Вячеслав Тюрин: “ИСПОВЕДЬ “ОТЧАЯННОГО”. ПЕРЕЗАГРУЗКА.”

Голос Вестника

ЧАСТЬ 3.

Предыдущая часть. Начало

Как я и предполагал, мне удалось проснуться рано утром. Причём  без всякого будильника на телефоне. Первым проснулся слух, позволяя воспринимать хардкорные хиты, транслируемые радиостанцией «Новороссия-Рокс» (не переведутся никогда неформалы на Руси!), а уже потом — все остальные части систем моего организма. Протирая глаза под старых добрых «Роллингов», я поплёлся в ванную…

Четверть часа на гигиенические процедуры, и – на кухню заваривать зелёный крупнолистовой. День обещает быть умеренным в плане погоды: с коркой обледеневшего тонкого слоя снега на сером асфальте и со слабым солнечным светом. Ну… Вполне приличная донбасская зима. Без излишеств, большое количество коих, как утверждали мудрые , вредно.

Уже спустя час я шагал по пустынной улице к автобусной остановке. Почему пустынной? Так день-то — будний. Кто-то пошёл на работу, на которую чудом удалось устроиться, чтобы зарабатывать «минималку», насчитывающую от 3 до 5 тысяч рублей (из которых добрую тысячу, а то и более, необходимо было отдать за «коммуналку»), кто-то стоял в очереди в исполкоме за талончиком на гуманитарную помощь, кто-то просто гулял… Кстати, нельзя без позитива отметить то, что люди в последнее время стали чаще бывать на свежем воздухе. Как оказывается, мало нужно человеку для счастья! Просто знать, что ты  жив, что прожит ещё один день… А ощущать под ногами твёрдый асфальт, а не вонючее глинистое болото воронок, оставленных снарядами ВСУ, дышать свежим морозным (пусть и с некоторой долей «стироловско-коксохимовских» выбросов) воздухом — это отдельный балдёж. Добавьте к этому ещё стаканчик «эспрессо» или зелёного чая с мелиссой , и вы станете самым счастливым человеком на планете.

Но это — вы… Я же, несмотря на это прекрасное утро, всё же был подвержен зимнему «сплину». Мне не хватало того «движа», в котором я пребывал весь период моей «командировки» в ЛНР. Не хватало друзей-единомышленников, стоящих рядом плечом к плечу в «горках» и «пикселях», рассказывающих интересные истории или травящих забавные анекдоты. Мне не хватало друзей, живущих сегодня и сейчас, знающих, что ожидаемое и желанное «завтра»  может и не наступить. Мне не хватало своих местных «закадык», с которыми мы начинали ещё в 2014-ом и 2015-ом в организациях «Власть – Народу!» и «Объединение Винов Новороссии». Меня «ломало» в одиночестве…

И тем не менее, я должен был что-то делать…

Забравшись в салон автобуса, я развернул свежий номер «Мозайки», пытаясь понять, чем живёт город, в котором меня не было больше года, заглядывая в него левым глазом. Правым я изредка косился на обстановку в салоне старенькой «двойки».

Пассажиров в половине десятого  не так уж и много. И не мудрено. Рабочий день вообще-то  с пол-восьмого начинается. Или с восьми. У кого как. Так что в автобусе  преимущественно пенсионерки, женщины и опаздывающие на первые пары студенты.

В автобусе начинает ворчать радио. О небо, неужели традиционный «шансон»? Стоп… Какой «шансон»? Эта частота прекратила своё вещание на территории ДНР годика три эдак назад. Последний раз сие радио для ценителей «пацанской» романтики я слышал… в процедурном кабинете водолечебницы в 2015-ом, где проходил курс реабилитации после тяжёлой травмы ноги, полученной в «горячем месте». Нет, это  не «шансон». «Дорожное радио» вещает: не забудьте пристегнуться… Едем дальше.

«Амстор», что напротив дома – «Пентагона», что на пересечении Пересыпкина и Шепелева. В него  тоже прилетало в 2014-м и в 2015-м… После «прилётов» громадный супермаркет сам теперь напоминает большую воронку. Огромная дыра в середине и нетронутые стены по краям. Вот она — память о войне…

Машиностроительный завод имени Кирова. Киоск, расположенный неподалёку от «банкоматовской» проходной , весь в дырках от крупной «шрапнели»… А чуть дальше, за магазином «Репка» и поворотом на Оптовый, в 2015-м году случилась трагедия: погибли трое деток, спасавшиеся в ванной от обстрела. Не всегда может спасти даже убежище…

«Ну так надо было бежать в другое место!» – сказал бы сейчас кто-то из «экспертов», посетивших это место. Да, согласен. Может быть, и «надо было»… Только скажите мне, вы пробовали убежать от летящего в вас снаряда? Если вы продемонстрируете мне сие умение , я паду перед вами ниц и буду воспевать вас аки героя. Если нет , то просто почтите погибших минутой молчания. Короче, просто заткнитесь… Не время умничать. Простите мне мою грубость, пожалуйста… Эмоции…

Центральный рынок… Именно на его территоии в 2017-ом раздастся сильный взрыв. Что взорвётся — непонятно. А версий от всезнающих  целый вагон будет. От стандартных «ДРГ» до «местные разбирались». Да по фигу, кто с кем и чего делит, как вы не поймёте… Вспомните, что сказал герой «Европы-45» чешский композитор Франтишек Сливка: «После войны я хочу забрать себе автомат, чтобы зарыть его в землю, поливать водой и говорить ему «Ржавей, сволочь, ржавей!». Просто я больше не хочу, чтобы наши дети просыпались под звуки выстрелов и взрывов…». И знаете, я солидарен с чехом… Я тоже не хочу, чтобы наши дети видели и слышали войну. Ибо патриотизм — это не только умение собирать и разбирать автомат или ориентироваться без компаса. Это ещё и умение быть Настоящим Человеком и Гражданином. Протянуть руку помощи своему соседу и другу. Явить сострадание и милосердие. И заразить этим своим примером других. Делать всё, чтобы всем рядом было только во благо. Ведь никто не станет отрицать, что живём мы по сути ради Добра… Просто в смысл слова «добро» каждый что-то своё вкладывает.

Остановка «Украина» (не бойтесь! Так  кинотеатр старый называется, благодаря которому и остановку назвали.)… Неподалёку от неё, в одном из пятиэтажных домов, погиб мой старый приятель Смычек Антон, бывший горняк… Его ранило осколком в шею. Почти в самом начале войны. Светлая память тебе, дружище…

Площадь Победы. Вот тут я и встану. Пока буду ждать «двадцать четвёртый» или троллейбус  «тройку», хочу подойти к фонтану, чтобы просто прикоснуться к его мраморному парапетику. Это  самое «тусовочное» место для горловской молодёжи. Как часто у фонтана раньше встречались юноши и девушки… Парни ждали своих принцесс с букетами цветов в руках… Нет, сейчас  тоже такое есть в Горловке. Как же остро чувствуется Любовь во время войны… И какой она бывает яркой! Про такую  впору писать романы. Но для этого  нужно испытать сие чувство лично.

Так… Не отвлекаться! Конечная цель — военный комиссариат. Ю ин зе ёрми нау… Я кладу на поребрик фонтана рублёвую монетку и возвращаюсь к остановке. Суеверие  страшная привычка, но я просто так хочу, чтобы дни с посещениями Центра города повторялись как можно чаще… Просто я очень люблю эти места. Площадь Победы, Собор и улица Пушкинская спустя год станут моими любимыми местами в городе. Ну, если не считать Площадь Революции и Парк Культуры и Отдыха имени Горького.

Вскоре к остановке подъехал долгожданный «двадцать четвётый», и я запрыгнул в салон компактного автобуса, транспортирующего население по маршруту «245 квартал — Новогорловка». Вот в одном из микрорайонов Новогорловки (улица Возняка) находился и наш военкомат.

По приезду — беседа с комиссаром, направление в один из батальонов знаменитой горловской «трёшки» (3 ОМБр. Ныне — 3 оо НМ ДНР «Горловка») и получение на руки обходного листа-карты для прохождения медосмотра по месту прописки (жительства). Впереди у меня  двухнедельная беготня по кабинетам поликлиник и сбор нужных бумаг. Понеслась душа в рай…

В этот же день успеваю сдать кровь на все анализы и пройти парочку врачей. Время близится к трём часам дня. Отрешённый, подобно буддийскому монаху-служке, я сижу на остановке с неизменным картонным стаканчиком кофе в руках. Стаканчик  полный. Значит, я не мелочь собираю, чего не скажешь об одиноких стариках и старушках, стоящих у «Гастронома», что на Площади Победы, с такими же стаканчиками в руках… Вот они  точно не кофе пьют. Они, лишившись заслуженной пенсии и не имея возможности выживать на социальное пособие, вынуждены добывать себе средства таким вот способом. И это  печально… Это  тоже суровая реальность. Реальность жизни в условиях войны…

А уже через час  я вновь дома. В своей квартире. С ноутбуком в руках на диване. Я безумно рад “видеть онлайн” своих виртуальных (но ставших не менее близкими, чем реальные) друзей из «Советской Новороссии», благодаря которым и появилась мечта написать эту книгу… Мы общаемся обо всём и ни о чём и радуемся этому, словно дети…

Далее — вечерние хлопоты. Приготовить ужин, заварить чай, отложить в стирку часть вещей, посмотреть «Новости», вымыть посуду… Обычная жизнь обычного человека. Но это  тоже нужно. А вот на завтра я запланировал увидеться со своим товарищем по организации «Власть — Народу!» и с бывшей организаторшей первых митингов в Горловке  «Трофимовной». Это были все люди той самой «первой волны», которые остались в городе, если не считать «Иваныча» с его соратником. Это были все, кто остался из всего «движа». Это позже я узнаю, что на месте остались также и Ира Беркутёнок, осевшая ныне в горловском казачестве ( с казаками, кстати , тоже позже познакомлюсь. Милейшие люди!), осталась на месте и бойкая и шустрая девушка Настя, бывшая делопроизводителем в инициативной группе «Власть — Народу!» в первые дни «Русской Весны»… Всё позже. Гораздо позже… Но постепенно хотя бы часть старых друзей  отыщется. Но сначала  нужно увидеться с теми, кого уже нашёл.

С этими мыслями я закрыл ноутбук, включил радио, и, завернувшись в в одеяло, вытянулся на кровати. И снились мне Алчевск и Стаханов. И посёлок Донецкий. И все мои старые новые друзья и соратники.

Но об этом — позже…

Продолжение следует…

(Всего просмотров: 17, за день: 1)

Добавить комментарий