Анатолий Несмиян (EL_MURID), 17.01.2019

Выбор редакции

🇨🇳 Ближний восток. Газовые расклады

Турецкое агенство “Анадолу” отмечает, что в 18 году доля российского газа на внутреннем турецком рынке снизилась и составляет теперь менее 50%. Снижение не слишком велико – ранее российский газ составлял чуть более 56% всего турецкого импорта, однако теперь есть тенденция – Турция все больше ввозит на свою территорию сжиженный газ. При этом снижение доли Газпрома на рынке произошло на фоне общего падения потребления газа на 8% в 18 году по сравнению с 17 из-за теплой зимы в прошлом году.

Рост импорта газа в Турцию в виде СПГ составил 7 процентов, а вот поставки по трубопроводным системам, напротив, упали на 13.

Турция намерена всерьез диверсифицировать поставки газа на свой рынок, считая доминирование одного поставщика (понятно, что под ним понимается “Газпром”) угрозой. При этом избыток газа она готова экспортировать в южную Европу – как по Турецкому потоку, так и по системе “Южного газового коридора ЕС”, что полностью укладывается в интересы Европы, точно так же заинтересованной в снижении зависимости от монопольного представительства “Газпрома” на своем рынке. При этом турки жестко ограничивают мощность “Турецкого потока” только одной ниткой мощностью в 15 млрд кубометров, но готовы и заинтересованы в наращивании мощности системы ТАНАП, если к ней подключатся другие поставщики. Поэтому Турция сейчас поддерживает отношения с Ираном и Катаром, идя на прямую конфронтацию и с США, и с Израилем, и с Лигой арабских государств, однако в любой момент готова разменять Иран на улучшение отношений с Израилем (и, естественно, США), если израильтяне откажутся от идеи сепаратных поставок в Европу по морской трубе, а подключатся к системе ТАНАП. Во многом политика турецко-израильских отношений сегодня строится вокруг этого конфликта – и турки вполне рассчитывают на то, что им удастся “додавить” израильтян, для которых чисто экономические вопросы увязаны с иранской угрозой в связи с присутствием Ирана в Сирии.

361457_original

Поэтому Путин и вынужден блокировать израильский газ, сидя в Тартусе и Хмеймиме – войну в Сирии с Турцией он проиграл, не сумев прорваться к сирийско-турецкой границе и создать угрозу для Турции, но и выйти из Сирии для него не вариант – Турция готова сотрудничать с Асадом, если тот даст добро на прокладку израильской трубы вдоль побережья. К ней, кстати, может подключиться и Египет. Есть предположение, что атака израильской авиации, когда был сбит российский Ил-20, была демонстрацией уязвимости российского присутствия со стороны той части израильской верхушки, которая готова пойти на соглашения с Турцией – поэтому и реакция Кремля была во многом неадекватной. При этом турки имеют неплохие торговые позиции с Асадом – под турецким контролем находится от 70 до 100 тысяч боевиков антиасадовской оппозиции, представляющие перманентную угрозу режиму. Размен боевиков на согласие Асада в прокладке трубы из Израиля в интересах Турции, но категорически неприемлемо для Кремля. Собственно, поэтому в Кремле и пытаются разгромить сирийскую оппозицию в Идлибе, чтобы лишить Эрдогана козыря – но здесь в игру неизменно вступают США, для которых удаление России с европейского газового рынка является принципиальным вопросом. Осенью дело дошло до прямых угроз со стороны США, после чего карательную операцию в Идлибе пришлось сворачивать.

Борьба за европейский газовый рынок продолжает ожесточаться. На Ближнем Востоке Турция начинает играть все более определяющую роль в вопросах транзита газа в Европу. По сути, сирийская война для Эрдогана была важна, как инструмент, с помощью которого он полностью ликвидировал Сирию, как возможного конкурента в вопросах транзита. Теперь положение Турции выглядит почти монопольным, а значит – от ее позиции зависит почти все, что касается войны в Сирии и послевоенного урегулирования.

🇨🇳 Повеление

Вчерашнее требование Путина расселить взорванный дом в Магнитогорске снова демонстрирует критическую уязвимость российской системы управления. Фактически президент принимает решение даже не уровня губернатора, а мэра города. То есть, вся промежуточная вертикаль – все эти премьеры, вице-премьеры, министры, руководители департаментов, губернаторы, мэры (а также существующие промежуточные структуры типа непонятных полпредств или той же администрации президента) – в общем, вся она оказывается неспособной принять решение очень локального уровня.

61f20ff0b9c5d6161ce29160ea0867d1

Понятно, что это далеко не новость – каждая прямая линия с благодарным народом обязательно сопровождается царским подарком в решении такого вот локального вопроса, который не под силу местной или региональной власти. Причем решение зачастую оказывается “ни о чем” или откровенно запоздалым – как к примеру, с девушкой с последней стадией рака, которой Путин повелел помочь, но тут даже начальственного соизволения оказалось недостаточно – время было упущено безнадежно.

В принципе, это то самое явление, которое Медведев назвал “дефицитом компетенций”, проще говоря – недееспособности всей системы управления. “На местах” не хотят брать на себя ответственность и инициативу, которая чрезвычайно опасна с точки зрения карьерной безопасности, а вышестоящее руководство в силу полного незнания конкретной обстановки (а оно и не должно ее знать – это как раз не его уровень) отдаёт распоряжения, еще сильнее дезорганизующие происходящее. Практика “ручного управления”, которая имеет смысл в совершенно безотлагательных и чрезвычайных ситуациях, дополнительно разваливает вертикаль, где на всех уровнях чиновники заинтересованы только в создании оправдывающих их обстоятельств, а не в решении задач. Когда обстановка доходит до критической, всегда появляется руководство, которое “вручную” и совершенно не разбираясь, отдает распоряжение. Как правило, безграмотное и совершенно непроработанное – а когда его прорабатывать, если аврал? Зато оно полностью снимает ответственность с чиновников (сам президент приказал), и с чистым сердцем его можно начинать выполнять, как получится. В конце концов, Путин не уволит же сам себя, если его распоряжение будет идиотским и невыполнимым. А распоряжение про дом, кстати, вполне идиотское – в Магнитогорске просто нет 400 квартир, чтобы расселить весь злополучный дом. Поэтому в итоге расселят взорванный подъезд, возможно – два соседних, а остальные все равно признают годными для проживания.

🇨🇳 Расточительность

Сегодняшнее выступление Чубайса на Гайдаровском форуме о том, что Россия является самой энергорасточительной страной в мире, и поэтому необходимо повысить (желательно кратно) цену на электроэнергию, никакого удивления вызвать не может – как раз оно находится в рамках всей логики постсоветской власти. Что ельцинской, что путинской. Главное, что отличает эту власть – полное незнание страны, которой они управляют и дичайшее невежество.

Во-первых, Россия – одна из самых северных стран в мире. По степени свирепости климатических условий с нами может соперничать, пожалуй, только Саудовская Аравия – там тоже жить можно далеко не на всей территории, а поддерживать существование имеющегося населения саудовцы могут только одним способом – беспощадно тратя энергию на охлаждение. Россия тоже тратит гигантские объемы энергии – но уже на отопление. Чубайс, видимо, не в курсе, что, к примеру, Санкт-Петербург – самый северный мегаполис мира.

Во-вторых, насчет “самой энергорасточительной” Чубайс точно погорячился. Россия занимает 29 место в мире по удельному потреблению электроэнергии. Первое занимает Исландия, причем настолько с огромным отрывом, что его даже кратным не назовешь – на порядок мы отличаемся, почти в 10 раз: Исландия – 52 МВт*ч на человека, Россия – 6,5 МВт*ч

Снимок экрана 2019-01-16 в 23.54.51

По уровню жизни, кстати, та же Исландия занимает 13 место против 61 у России. Так что здесь, скорее, прямо обратная зависимость: изобилие потребляемой энергии гораздо более благотворно влияет на качество жизни. Теоретически можно топить буржуйку кизяками – но станет ли от этого более комфортной наша жизнь – это вопрос. По крайней мере, сам Чубайс вряд ли готов на такой эксперимент.

Логика Чубайса заключается в следующем: давайте мы введем драконовские тарифы на электроэнергию, чем запустим процесс поиска энергосберегающих технологий. Но эта логика, увы, предельно примитивна и ущербна.

Низкие цены на энергию – благо для экономики. С важным уточнением – производящей экономики. Промышленность, имея доступ к дешевой энергии, получает конкурентное преимущество. Что, кстати, продемонстрировали те же американцы: целью сланцевой революции как раз и было насыщение американского рынка дешевой энергией (а заодно и запуском изменения энергобаланса в пользу газа). И как раз в ходе сланцевой революции возник мощный импульс в поиске и разработке технологий: себестоимость добычи того же сланцевого газа за десять лет упала втрое и даже вчетверо, что вообще-то говоря, с полным правом можно назвать революцией. Глубина переработки добываемого сланцевого газа (и нефти) достигает уже 90 с лишним процентов, что тоже существенно повышает маржу производителя, давая ему дополнительный ресурс.

Теоретически можно выполнить предложение Чубайса в России. Первый путь: жесточайшее повышение тарифов. Потребление упадет, но возникнет переизбыток энергии. Куда ее девать? Экспортировать? Ну прекрасно, только населению что с этого? Сливки снимут олигархи, прибыль выведут за рубеж. Фактически население и оплатит резким падением и без того нищенского уровня жизни этот доход.

Второй путь – рыночный. Создание дефицита электроэнергии, который и приведет к повышению цен, возможно через перезапуск промышленности – главного потребителя энергии. Но для этого нужно начать проводить политику реиндустриализации, а у нее совершенно иная логика – перезапуск промышленности, да еще российской, которая в силу климатических особенностей страны заведомо проигрывает конкурентную борьбу (это не учитывая отсталости и крайне неблагоприятной текущей внешнеполитической ситуации) требует опережающего роста производства энергии, задача которого наоборот – создание устойчиво низких цен на электроэнергию. Понятно, что Чубайс, сделавший всё, чтобы уничтожить промышленный потенциал страны, этот сценарий рассматривать не может просто по определению.

Остается единственный выход – директивное повышение тарифов и обогащение узкой группы людей, которых, кстати, именно Чубайс и расставил на ключевые посты в производстве электроэнергии. В рамках этого сценария обогащение просматривается очень даже хорошо, но вот рывок в развитии энергосберегающих технологий – не очень. Это вообще отдельная тема, которая требует системного и фундаментального подхода. При лучине в развитие технологий как-то слабо верится.

Источник

Добавить комментарий