Артём Сергеев: ГРУЗИЯ. ТБИЛИСИ. 9 АПРЕЛЯ 1989

Голос Вестника

Вчера в Грузии отмечали День национального единства, гражданского согласия и памяти погибших за родину в Грузии. Приурочен он к дате 9 апреля 1989 года, когда был трагически разогнан националистический митинг на проспекте Руставели в Тбилиси — это событие считается ключевым в последующем распаде СССР. Горожане традиционно принесли тюльпаны к лестнице бывшего парламента, где в роковую ночь погибло 16 человек, большей частью женщины, во всех церквях прошли панихиды. Что же произошло 30 лет назад в Тбилиси, который выступил за выход из Советского Союза?

Образ озверевшего советского десантника с саперной лопаткой в руке, который гонится несколько километров по проспекту за пожилой женщиной, а потом безжалостно пробивает ей голову, до сих пор используется в грузинской пропаганде при объяснении происходящих событий. Десятитысячный митинг в Тбилиси в апреле 1989 года представляется как борьба против советской власти и коммунизма за демократические ценности и свободу. Да, уже брезжил впереди 1991 год, который развалил не только СССР, но и саму Грузию, от «миролюбия» которой сбежали Абхазия и Южная Осетия, но Тбилиси жил еще обычной жизнью — с вином, мандаринами и шашлыками, автомобилями «Волга» и переполненными пляжами в Сухуми и Батуми. Популярностью пользовался анекдот про объявление на вокзале: «Поезд Тбилиси — Советский Союз отправляется с первого пути», но это же просто шутка, особая ментальность гордого народа. Оказалось, что нет.

Собственно, событиям 9 апреля предшествовали не антисоветские отношения в чистом виде. Накануне в Абхазии на народном сходе абхазы постановили выйти из состава Грузинской ССР и восстановить статус Абхазии в качестве равноправной союзной республики в составе СССР, как это было до 1931 года. И бессрочный митинг в Тбилиси начался 4 апреля именно как антиабхазский, которых требовали лишить какой-либо автономии. С Абхазией показалось скучно и как-то немасштабно, поэтому решили замахнуться на Москву: «СССР — тюрьма народов!». Лидеры протестующих, Звиад Гамсахурдия, Мераб Костава, Ираклий Церетели, Гия Чантурия, уже особо и не скрывали истинных целей — добиться выхода из СССР любым, пусть и вооруженным путем.

Что делать с Тбилиси в Москве не знали. Михаил Горбачев, провозгласив Перестройку, еще не догадывался, что за ней последует Перестрелка и уже потом Перекличка, поэтому больше усердствовал в Европе, активно сдавая ГДР, а заодно находящуюся там ЗГВ (западную группу войск) с потрохами. И что там творится в Грузии, «голубю мира» было абсолютно безразлично. «Что? Тбилиси? Ну, пошлите туда Шеварднадзе, что ли», — Горбачев отправил урегулировать конфликт министра иностранных дел, как будто уже за границу. Или просто не вспомнил другую грузинскую фамилию. В общем — отмахнулся. Можно считать, что дал отмашку.

Партийные власти в Тбилиси явно паниковали и запросили военную поддержку, которую и получили уже 8 апреля. В столицу Грузии вошли 4-й оперативный полк дивизии им. Дзержинского Внутренних войск МВД СССР, ряд подразделений отдельного 345-го парашютно-десантного полка 104-й ВДД из Кировабада, пермский и воронежский ОМОН, курсанты Горьковской высшей школы МВД, а так же был привлечен 8-й мотострелковый полк из состава тбилисского гарнизона. Общая численность сил — около 2500 человек, которым к тому времени уже противостояли порядка 40 тысяч митингующих (по другим оценкам — около 20 тысяч).

Руководство операции по разгону демонстрантов было возложено на МВД Грузии, которому было предписано «совместно с частями Советской армии принять меры по удалению митингующих с территории, прилегающей к Дому правительства». Поэтому не совсем корректно было обвинить в приказе о применении саперных лопаток десантниками тогдашнего командующего ЗакВО генерал-полковника Игоря Родионова — его непосредственных подчиненных из состава МО было задействовано 440 человек.

К слову, именно после тбилисских событий возник в армии так называемый «синдром Родионова», которого обвинили во всех смертных грехах — военачальники откровенно остерегались в последующем отдавать приказ подчиненным на применение силы. Характерный пример — путч августа 1991 года в Москве, когда армия сидела на броне и просто наблюдала за происходящим. У самого Игоря Родионова тогда был сильнейший стресс, и он после услышанных обвинений подал в отставку. Еще и Горбачев был страшно зол на «генерала с саперными лопатками». Игоря Николаевича «спрятали» на должности начальника академии Генштаба, а в июле 1996 года он был назначен министром обороны Российской Федерации.

События ночи 9 января разворачивались стремительно. БТРы вытеснили митингующих с проспекта Руставели, толпу разделили и создали два кольца оцепления. Но началась давка — боковые улицы были перекрыты накануне самими митингующими. Тогда на месте погибло 16 человек, еще трое умерли в больнице. Черепно-мозговая травма была зафиксирована только у одного погибшего, все остальные скончались от асфикции — задохнулись в толпе либо не выдержали слезоточивого газа. Вероятно, что именно по этой причине основное число погибших пришлось на женщин, которые наиболее уязвимы в толпе.

— У событий 9 апреля 1989 года в Тбилиси два наиболее важных аспекта — полицейский и политический, — считает медиа-консультант Александр Зимовский. — Есть и другие: этнический, экономический, криминальный, например. С политической точки зрения краткосрочный эффект оказался не таким, на который рассчитывало руководство СССР и Грузинской ССР. Дальнейший рост националистических настроений купировать не удалось. Информационный контроль был утерян, обсуждение перешло в непривычную для властей публичную плоскость на Съезде народных депутатов. Грузия легко вообразила себя жертвой и в самой республике началась неконтролируемая смена власти. Учитывая исторический опыт Грузии, вместо коммунистов здесь могли появиться только националисты самого пещерного извода. Так это и случилось.

Долгосрочный эффект оказался для Грузии разрушительным. Всего через два года после тбилисских событий националисты привели Грузию к гражданской войне. Вместо гуманных резиновых палок ПР-73 и безобидной «черёмухи» на улицах Тбилиси грузины стреляли друг в друга из артиллерийских орудий и давили горожан танками. Процесс развала СССР повторился здесь в миниатюре — национальные окраины разбежались, причём развод произошёл военным путём.

Полицейский аспект выражается в том, что советская власть, считая себя народной (что, в общем, было справедливо), не готовилась применять полицейские меры для подавления уличных беспорядков. Эта неготовность вылилась в то, что подразделения МВД СССР не умели и не обучались действовать на городских улицах против больших масс демонстрантов. На усиление всякий раз приходилось привлекать воинские части, вплоть до солдат мотострелковых и десантных частей. Кроме того, не учитывался фактор возможного разложения в рядах собственных органов правопорядка, как это и случилось с МВД Грузинской ССР, когда сотрудники милиции отказались выполнять свои обязанности. Впрочем, все эти уроки в Грузии учтены. Теперь на массовых акциях граждан Грузии избивают и винтят исключительно соотечественники.

Потому что «Демократия — это вам не лобио кушать», — как любил назидательно повторять покойный вор в законе и государственный деятель независимой Грузии Джаба Иоселиани.

https://svpressa.ru/politic/article/229925/

Вот как описывает разбор событий в Тбилиси на съезде народных депутатов председатель Совета Министров РСФСР, член Политбюро ЦК КПСС Виталий Иванович Воротников:

«Очень эмоционально, с резкими обвинениями в адрес военных, которые совершили «беспрецедентное, массовое избиение участников мирного митинга в Тбилиси 9 апреля», выступил депутат Гамкрелидзе. Привел примеры преднамеренной жестокости, убийств, использования химических средств и т. п. Он считает, что командование Закавказского военного округа несет ответственность за происшедшую трагедию, в результате которой погибло 16 ни в чем не повинных людей. Его выступление вызвало всплеск возмущения в зале. Стали требовать, чтобы генерал Родионов дал необходимые объяснения съезду.

Выступил генерал-половник И. Н. Родионов (командующий ЗакВО).

Он заявил: «То, что произошло в Тбилиси, было провокационной акцией, носившей антисоветский, антигосударственный, экстремистский характер. Разжигались националистические, антирусские настроения. Сеяли раздор, смуту, оскверняли памятники, останавливали движение транспорта, били стекла. Эти беспорядки организовали лидеры общества «Церетели». На митинге перед Домом правительства распространялись призывы, лозунги: «Долой русских — коммунистов», «Русские — вон из Грузии», «СССР — тюрьма народов». Страсти на площади были накалены. Возникла угроза расправы над коммунистами, всеми, кто не приемлет этих националистических лозунгов.

Руководством республики было принято решение освободить от митингующих уже несколько дней площадь перед Домом правительства. Для этих целей использовать органы МВД, внутренние войска, были подтянуты и части министерства обороны. Нам поставлена задача вытеснить людей без какого-либо применения оружия. Стали объяснять по мегафонам, просили разойтись. Подготовленные отряды боевиков оказали жестокое и упорное сопротивление. Возникли столкновения, давка. Толпы людей двинулись с площади, но она была заблокирована транспортом. В давке и погибли, и пострадали многие. Никаких химических отравляющих средств не применяли, использовалось средство слезоточивого действия «черемуха». В столкновении получили ранения и увечья немало солдат и офицеров».

Остаётся добавить, что события 9 апреля, скорее всего, готовились заранее. И об их подготовке знали те, кто мог их предотвратить. Во всяком случае, Горбачёв дал команду Шеварднадце поехать в Тбилиси и разобраться на месте, что там происходит. Но тот не поехал, а нашёл повод остаться в Москве. Тем самым, события были пущены на самотёк. А, когда уже произошла стычка военных с демонстрантами, события эти приняли необратимый характер. Но и потом, когда ещё что-то можно было решить мирным путём, Горбачёв заявил: «Не надо форсировать напряженность. Разберемся». Что произошло дальше, мы уже знаем. Дальше была война.

В этой связи хотелось бы провести аналогию с событиями на Украине в 2014-м году, когда начался майдан в Киеве. Когда противостояние достигло своего апогея и настала необходимость срочно наводить конституционный порядок, президенту Украины, Януковичу позвонил президент России – несменяемый Владимир Путин, будь он неладен, и запретил тому разгонять боевиков, захвативших правительственный квартал. Что произошло дальше, мы уже знаем. Дальше была война.

Уверен: аналогия не случайна. Путин рассказывал, что его, якобы, «попросил» Обама, чтобы остановить совершенно законные действия украинского президента. Кто «попросил» Горбачёва прос…ать Грузию, уже не важно. Рейган или Тэтчер, или ещё кто-то из «кураторов». Важен сам факт: И Горбачёв и Путин открыто позволили совершиться государственному перевороту у наших соседей. Оба эти переворота вылились в дикую русофобию и потерю Россией союзников. И сделано это было намеренно.

Кто на очереди? Союзников у России осталось – раз-два и обчёлся.

10.04.2019

(Всего просмотров: 64, за день: 1)

Добавить комментарий