Вячеслав Тюрин: “ИСПОВЕДЬ “ОТЧАЯННОГО”. ЧАСТЬ 23

Голос Вестника

Предыдущая часть. Начало.

Вот он — долгожданный Первомай! Тот самый праздник, который объединяет в одном порыве представителей ВСЕХ категорий и слоёв населения, вызывая у них только одно желание — радоваться Весне и отстаивать право на Труд, то самое священное право каждого Гражданина, которого нас лишили, чтобы управлять нами и навязывать нам любую чушь про наше «ужасное отсталое прошлое» (на своё «светлое будущее», господа, посмотрите! Где она ваша обещанная нам НАРОДНАЯ ВЛАСТЬ? Где защита прав Человека?) или про «плохих врагов» за углами…

Мы с Чегой, Родриго и Бозамбо быстро шагаем в направлении городского комитета Компартии. Обалдевший от возможности увидеть коммунистов Алчевска, Бозамбо (итальянцы — народ экспрессивный!) весь вчерашний вечер пришивал к своей кепке герб СССР. Сейчас он гордо идёт по одной из улиц Алчевска распевая «Бэлла Чао». Я, оттрубивший свои пять лет в Горловском Педагогическом Институте Иностранных Языков (итальянский там — не преподавали.), речью любителя рок-музыкии, футбола и сосисок с макаронами владею слабо, но тем не менее иногда составляю Бозамбо партию в качестве бэк-вокалиста… В два голоса мы исполняем песню, которая заставляет прохожих оглядываться на нас.

Родриго пытается снимать всё это на свою мини-камеру, комментируя наши вокальные упражнения со смехом и шутками. Чега, как и положено проводнику праздничного коммунистического отряда, сохраняет невозмутимость и спокойствие, оповещая нас о том, куда нужно поворачивать или где нужно переходить дорогу.

– Лук хеар, камрад! – Бозамбо дёргает меня за рукав. – Ленин! Ля монументо ди командоре революционе! – орёт он на смеси английского и итальянского, показывая на памятник Ленину, расположенный , естественно, на Площади Ленина.

– Си, компаньо, – отвечаю я. – Квесто монументо а капо де ля революционе…

Родриго тут же «щёлкает» памятник.

– Знаменитый, товарисч… Как и командане Че… – Родриго вполне сносно говорит по-русски.

Чега машет рукой: пошли быстрее. Я киваю, делаю знак Родриго и Бозамбо, и мы догоняем Чегу…

Уже через каких-то 7-8 минут мы переступаем порог горкома. Успели!

Секреетарь горкома Ольга Калиновна Лещенко отдаёт последние распоряжения по поводу организации маленького автопробега в честь Праздника. Я, инструктирую Родриго принимаем из рук Ольги Калиновны красный флаг.

– Камрад, мы с тобой  в одной машине едем. Я «семафорю» флагом из переднего правого окна, ты  снимаешь нас в авто и обстановку вокруг, – говорю я Родриго.

Он кивает, демонстрируя мне заряд батареи камеры. Он полный. Замечательно. Во второй машине  Чега и Бозамбо. Чега — оператор, Бозамбо – «семафор». Третья машина везёт актив Компартии. Ольга Калиновна едет с Чегой и Бозамбо.

Ну… Поехали!

Светлым майским утром из пункта А в пункт Б выехали коммунисты, деятельность которых на официальном уровне в ЛНР  не зарегистрирована…Риск! Благородное дело.

Мы отправляемся в путь от горкома, сворачивая за угол улицы. Проехав переулок, мы выезжаем на главную магистраль. Нам предстоит объехать Алчевск и вернуться к памятнику Ленина. Водитель приостанавливается: зажёгся «красный». Ждём.

Ждать недолго приходится. Спустя полминуты опять трогаемся. Водитель слегка прибавляет скорость. Родриго, упершись коленями и пятками, в полусогнутом положении умудряется вести съёмку на довольно-таки неплохом уровне.

– Крейзи! – поддеваю я его.

– Ты самый такой! – отвечает мне Родриго. Я машу флагом и свищу, высунувшись из окна авто.

– Дорогие алчевцы и алчевки, с Праздником вас! Мира вам, радости и Добра! – кричу я. Прохожие оглядываются на нас и улыбаются.

– Ну и кто из нас, камрад, есть крейзи? – интересуется Родриго.

– Бозамбо, – «спрыгиваю» я. – Бозамбо крейзи.

Родриго смеётся. Мы едем дальше.

– Надо говорить с Калиновна, – треплет меня за плечо Родриго. – Брать маленький интервью… Для сайт. Для Чили. Друзья читать и помогать местный коммуниста.

– Неплохая идея, – киваю я. – Давай замутим, когда приедем на горком…

Родриго кивает. Рядом с нами останавливается авто с Бозамбо и Чегой. Бозамбо машет флагом высунувшись из авто почти наполовину.

– Бозамбо, би керефулл! (Бозамбо, будь осторожен! – англ.) – кричу я. – Донт фалл! (Не упади!)

– Грациа, амиго! – кричит итальянский воин -доброволец, стоявший ранее на одной из передовых позиций. – Зис факкинг виндов, из соу смолл…

Вот она — радость итальянского «террориста», объявленного у себя на Родине НАЁМНИКОМ за желание защитить женщин и детей Донбасса от зверств украинских фашистов… Этому парню так мало нужно для счастья!

Чега втаскивает Бозамбо обратно. Едем дальше.

Вот и перекрёсток перед «кольцевой» остановкой автобуса №6… Одно из самых людных мест Алчевска. Люди, на чьих лицах читается «я родился в СССР» приветствуют нас взмахами рук. Одна молодая женщина, не удержавшись, посылает нам воздушный поцелуй. Бозамбо, увидев это, наверное, был сражён стрелой Амура прямо на сиденье автомобиля… Как и все жители южных глубинок Италии, он является истинным ценителем женской красоты.

Выезд на окраину Алчевска. Разворот прямо неподалёку от штаба «четвёрки» (4 ОМБр) с руководством,  скептически относящимся к приверженцам идеологии социализма. Не ждали, товарищи? А мы  вас видим!

– «Призрак»? – Родриго кивает на штаб.

– Нет. Нот «Призрак», – отвечаю я на английском, подыскивая нужное определение. – Итс — хедквартерс оф Луганск Пипл Репаблик Пипл Милишиа Бриггэд намбер фор… Итс нот «ополчение». Итс ёрми нав… Зэрэ а нот коммунистс хере… Онли солдерз…

– Плёхо… – вздыхает Родриго. – Советский армия  был коммуниста…

– Да… – я тоже вздыхаю. – А сейчас – «Минские» соблюдаем…

Мы опять выезжаем на главную дорогу. Из следующего за нами авто слышна песня «Бэлла Чао».

– Распелся, соловушка… – я хохочу, подмигнув Родриго.

– Ускоряемся… – водитель слегка прибавляет скорость…

Через полчаса мы  уже возле горкома. Родриго, присев на корточки, смотрит видео, снятое в процессе поездки. Я и Бозамбо снимаем знамёна с флагштоков. Чега  в помещении помогает Ольге Калиновне накрывать стол для чаепития.

Меня и Бозамбо охватывает дурачество: мы, повертев в руках флагштоки подобно заправским ниндзя, начинаем фехтовать ими. Я замираю в позе цапли, поджав ногу и раскинув руки.

– Канкуро, ю из факкинг, чайниз монк! – хохочет Бозамбо. – Шэолин мастер…

– Е-е-е… Анд итс, – я верчу флагшток, – май «бу-тао»(Бу Тао — Большой Посох, китайск. Оружие монахов Шаолиня).

– Эй вы, Брутао… – Чега выходит на крыльцо. – Пошли чай пить…

Мы заходим в горком. Чай пока  отменяется. Всё равно горячий ещё слишком… Мы с Родриго «бомбардируем» Ольгу Калиновну вопросами.

– Ребята, а вы — из «Призрака»? – Ольга Калиновна замечает шевроны у нас на куртках.

– Да, – отвечает ей за нас Чега. – Это  солдаты и корреспонденты того самого «Призрака»…

– Я помню вашего комбрига, Алексея Борисовича… – Ольга Калиновна сцепляет пальцы рук в замок. – Очень хороший человек был… Смелый, добрый, открытый… Настоящий, одним словом. Когда у нас форум был, он нас коммунистов защищал, и потом вместе с нами праздники и выступления организовывал. А потом как-то встретился с нами и говорит: «Меня настоятельно просили с коммунистами не сотрудничать… Но я — не отступлю… ». А потом… – Ольга Калиновна опускает голову.

Что было потом, мы знаем. Я делаю пометку в блокноте.

– Ему угрожали? – задаю я прямой вопрос Ольге Калиновне.

Она кивает головой. Вот и всё… Версию про придуманную «укро-ДРГ»  можно смело отметать. Поговорив ещё немного, мы приступаем к чаю.

В процессе чаепития я услышу ещё много интересного… Например, об Алчевском Металлургическом, работающем на…Украину в 2015-2016гг. В 2015 году работники предприятия получали з/п в гривнах и из этих з/п удерживался взнос в пользу… АТО.

И многое-многое другое…

«Надо проводить расследование…», – скажет мне позже Чега под впечатлением от происходящего вокруг. И мы будем его проводить. Тихо, медленно, но уверенно. Для этого  начнём посещать всяческие политические «тусовки», в которых узнаем много интересного…

А впереди — самый яркий и красочный Праздник в ЛНР. День Победы…

Но это уже будет другая история…

20.06.2018.

Продолжение.

(Всего просмотров: 1, за день: 1)

Добавить комментарий