Артур Гутник: Бьют своих – чужие смеются. “Воспитательная система” по-Донбасски

Голос Вестника

Боевые действия на территории Донбасса, ошибочно называемые выходцами пропагандистско-аналитического (порой даже не имеющих элементарных навыков ориентирования в ситуации) бомонда “настоящей войной”, по большому счёту, на самом деле являющиеся банальными разборками между представителями различных сообществ, представляющих собой криминальные кланы или получастные военные компании (по типу незаконных националистических вооружённых формирований ВСУ), уже не удивляют не только «бывалых» участников данного конфликта (из которых определённая часть уже прошла подобные «войны» на территории Азии или Африки в составе различных ЧВК), но и обычное гражданское население, проживающее как в «тыловых» районах ЛДНР, так и в непосредственной близости к линии соприкосновения сторон конфликта, считающего дни в календаре по принципу «день прожил — и ладно». Конфликт на Донбассе уже давно превратился в средство управления людьми, имеющими хоть какой-то шанс отстоять свои права, загоняя их в рамки постоянного страха и нервного напряжения. Именно с помощью подобных «войн», применяя тактику так называемого «закона джунглей», при которой права существуют лишь у имеющих статус, превращая остальных людей в бесформенную массу, покорно ожидающую улучшения или ухудшения ситуации, власти всех участвующих в конфликте государств по взаимной договорённости пытаются «не допустить массовых беспорядков» или «государственных переворотов». И старым, добрым, проверенным способом для манипуляций сознанием населения, оказавшегося заложником ситуации, по-прежнему является метод запугивания и психологического (а подчас и физического) террора по отношению к этому же населению со стороны власть имущих. Для этого в качестве «первого звоночка» искусственным путём создаётся так называемая «кризисная ситуация», в момент которой в городах, охваченных «войной», останавливается промышленность, предполагая отсутствие рабочих мест для трудоспособного населения. «Вторым звоночком» становится внегласная мобилизация на добровольной основе, во время которой трудоспособное население делает выбор: существовать на минимальную зарплату, выплачиваемую на предприятиях-однодневках, сформированных частными лицами, или же пополнять ряды формирований военного типа в надежде на зарплату бойца-контрактника. И если, в первом случае, у человека остаётся хоть какая-то возможность считать себя права имеющим, то во втором – он в буквальном смысле расписывается кровью в контракте…

Конец 2015 года… Отряды ополчения, разделённые между собой лишь по территориальному («донецкое» или «луганское») или по идеологическому направлению (православные монархисты, коммунисты, русские националисты, родноверы, «романтики», «профессионалы») или по убеждениям («защитить родную землю», «отомстить за предков», «бродяга по жизни»), постепенно превращаются в подобие профессиональной армии. Плюсом в этом случае является возможность постоянного обучения новобранцев и гарантия хоть какого-то материального обеспечения членов их семей в результате выплат бойцам денежной помощи в размере, соответствующем занимаемой должности. А вот минус в данном случае — гораздо больше, поскольку с переходом на «профессионализм» можно было наблюдать отток людей, потерявших веру в образование новых государств на территории охваченного конфликтом Донбасса и столкнувшихся с самым страшным явлением в «профессиональной армии» – с неуставными отношениями. И началом этого явления в первую очередь послужил отказ руководства оставлять на руки новоявленным военнослужащим копии подписанных ими контрактов, имея на руках которые, ущемлённые начальством в правах бойцы могли бы подать рапорт об увольнении в запас.

Дедовщина… С этим явлением, пришедшим в нынешнее время из советской армии периода конца 80-ых, когда на воинскую службу в результате нехватки кадров стали призывать бывших уголовников, несущих в армейскую жизнь «блатные порядки» и внегласное разделение военнослужащих на классы, согласно «иерархии», от «дедушки» до «духа», столкнулись многие ополченцы, пополнившие ряды ополчения, а затем и армии ЛДНР, в зрелом возрасте. И если в последние годы существования Советской Армии самым страшным явлением неуставных отношений было рукоприкладство со стороны «дедушек», то в нынешнее время местная криминальная «знать», пополнившая ряды НМ ЛДНР, не останавливалась и перед… физическим устранением «борзых» бойцов, не желающих подчиняться амбициозному «офицеру», ставшему таковым «по знакомству» или переметнувшемуся из…ВСУ (с картинной «сдачей в плен»), не забыв при этом принести с собой все навыки садиста и дегенерата.

2016 год весна-лето. ЛНР.

Жители Алчеввска и Стаханова, уже привыкшие к мысли о том, что шумные боевые действия в их города уже не вернутся, сменившись «оттягиванием резины», постепенно вернулись к обычной жизни, размышляя в первую очередь о попытках прокормить себя и своих близких. Города жили в обычном «ритме». И лишь отголоски стрельбы на окраинах давали понять, что где-то рядом – боевые действия, участниками которых могут быть чьи-нибудь сыновья, мужья или братья, ставшие очередными заложниками «договорённостей о перемирии». И если в этом случае риск для жизни бойца был велик, то в случае появления нового командира подразделения с явными отклонениями в психике, попавшего в ЛНР после участия в боевых действиях со стороны ВСУ (!), этот риск увеличивался в разы.

Сержанты Деньга и Беседа, проходившие службу в рядах одного из подразделений НМ ЛНР, не отличались особым прилежанием и исполнительностью, оставив за собой однако твёрдость убеждений и идеи той самой Новороссии, ради которой они оба находились в ополчении. У обоих за плечами был кое-какой опыт срочной службы в рядах ещё «довоенной» украинской армии и желание защищать людей от бандеровского национализма. Единственным «грешком» сержантов было употребление горячительных напитков в весьма умеренных количествах в свободное от службы время.

Кратковременное увольнение, предоставляемое бойцу НМ ЛНР сроком на сутки или двое суток в течение недели, позволяло бойцу иногда перехватить сто грамм крепкого напитка в процессе поедания домашней пищи, приготовленной руками жены или матери. На большее боец НМ ЛНР, будучи « в адеквате» и зная о том, что вокруг идут боевые действия, не рассчитывал, ложась спать сразу же после обеда, дабы, спустя положенное для сна время, выглядеть «на все сто». В процессе боевых действий о спиртном  запрещалось даже мечтать.

Получив заслуженный «увал», сержанты Деньга и Беседа отправились домой, после чего, встретившись в условленном месте, отправились к товарищу, где, угощаясь домашней едой, не отказались и от «наркомовских», проявив при этом сдержанность (ограничившись одной стопкой). Погостив у товарища, оба сержанта направились к себе, чтобы лечь спать, поскольку на следующий день они должны были явиться в воинскую часть.

Явившись в воинскую часть, сержанты выехали на боевые позиции, где были встречены своим непосредственным командиром, Мерсалимовым Сергеем, выходцем из Одессы и участником массовых драк на стороне… активистов Майдана, с позывным «Мерс», отбывшего несколько месяцев в…рядах ВСУ в 2014 году в одно из элитных подразделений. Почувствовав характерный запах перегара от подчинённых, бывших в то же время совершенно трезвыми, «Мерс», без всяких разбирательств, вывел их на окраину лесопосадки, граничившей с минным полем и подразделением ВСУ, где, без присутствия угрызений совести, убил обоих сержантов выстрелами в голову в упор, о чём свидетельствовали характерные следы ранений, обнаруженные при вскрытии. Так, обыкновенным «отморозком» без совести и чести были отняты жизни двух, пусть и нарушивших Устав и Закон, но всё-таки людей…

Взволнованные долгим отсутствием знакомых по месту проживания друзья и близкие стали звонить на телефоны сержантов. Дозвониться не удалось: сим-карты и сами телефоны были уничтожены руками сослуживца погибших, вынужденного подчиниться командиру, угрожающему ему оружием. Ставший свидетелем всего этого другой сослуживец погибших после дачи свидетельских показаний в прокуратуре, написал рапорт об увольнении, опасаясь за свою жизнь…

2017 год, ДНР.

В подразделениях ДНР, в которых также, везде и всюду попирались права человека, явления дедовщины среди военнослужащих — обычное дело. Просто в ДНР садизм начальника по отношению к подчинённому выглядел чуть «гуманнее» вследствие затягивания процесса «воспитания».

Военнослужащий одного из подразделений НМ ДНР Корнев (фамилия изменена — прим.авт.), готовясь заступать в караул, почувствовал себя плохо в результате заболевания сердца. Приняв самостоятельно корвалол, боец тем не менее заступил в караул по приказу непосредственного командира, употреблявшего в это время… спиртные напитки за территорией подразделения. Явившись на пост, где нёс караул Корнев, и, якобы почувствовав от него запах перегара (запах принятых сердечных капель можно спутать с запахом спиртного), командир без всяких разбирательств избил Корнева, нанеся ему телесные повреждения различной степени тяжести. После такой «беседы» с пьяным командиром Корнев оказался на больничной койке, после чего был уволен задним числом, чтобы «не дискредитировать офицера», бывшего в состоянии алкогольного опьянения в момент совершения этим же офицером преступления и нарушения Устава караульной службы.

Подобные случаи в среде военнослужащих новоявленных военных формирований , увы, не редкость. И с такими вот методами «воспитания» приходится сталкиваться каждому, кто в силу определённых обстоятельств делает выбор в пользу службы в рядах того самого ополчения, которое покинули настоящие идейные лидеры и бойцы после столкновения с реальностью «пацанской жизни» в условиях службы.

Руководству НМ ЛДНР нужно отдать должное: принимая новобранцев в ряды военнослужащих, в отделах кадров воинских частей будущему воину ставят условие — он должен иметь справку об отсутствии судимости, что уже является подобием гарантии отсутствия у него криминальных наклонностей. Однако при этом, в том же отделе кадров забывают о простой истине: судят не тех, кто нарушал, а тех, кто «попадался»… И отсутствие судимостей у новобранца или нового командира  вовсе не такая уж твёрдая гарантия отсутствия у него наклонностей садиста с комплексом неполноценности, желающего самоутверждаться за счёт других…

Хорошо, когда в момент «наказания» пусть и совершивших какой-либо проступок «своих», «чужие» испытывают страх. Дисциплина — основа службы в рядах армии. Пусть даже и контрактной. Гораздо хуже, когда после «наказания» провинившихся «своих», «чужие», узнав об этом после просмотра новостных лент в Интернете, смеются. Потому, что следом за их смехом обязательно следует плач. Плач матерей и жён «наказанных» путём применения к ним насилия. Плач столкнувшихся с несправедливостью и беспределом. Плач ждущих Победы и Мира, ради которых их близкие вынуждены терпеть такие вот «наказания»…

Специально для «Вестника Советской Новороссии»,

02.06.2019

 

(Всего просмотров: 49, за день: 1)

Добавить комментарий