Вячеслав Тюрин: “ИСПОВЕДЬ “ОТЧАЯННОГО”. ЧАСТЬ 25.

Голос Вестника

Предыдущая часть. Начало.

Автобус остановился на «кольце». Я выпрыгнул из салона и направился к дому, в котором проживал Сомех.

– Привет. – Сомех протянул мне руку, встречая меня у подъезда. – Как настроение?

– Стабильно удовлетворительное. – я пожевал фильтр сигареты, которую собирался закурить. – Что за тема?

– Об этом  дома. – Сомех встряхнул листок из блокнота со списком того, что нужно купить. – А сейчас я тебе в общих чертах всё обрисую…

И мы двинулись к магазинчику, расположенному неподалёку от места жительства Сомеха.

По пути в магазин и во время закупок продуктов Сомех сначала попросил меня воспроизвести по памяти ситуацию, которая произошла с нами после выходящего за всякие рамки события, прогремевшего на всю ЛНР. Да… Того самого события. Связанного с Исаковским водохранилищем, неподалёку от которого нашли… Я не буду описывать само событие. Просто ограничусь упоминанием о том, что в апреле 2016 года на территории, прилегающей к водохранилищу, было обнаружено тело девочки со следами насильственной смерти…

…Спустя некоторое время, приняв решение, мы сами отправились на похороны.

– Держи камеру на «товсь». – шепнул мне Сомех, как только мы оказались в нужном месте. – Но снимай так, чтобы не было заметно. Обращай внимание, если среди присутствующих появится мужик с царапинами на руках…

Я кивнул. Мы разделились: Сомех нырнул в толпу, я же наоборот прижался к какой-то карусельке на детской площадке во дворе дома. Опустив левую руку с камерой, я аккуратно навёл её на «ядро» события, перевернув смотровой экранчик в положение «изнанки». Где-то внутри меня словно сжалась пружина, готовая в любой момент распрямиться.

Тик-так, тик-так… Щёлк!

Меня словно подбросило: от толпы процессии отделился молодой парень. Правая рука у него была забинтована. Я напрягся.

Зря…

Он просто отошёл покурить к гаражам. Ну не хочет человек дымить рядом с процессией. Соблюдает правила приличия…

В кармане пикнул мобильник.

– Снимайся с НП. – Сомех говорил тихо, почти шептал. – Обходи дом и иди за мной. Но будем держаться на расстоянии. Проверим всё…

– Принял. – ответил я и медленно пошёл с процессией. Возле угла дома я повернул налево и пошёл вдоль тротуара. Таким “макаром” я постепенно добрался к «кольцу» 6-ого автобусного маршрута, где меня ожидал Сомех. Мы отправились к нему домой.

Пересмотрев несколько раз отснятое видео, мы не обнаружили ничего подозрительного, но всё же некий червячок сомнения поселился в наших мыслях, направленных на поиски ответа только на один вопрос: почему в определённый период криминогенная обстановка вокруг Алчевска, включая также и… фронтовые позиции, стала вдруг увеличивать свой потенциал?

– В том же «Призраке»   – «двухсотиться» часто начали… – мрачно сообщил Сомех.

Да. Это  было. И будет дальше… И ответа на вопрос –  нет…

… – Не спи, замёрзнешь! – Сомех слегка толкнул меня локтем, возвращая меня в нынешнюю реальность и протягивая мне пластиковый стаканчик с кофе. – Это  зерновой.

– Аригато (Спасибо — японск.). – я принял стаканчик. – Что случилось?

– Помнишь Народный суд первый? Ну который здесь был… – Сомех потёр рукой подбородок. -Тогда осудили двух. Одного  отправили на фронт, другого  посадили. А спустя время после гибели Борисовича –   отпустили… А знаешь, за что эта мразь ранее привлекалась?

– За «клубничку» ? – машинально спросил я.

– Да. – кивнул Сомех. – Именно так.  И за наркоту.  Так вот… В то день, когда произошло…ну…убийство девочки, он уже был на свободе… И никто, слышишь, никто, вообще не поинтересовался им…

– И что? – я вытер носовым платком пенку от кофе с верхней губы. – Может быть он типа «исправился»?

– Может быть. А может быть – нет. – Сомех крутил в руках сигарету. – Я предлагаю потусить возле места обитания этого «пассажира»…

Предложение было принято: на следующий день, я в самом аляповатом одеянии, делающим меня похожим на подростка – «неформала», провёл пару часов возле дома, в котором жил «исправившийся». Умяв три пачки чипсов и выпив три литра лимонада, я, скорчившись от изжоги, побрёл в сторону пункта встречи с Сомехом.

– Пусто… – я массировал  область желудка, пытаясь унять боль и жжение – Никто из подъезда не выходил… И никто к нему не приходил…

– Вот и всё… – Сомех, вытер испарину с лица. – Халява  кончилась. Правда больше  никому не нужна… ты чем завтра занимаешься?

– Готовлюсь к съёмкам Дня Республики в Алчевске. Чичерина выступать будет… – я судорожно глотал лекарство. – 12 числа. Возле здания горсовета…

– А Зазик? – Сомех протянул мне бутылку с водой. – Без газа… Запей таблетку.

– А Зазика — ту-ту-у-у-у-у! – я махнул рукой, изображая прощание на железнодорожном перроне. – На фронт забирают. В смысле — в миномётку переводят…

– Н-да… Весело… Так нас всех скоро вообще по частям разберут. – Сомех кисло усмехнулся.

– Ты это только понял? – я тоже усмехнулся. – Всё, камрад! Информационка  почти распалась… Я остался только. Вот после Дня Республики сделаю материал для «4-ки», потом ваши матчи футбольные поснимаю (Сомех тогда помогал Катрану с футбольным клубом) и буду с чистой совестью готовиться отбывать из Алчевска.

– Есть куда? – поинтересовался Сомех.

– Не знаю… – я пожал плечами. – Для начала  нужно дождаться установки памятника Борисовичу. Нужно увидеть комбрига перед…перед продолжением Пути… И в Стаханов к Кротам смотаться… А ещё  блогерша из России приезжает знакомая… Ей нужно ситуацию обрисовать… Хотя лучше бы не ехала… Она   – «правдоборец», а здесь нынче таких  не очень любят… ну и с Чегой у нас одна мысля есть… Как у коммунистов. Дел где-то на пару месяцев хватит. А потом  можно и отбывать… Хотя… Сначала дождусь отпуска законного. Есть у меня ещё мысль одна…

– Ну мысли-мысли… – похлопал меня Сомех по плечу. – Главное — в историю не влипни…

– Постараюсь. – я пожал ему руку и пошёл к остановке.

Что я мог ему ещё рассказать? Что, когда появятся следующие «200-е», поползут слухи о «дубликате секретной флешки», которая стала причиной гибели многих военнослужащих в ЛНР? Что всех, кто что-то понимал или знал, тупо начали выбрасывать на улицу или..? Что многие из нас позже могут оказаться «не в том месте и не в то время»? А был ли в этом смысл?

Я дремал на мягком сиденье и строил планы на будущее. Планы, которым не суждено будет сбыться…

Вечером, сидя в своём номере и переписываясь с товарищем из ДНР, я получил от него сообщение:

«На нашей улице  солнечно…»

Это означало, что меня ждут в ДНР. Я отписался:

«Буду на летних каникулах. Но потом  снова уеду. Зачёты нужно пересдать…»

Это означало, что я приеду ненадолго.

Забегая вперёд, скажу, что я и в самом деле приехал в Горловку в августе 2016 года на пару дней. Нужно было… Потом  снова уехал в ЛНР. А спустя пару месяцев  вернулся. Домой. Чтобы снова стать единицей информационного отряда… Но уже не подчиняющейся никому, кроме своей совести…

Но это было много позже. А впереди был День Республики в ЛНР.

И это уже была другая история…

04.07.2018.

Продолжение

(Всего просмотров: 1, за день: 1)

Добавить комментарий