Вячеслав Тюрин: “ИСПОВЕДЬ “ОТЧАЯННОГО”. ЧАСТЬ 28.

Голос Вестника

Предыдущая часть. Начало.

Побывать в ЛНР и не посмотреть в живую местный футбол — кощунство, конечно…

Я  не фанат этой игры. Не тянет меня к футболу, который превращается в бизнес. Если честно, за всю свою жизнь ( а в советском детстве я так и не успел увидеть ни одной игры на поле, только по ТВ), я видел только проплаченные матчи, в которых независимо от  соперников проиграть и выиграть могла та команда, на которую больше или меньше «поставили» (купили больше билетов и тряпочек на спортивно-патриотической барахолке). Примерно также обстояли дела и с контактными видами спорта: бокс на «незалежной», благодаря новоявленным “бундесам” — братьям Кличко, тоже стал способом заработка, превращаясь в показательный мордобой. Настоящий красивый поединок  канул в Лету, уступая чаяниям «братков», желающих «поднять бабла» на тотализаторе.

Смех и грех, конечно, но позже, уже в 2009-м или в 2010-м году  про украинский спорт и вообще про украинское искусство довольно честно споёт скандальный R`n`B-дуэт Потапа с Каменских. Их дебильный хит под названием «Капает» довольно чётко отобразит картину развития спорта в то время: у двух боксёров, сражающихся на ринге, будет один хозяин. А две футбольные команды, гоняющие мяч по полю, будут выполнять все указания своих владельцев – «партнёров». Эх… «Партнё-ё-ёры»… Слово-то какое! Звучит почти как «п…дарасы». Хотя, почему «почти»? За деньги можно и «партнёру» вдуть… Не обидится… Любовь и по расчёту бывает. Особенно на Украине.

В ЛНР, как и в ДНР, футболу и боксу пытались вернуть то самое советское прошлое, предлагая спортсменам соревноваться по-настоящему. Не за деньги, а за сам предмет игры или поединка. Из спортсмена пытались делать творца. Воспитывали достойный пример для подражания…

Футболом, кстати, до потери эмоционального равновесия увлекался экс-замполит «Призрака» Евгений Валленберг. Также в своё время через футбольную «горячку» прошёл и Сева Петровский, ставший примером для таких, как мы , несгибаемых «информационщиков», стоящих за идею… Футбол для многих бойцов невидимого фронта был средством раскрепощения и отдыха. Вот и отдыхали, как могли, на скамейках болельщиков…

А у Севы тогда ещё была и мечта — сколотить футбольную команду из простых «дворовых» мальчишек и, обтесав и натаскав их, превратить  в профессионалов игры. Почти как в фильме «Выкрутасы» с Хабенским в главной роли… Кто смотрел — поймёт, о чём я…

О чём я? А действительно, о чём я? А я  о футболе в ЛНР… Точнее, о футбольной команде ЦСКА НМ ЛНР ( Позже — ЦСКА Донбасса/ ЦСКА «Брянка». Название будет меняться в зависимости от спонсора). Первое название было придумано Валленбергом-«Катраном» в надежде, что футбол станет инструментом популяризации службы в НМ ЛНР, а самому Катрану предложат место заместителя командира одного из батальонов по РЛС. И вроде, казалось бы, корыстные цели, но… Ведь для дела старался человек! Хотел основать спортивную роту в НМ ЛНР. Даже газету с соответствующим названием стал издавать. Средства на газету выделялись из собственного кармана экс-замполита «Призрака» и из пожертвований информационщиков (кто сколько мог). Позже стала выручать «барахолка», на которой продавались футболки команды и сувениры в виде фанатских шарфиков, значков и прочей атрибутики. Так у команды стал появляться маленький «общак». «Общака» хватало лишь на сигареты курящим да на заправку автобуса, возившего команду на матчи. Но несмотря на «ноль по карману», команда показывала мастер-класс, раз за разом продвигаясь к званию чемпиона ЛНР. И уже почти ведь продвинулась, но…

Первые тревожные «звоночки» раздались тогда, когда Катран попросил меня и приехавшего из соседнего Стаханова товарища Крота (слегка располневшего «гражданского», чей внешний вид вызывал у меня, худосочного «бота», сдуваемого ветром, лёгкую зависть) побыть операторами на одном из матчей команды ЦСКА (тогда ещё…) НМ ЛНР.

Дело было на стадионе в Алчевске. Не так уж много годков назад на этом же стадионе давала “прикурить” своим соперникам команда «Заря»,за которую, кстати, болел сам Плотницкий (муравьёв ему в штаны!), бывший тогда каким-то чиновником в ведомстве, связанном то ли с налогами, то ли с правами потребителей… Ну, да это  не настолько интересно…

Итак, мы встретились на стадионе… Какой же кайф и радость я испытал, увидев своих ( к сожалению, уже тоже «экс») собратьев по политотделу! Одиссей, Сомех и Фемида (перешедшая делопроизводителем в один из батальонов) также стояли на самом верхнем ряду сектора болельщиков и, лузгая семечки, довольно живо комментировала игру. Крот устанавливал на штатив свою личную камеру. Я закреплял свою казёную резиновым жгутом, перетянув запястье и кисть (не люблю штативы!).

– Ну что, товарищ Канкуро, – Крот улыбнулся, подмигивая мне. – Поработаем, как в старые добрые времена? Когда ещё такое предстоит…

– Это верно, товарищ Крот, – я погасил окурок сигареты и швырнул его в урну. – Когда ещё увидимся, только Всевышнему или Князю Тьмы известно… Так что  работаем, брат!

– Моя – «статика», – Крот «увеличил зум», приближая изображение. – Ты – «динамику» бери. У тебя она лучше выходит…

«Статика» – съёмка камерой, стоящей на штативе в одном положении, общего плана картины. «Динамикой» называют съёмку в движении (оператор перемещается по периметру съёмочной площадки, совершая съёмку крупного плана или «нарезку» кадров.)

Работать в команде с товарищем Кротом — сплошное удовольствие. Поневоле вспоминается поход в школу на День Памяти Воинов-афганцев…

– Веди-веди-веди! – кричит Фемида, наблюдая за нападающим игроком команды, подпрыгивая около скамейки. Я от неожиданности едва не споткнулся возле самой нижней скамейки. Барышня способна радоваться самым простым вещам… Как ребёнок. Именно этого так порой не хватает многим людям, чьи сердца зачерствели от всего происходящего вокруг…

Вот на скамье запасных сидит Артём Супрунов… Совсем ещё мальчишка, который тем не менее успел повоевать в составе одного из казачьих батальонов, пока не сменил берцы на бутсы. Позже Артём, снова повинуясь зову сердца, отправится добровольцем защищать Желобок. Там он и останется…

Я даже успею пару раз пообщаться с ним о том, что происходит вокруг. Точка зрения молодого, но уже всё понимающего парня будет однозначной: всё  ложь. Война закончилась в 2016-м году с гибелью последних идейных командиров. То, что происходит сейчас, криминальные разборки в борьбе за власть над народом. Этот парень не будет бояться говорить то, что думает… Спортсмены – люди прямые…

Первый тайм мы уже отыграли… Перерыв. Я поднимаюсь к Сомеху и Одиссею, чтобы пожать им руки. Одиссей со смехом достаёт пачку ментоловых сигарет.

– Канкуро, курни «мужицких»! – хохочет он, протягивая мне «зелёные» сигареты. Я, скривив лицо в гримасе, отворачиваюсь. Мы начинаем обсуждать последние новости. Сомех планирует уходить из армии. Совсем. Одиссей  переходит в другое подразделение на казарменное положение. Катран — безработный мечтатель, выживающий за счёт «таксования» на стареньком авто и написания статей на историческую тематику. Негусто… Хорошая судьба у бойцов «Призрака». Мы разошлись, как в море пароходы…

Это позже уже товарищ Катран станет «большим человеком», получив какую-то должность в Отделе Молодёжи и Спорта. Сомех уедет в родной Ростов и начнёт путешествовать по России и…покрестится. Одиссей, отслужив контракт, демобилизуется и превратится в настоящего семьянина, воспитывающего сына Илюшку и безумно любящего свою жену. Крот… Крот будет жить в Стаханове и медленно идти к своей цели — найти заработок, который позволит заниматься журналистикой как хобби. Фемида испытает все прелести попыток трудоустройства для «ополченки первой волны». Ну а я…

А я буду продолжать воевать с ветряными мельницами, ибо останусь в одиночестве…

Вот и второй тайм. Команда ЦСКА НМ ЛНР активно вырывает себе Победу. Разорвали противника, как Тузик грелку… ! Это  фурор! Опьянённый радостью Катран едва подбирает слова для интервью, которое берём у него мы с Кротом.

Мы даже и не заметили, как в разгар второго тайма на другой стороне сектора болельщиков, через поле, на одной из скамеек появился…итальянский доброволец Бозамбо, который, как истинный сын страны оливок и Солнца, был влюблён в женщин и в футбол. Бозамбо размахивает футболкой и что-то выкрикивает на своём языке.

– О, у нас уже есть Президент фан-клуба! – Одиссей смеётся глядя на Бозамбо. – Оле-оле!

– Ви аре, факкинг, футбол хуллигэнс! – орёт Бозамбо — Одиссей, Канкуро, ви аре кулл бойз!

– Лишь бы не кулл гёрлз… – мрачно говорю я, складывая камеру. – Дай эвкалиптовую… – я протягиваю руку к пачке ментоловых «Купер». Вытащив длинную тонкую сигаретку, я чиркаю зажигалкой. Вот теперь точно – кулл гёрл…

– Не кисни… – раздаётся голос Катрана за спиной. – Всё изменится… Вот я на днях договорюсь с руководством «четвёрки»…

– И вас  не послушают, – отрезаю я. – Им не нужен футбол, который не приносит ничего… Не будьте наивным, товарищ бывший майор…

Футбол позже станет «нужным» людям, которые увидят в нём средство пиара и пусть и маленькой, но всё-таки прибыли… Футбольную команду и клуб просто «отожмут» у Катрана, дав ему взамен должность… И он её возьмёт. Перестанет быть наивным…

…Я брёл по улице, направляясь в гостиницу и ругая на чём свет стоит всё вокруг: всё, что планировалось месяцами, все идеи мечты и чаяния  просто рассыпались белой пылью. Светлая полоса сменилась тёмной. Наступило время испытаний, тягот и лишений…

– Чега пропал… – сообщила мне Елена Борисовна (комендант гостиницы и сестра Алексея Борисовича Мозгового), сидевшая у крыльца на табуретке. – Сегодня днём пошёл куда-то и… до сих пор ни слуху ни духу. – она выглядела обеспокоенной.

– Он не сказал, куда пойдёт? – я вытащил телефон из кармана. Борисовна покачала головой. Я набрал номер блогера-коммуниста.

«Абонент временно недоступен, или находится вне зоны действия сети…»

С-сука! Началось в колхозе утро…

– Как он был одет? – я нервно закурил. Борисовна поправила волосы, спадающие на щеку и вздохнула.

– Чёрные джинсы, кажется… Футболка красная с надписью «СССР». Фотоаппарат с собой взял… – сообщила мне она.

Спустя десять минут мы с Бозамбо уже патрулировали соседние улицы в поисках Чеги. Вернулись мы ни с чем. Мои электронные наручные часы показывали девять вечера.

– Блин… Ужин пропустили… – я почесал затылок.

– Оу, итс нот проблем, бро! Ай хэв соусидж, чиз, энд баттер… – Бозамбо решил стать моим кормильцем. Я вежливо отказался.

– Ничего, ребятки, я вас покормлю… – Борисовна запустила нас в столовую, где разогрела нам ужин. Чай я пил уже в номере, где попытался ещё раз созвониться с Чегой. Телефон Чеги был по-прежнему отключен.

Время близилось к комендантскому часу, но Чега так и не появился…

Что с ним произошло? Об этом мы узнали спустя семь суток: Чега был доставлен в… отделение полиции, за то, что сфотографировал конфеты “Рошен” на прилавке в магазине и спросил у продавца, почему в магазине продают конфеты главного спонсора АТО… А в отделении Чеге угрожали отправкой на…блок-пост ВСУ, обзывая его «коммунякой сраным» и говоря, что у «наших пацанов  всё с укропами схвачено»…

Схвачено… схвачено, сука! Схвачено, понимаете? В ЛНР! С укропами!

“Минские” по-ментовски? Да?

Его отпустили. Потом. Когда парень объявил сухую голодовку…

И он вернулся в гостиницу. А позже… тоже уехал из ЛНР в Россию.

Но раньше уехал…я. В отпуск. На пару дней. По личной просьбе Анны Озёровой. В Горловку. Мне нужно было узнать, что случилось с бойцом одного из гуманитарных батальонов, который был задержан “людьми в форме”…

Но это уже была другая история…

19. 07.2018.

Продолжение

(Всего просмотров: 3, за день: 1)

Добавить комментарий