Анатолий Несмиян (EL_MURID), 04.01.2019

Выбор редакции

🇨🇳 Бери, убоже, что нам не гоже

Опубликованы имена погибших во время взрыва в доме в Магнитогорске. Что характерно – имен погибших в маршрутке во время пожара нет нигде. Объяснение, впрочем, на поверхности – власти не признают эти события связанными, а потому – обычное ДТП, кому это интересно? Тем не менее, вопросов это всё лишь добавляет.

Начинает обсуждаться тема помощи пострадавшим. Заявлено, что всего на благотворительный счет поступило 20 миллионов рублей. Половина от этой суммы передана Магнитогорским металлургическим комбинатом.

Магнитогорск – классический современный промышленный город России. Крупнейшее предприятие, генерирующее валютную выручку с двумя миллиардами долларов чистой прибыли в год, владелец, входящий в список Форбс со своими солидными 9 миллиардами (понятно, долларов), руководство региона, поголовно связанное прежней работой с ММК, хоккейная команда высшего дивизиона с зарплатами игроков в несколько сот тысяч рублей в день – и нищий город, застроенный брежневскими панельками, доживающими свой срок.

Собственно, ничего необычного – именно потому, что руководство купается в деньгах, территория под его управлением нищает. Чудес не бывает – банальное перераспределение в направлении немногочисленных, но бездонных карманов.

Бывший воспитанник “Магнитки” Малкин выразил свое сочувствие и солидарность с земляками, написав на коньках название города. Помог ли он им чем-то чуть более существенно – не сообщается. В принципе, суточная зарплата только менеджеров ММК и хоккеистов Магники позволила бы расселить пострадавших (причем со всего дома) в новые квартиры. Однако с таким роскошным жестом решили подождать, на месте разрушенного подъезда решено построить мемориал. Всяко дешевле.

Социальная справедливость и здесь демонстрирует привычный современный российский оскал. Даже в такой трагедии ничего не меняется. Скорее – такие события лишний раз демонстрируют мерзость имеющегося.

🇨🇳 Торговые сделки
С разницей в неделю – 14 и 21 января – пройдут переговоры министров иностранных дел, а затем и первых руководителей Японии и России по поводу мирного договора и ситуации с Курильскими островами. Утрясаются подходы и детали. Сдача территории готовится полным ходом. Вопрос, по всей видимости, касается лишь внешнего прикрытия сделки – вряд ли передача островов будет преподнесена “в лоб”, должна быть найдена некая формула, которая внешне будет выглядеть как-то благопристойно. Несмотря на бесконечное презрение Путина и его клики к народу, совсем внаглую раздавать территории они, видимо, опасаются.
Главный вопрос, на который пока сложно ответить – зачем? Он не такой уж и простой, кстати.

С акваторией Баренцева моря было все предельно прозрачно: готовилась разработка Штокмановского месторождения, которое предназначалось для поставок на американский рынок. О сланцевом газе в то время было принято говорить с оттенком пренебрежения: “Ну мы-то знаем, что это развод”, а потому устойчивое падение цены на газ на внутриамериканском рынке, которое обнулило и катарскую программу экспансии на американский рынок, и тот же проект освоения Штокмановского месторождения, оказалось пренеприятнейшим сюрпризом. Разрабатывать стало бессмысленно – на штокмановский газ просто не было покупателей. Лоханулись, бывает. Злополучную акваторию списали в убытки (эка невидаль), на чем историю забыли.

С Курилами ситуация пока не слишком понятна. Вопрос “Зачем” не такой уж и простой. Самое логичное объяснение – японцы взамен островов закачают в нас “инвестиции”, которые можно будет разворовать – хорошее. Даже всплывает схема, которая выглядит до банального примитивной и очень отвечающей реалиям современной бандитской России – японцы в обмен на острова дают кредит на строительство двух мостов – между материком и Сахалином, между Сахалином и Хоккайдо и двух крупных энергетических проектов – газопровода к Хоккайдо и создание единого регионального энергокольца между Россией, Японией, Южной Кореей, Китаем и Монголией. Все контракты на строительство получают друзья Путина из числа нажившихся на строительстве Крымского моста, ну, а кредит будет возвращать бюджет. А кто же еще? В итоге – острова обойдутся японцам бесплатно, мало того – они еще немножко на них заработают – на процентах. Ну, а пока будут идти японские транши, острова будут по-прежнему принадлежать (формально) России, чтобы японцы вдруг не просрочили финансирование. А то мало ли, люди волнуются – не кинут ли их хитрые партнеры.

Схема рабочая, но есть еще и международно-политический аспект. У Путина есть параноидальное стремление залезть в международную политику и оставить в ней след. Разбирается он в ней как символ нынешнего года в апельсинах, да и следы после себя оставляет в лучшем случае очень пахучие, а вообще-то – кровавые и грязные. Но переубедить человека, чтобы он не лез туда, в чем совершенно не понимает, невозможно. Извечная проблема автократий – вокруг одни люзоблюды и холуи, нет даже карлы-клоуна, который единственный, кто может резать правду-матку в глаза.

С созидательной работой у Путина на международной арене тоже не очень – он специализируется по разрушениям. А потому передача островов в рамках путинских возможностей и пристрастий выглядит как возмущающий фактор региональной политики. Кризис, проще говоря. Пересмотр территориальных границ в регионе – бомба. Там у всех есть территориальные претензии ко всем. Причем серьезные. Внешне претензии выглядят мелочами – японцы и китайцы, к примеру, бодаются за три булыжника в море – архипелаг Сенкаку. Сам по себе он не представляет ценности – три кирпича в океане, но вот 12-мильная территориальная зона и 200-мильная исключительная экономическая – это серьезно.Именно вокруг этого приза и идут и споры, и военные упражнения.

Сдача Курил может инициировать территориальные переделы или обострить противоречия за спорные точки на карте. А смотрящим за всем этим являются США, которые рассматривают Тихий океан как зону предельно жизненных интересов. Ну, и противостояние с Китаем – оно сейчас определяет всю региональную стратегию США. Путин может рассчитывать влезть в этот крайне хрупкий и очень неустойчивый пока еще мир с одной-единственной целью – продемонстрировать свое присутствие и попытаться добиться того, чтобы на него обращали внимание. Проще говоря – получить позицию на переговорах о чем-либо. Стратегия зудящего комара – и прихлопнуть не получается, и спать мешает. В итоге проще дать ему пососать крови, чтобы он свалил, чем маяться всю ночь.

А Курилы? Да что Курилы. Ненужный трофей, доставшийся ворам от предыдущего владельца обнесенной ими квартиры. Его лучше сдать на сторону, пока он еще что-то стоит.

🇨🇳 Сложности перевода
Почему публичное озвучивание версии теракта в Магнитогорске крайне неудобно для власти, несмотря на то, что есть масса крайне неясных моментов, которые, напротив, говорят об обратном и главное – о том, что власти как раз очень серьезно отрабатывают именно эту версию и судя по признакам, уже ликвидировали ячейку, которая могла совершить этот теракт?

Проблема, как можно понять, в неожиданном и совершенно некстати прилете Путина в Магнитогорск. Причем к моменту его прилета как раз все указывало исключительно на бытовую сторону произошедшего. Получается, что если теракт все-таки был (причем до сих пор неизвестно – случайно ли что-то взорвалось в квартире или взрыв был преднамеренным), то местное ФСБ банально подставило президента, пустив его бродить по территории с необезвреженной действующей ячейкой. Это, в общем-то, в определенной степени залет, за который местное руководство должно ответить. Погонами, креслом или даже свободой, благо сейчас на каждого руководителя можно навешивать столько реальных прегрешений, что и придумывать ничего не нужно. Кстати, и улетел Путин как-то очень шустро и невнятно – возможно, что как раз к тому моменту возникли веские причины по-быстрому и тихо эвакуировать высокого гостя, который провел ряд ритуальных фотосессий и отбыл свой номер.

Поэтому и затянувшееся молчание в публичном пространстве, хотя проведение целого ряда мероприятий говорит о том, что местные быстро вошли в обстановку и предприняли все возможные меры. В частности, предполагается, что “Газель” отработали штатно стоящим на вооружении спецподразделений ручным гранатометом ГМ-94 с гранатами ВГМ 93.100, которая и дает наблюдаемый на многих видеосъемках эффект. На некоторых кадрах возле Газели заметны люди с оружием, которое идентифицировали именно как указанный гранатомет.

  

Так это или не так – сказать сложно, здесь требуются все-таки квалифицированные специалисты, способные делать заключения по фото. Я бы в данном случае лишь отметил, что далеко не всегда возле загоревшейся маршрутки мелькают люди с явными признаками оружия наизготовку. На пожарных, гасящих пожар, они точно не похожи, а вот на причину пожара – очень даже.

Кстати, на эвакуируемой с места пожара “Газели” ясно видно, что газовые баллоны совершенно целые и неповрежденные. Взрывались, во всяком случае, точно не они.

Есть сообщения о том, что уже после инцидента с Газелью проводились еще спецоперации, о которых сообщали местные жители. В ходе их как минимум один предполагаемый террорист был убит.

Возможен, безусловно, вариант, что в ходе неизбежного усиления в городе под бредень спецслужб попалась какая-то террористическая ячейка, не имеющая отношение к взрыву в доме, тогда частично официальная информация верна – Газель и взрыв прямо между собой не связаны. Но то, что в городе прошли спецоперации, видимо, факт.

Понятно, что теперь все это нужно как-то увязать и преподнести. Причем так, чтобы местное ФСБ не выглядело тем, кто злонамеренно вводит в заблуждение общественность (что пережить можно) и президента (что, конечно, полный капут). Кроме того, опубликовать версию, что взрыв был бытовым, но тут как раз случайно под горячую руку подвернулись настоящие террористы, означает выглядеть полными идиотами.

Видимо, поэтому принято решение тянуть как можно дольше – через неделю тема сойдет на нет, а через две о ней вообще забудут. Тогда и можно будет что-то такое скороговоркой произнести. Ну, вот тогда и посмотрим.

Хотя, скорее всего, официальная версия про взрыв газа и всё, останется основной. Смердам и так сойдет.

🇨🇳 Новый поход

Киев сообщил, что готовит новый военно-морской поход через Керченский пролив. Что, в общем-то, анонсировалось и ранее. Первое объяснение происходящему – это, безусловно, продолжение нагнетания напряженности, объективно требующейся как Киеву, так и США.

Начался 19 год, который должен решить судьбу украинского транзита, а потому времени на самом деле очень немного. Требуется создать напряженность на морской части Турецкого потока, чтобы обеспечить более прочные позиции Киева на предстоящих переговорах, ослабить позиции Газпрома, повысить риски на морской части маршрута (а значит, и страховые отчисления, существенно влияющие на конечную цену для европейских потребителей). Времени мало, требуется интенсифицировать процесс.

Вторая, хотя и существенно меньшая причина – украинские выборы, где у Порошенко пока весьма шаткие позиции. Он возглавил антирейтинг, что, в общем-то, неудивительно – любой действующий президент в текущей обстановке лидировал бы с отрывом в таком антирейтинге на фоне совершенно очевидных проблем и в стране, и у каждого конкретного человека в частности. Военный психоз не обладает сейчас какой-то высокой ценностью, но вариантов у Порошенко тоже не так уж и много – нужно бороться за голоса.

Основной вопрос – пойдут ли украинские военные корабли в одиночку или в сопровождении иностранного наблюдателя. Если иностранцы пойдут вместе с украинскими кораблями – значит, ставки существенно возросли.

Путин во время прошлого инцидента отрезал для себя иные варианты ответа. Вообще, грамотные и нетривиальные ходы – точно не его конек. Любой путинский ход ведет к схлопыванию пространства решений – это уже его визитная карточка. Признак несомненного мастерства в демонстрации своего абсолютного неумения принимать рациональные и эффективные решения. Как противник, Путин, наверное, ужасно скучен своей бесконечной предсказуемостью: выбери из всех решений самое идиотское – это и будет путинский ответ.

Естественно, что украинцы демонстративно не станут обращаться и соблюдать протоколы прохождения пролива. Формально они даже сейчас имеют на это право, так как Азовское море – внутреннее море и Украины, и России, а потому беспрепятственный проход любых украинских судов является ее несомненным правом, как бы ни трактовалась ситуация с Крымом. А если учесть, что принадлежность Крыма и перекройка морских границ не признается никем в мире, то попытки воспрепятствовать проходу украинских судов будет расценена, как и в предыдущем случае – актом агрессии или пиратства. Что, видимо, и является целью нового похода.

Источник

Добавить комментарий