, жили с нами по соседству.

Да, у них были спец распределители дефицитных товаров, они имели служебный автомобиль, дачу (не дворец), некоторые имели прислугу. Но в остальном это были не небожители, а просто уважаемые люди, которые были на сто процентов достойны жить чуть лучше остального населения, в силу большего количества пользы, приносимой стране и обществу, и большей ответственности, которая ложилась на их плечи.

Из биографий членов Политбюро видно, что ни один из них не попал туда по протекции, по блату или благодаря родственным связям. НИ ОДИН. Все прошли тяжёлую школу производства, от станка до кресла руководителя или от комбайна до председателя колхоза. Каждый из них обладал каким-то качеством, которое было востребовано для нужд страны. И люди это видели. И люди им верили. Поэтому шли за ними, как в бой. Что происходит сейчас, вы и сами знаете. Разве есть в правительстве, в Кремле или в Думе человек, которому можно верить? Наверное, есть, но их, как пальцев на одной руке. То же самое можно сказать обо всех руководителях госкорпораций, холдингов, фирм и фирмочек. До власти дорвалось ворьё, которое переживает не за страну, а за своё благополучие и безопасность. Такие никуда не приведут, кроме как к краю пропасти. И мы уже там, на том краю, куда завели нас кремлёвские уголовники, и из-под наших ног уже осыпаются мелкие камешки и летят в бездну.

Нам необходимо снова стать народом, чтобы один за всех и все за одного. Чтобы почувствовать локоть товарища, надо приходить на митинги. Только в толпе своих единомышленников появляется чувство коллективизма, которое может сокрушить любые препятствия. Почему-то у либерального сообщества это получается, а, когда митинги проводят патриотические левые силы, приходят от силы пара тысяч человек? Потому что люди не верят в успех общего дела. Не верят, потому что рухнул СССР и до сих пор нет чёткого понятия – почему? При этом некоторые левые ведут себя, как кремлёвские шлюшки. И это играет против патриотического сектора. Люди не верят ещё и потому, что левые силы никак не могут поступиться своими амбициями и объединить свои усилия в борьбе с общим врагом – капитализмом. Своим объединением левое движение приумножит и сплотит свои ряды, завоюет уважение жителей страны и отсечёт всех провокаторов, сектантов и дельцов, которые оттягивают на себя часть доверчивых людей. Эти люди дают себя убаюкать сладкими речами сектантов, типа нравственного капитализма, переписывания Конституции и другой лабуды. Их можно понять: никто не хочет революции и гражданской войны – вот они и дают себя уводить в сторону, чтобы потом сказать: вот видите, мы поверили, а нас снова обманули, значит, так тому и быть.

«Российская нация», зарекомендовавшая себя не с лучшей стороны, всё ещё может показать, что она народ, немного заблудший и обманутый – но всё ещё народ. Народ – наследник славных отцов и дедов, которые победили Европу в Великой Отечественной Войне, а потом построили Страну, которая шла на равных с ведущими державами мира, которые богатели, пока мы воевали. И это сделали не немцы или англосаксы, которые сейчас правят миром. Это сделал Советский народ. Нам есть что вспомнить из великих достижений.

А пока мы это забыли и вспоминаем только на День Победы, капиталисты грабят наше общее богатство. А оно не безгранично. Ресурсы истощаются и вывозятся подручными Путина за рубеж и приносят пользу потенциальному, пусть не врагу, но сопернику. От нас, от нашей решимости и сплоченности зависит количество оставшихся народных богатств в распоряжение народа. А в то, что народ вернёт себе власть, я безоговорочно верю.

Остаётся только сделать шаг. А дальше пойдёт по инерции. Главное, не останавливаться.

28.02.2019

(Всего просмотров: 126, за день: 1)

Добавить комментарий