Анатолий Несмиян (EL_MURID), 20.01.2019

Выбор редакции

🇨🇳 Логика момента

Депутаты нашли, на чем можно будет безопасно попиариться, и стали предлагать повторить подвиг чеченской прокуратыуры вначале в отдельных регионах, а затем совсем потерявший страх депутат Думы от КПРФ вообще замахнулся на святое и предложил списать безнадежные долги за газ в масштабах всей страны. Естественно, зарвавшихся смельчаков уже поправили и сказали, что это не выход – нужно повышать доходы населения в соответствии с новыми майскими указами президента, которое этими доходами и должно гасить свои задолженности и не допускать возникновения новых. Понятно, что рост доходов – это дело несбыточное, на чем тему можно и закрывать. Не раскатывайте губу, в общем.

1494973829924600

Долговое бремя населения – это важнейший актив власти. Нищие, голодные и больные люди, обвешанные долгами – это же просто мечта. Идеальный объект для управления, как чиновник, на которого есть тома с его прегрешениями: чуть рыпнулся – тут же достали заветную папку и предъявили. Для качественного управления на каждого в стране должна быть такая папка – на кого-то с уголовными деяниями, на кого-то – тонна неоплаченных счетов.

Управлять свободными, обеспеченными и умными невелика радость, да и не умеют кремлевские в это. А вот задавить человека неподъемными долгами, обрезать ему доход и бдительно следить, чтобы не завалялось лишнее, да сверху еще “Воскресным вечером” отполировать – глядишь, задача упростится.

А депутатам можно мягко намекнуть: будете баламутить – пойдете рыть траншею газопровода до Антарктиды. Императорские пингвины мерзнут, будем спасать. Что позволено чеченской прокуратуре, вам даже думать должно быть страшно.

🇨🇳 Непростой выбор

Заявление ИГИЛ в еженедельнике “Наба”, судя по всему, изменило расклады в договорном матче, который проходит под ковром. Упорное молчание следствия – верный признак идущей возни, где решается, как именно представить события в Магнитогорске. Речь идет именно о всей совокупности событий, так как местным силовикам не удалось удержать ситуацию под полным контролем, и помимо информации о самом взрыве в доме просочилась информация о параллельных происшествиях: взрыве маршрутки, найденном СВУ, спецоперациях в нескольких районах города. Не будь информации в “Набе”, возможно, что следствие уже получило бы руководящее указание, чем именно является происшествие. Теперь события ускорились и снова вышли из-под контроля.

original-2

Проблема в том, что на самом деле любая версия из двух возможных – “бытовой” взрыв или теракт – крайне неприятны для власти в целом. Теракт ставит под сомнение проводимую политику, включая и участие во все более непопулярной сирийской войне. Возникает законный вопрос – что это за победа, если террористы продолжают совершать теракты. Безусловно, можно объяснить всё, но вопросов к сирийской войне и продолжению присутствия в Сирии наших войск это не снимает. “Бытовая” версия вынуждает задаваться другим вопросом – ветхость инфраструктуры становится фактором перманентного и возрастающего риска. Если любой дом, мост, трубопровод – это мина с тикающим механизмом, то снова вопрос – а где наше поступательное движение вперед и успехи в экономике, если на самом деле все вокруг горит, взрывается и падает просто от исчерпания всех возможных пределов устойчивости?

На второй вопрос уже появилась попытка ответа, но она, похоже, энтузиазма не вызывает – появилось предложение ставить очередные системы контроля (и понятно, за счет кромешно нищего населения) на дырявые изношенные сети. Здесь никакой проникновенный голос не поможет войти в положение. Впрочем, как раз здесь сделать ничего нельзя – недофинансирование основных фондов в стране за время правления нынешнего режима (включая ельцинский) достигло критических значений и составляет от полутора до двух годовых ВВП. Это чисто физически исправить невозможно, тем более за короткий срок. Да и денег на это нет – все уже давно украдено. Поэтому умирающую инфраструктуру будут заклеивать скотчем, даже осознавая риски.

Скорее всего, на следующей неделе будет озвучена официальная версия случившегося. Она, естественно, будет далека от реальности, но в данном случае это уже даже не важно. Важно то, что после нее должна быть реакция. Причем реакция должна отвлечь от естественных вопросов, которые возникли после магнитогорских событий. Что-что, а демагогией кремлевские владеют, и здесь она как раз напрашивается – нужно просто перевести внимание на что-то другое.

По сути, есть две версии, которые может озвучить следствие – возможно, по итогам заседания НАК или Совбеза на основе спущенного руководящего укаазания. Бытовой взрыв или все-таки теракт. Понятно, что решение в любом случае будет политическим – хотя бы потому, что согласовывается на самом верху.

Деваться особо некуда, но выбирать все-таки придется. Парадокс в том, что не будь хвастливого заявления Путина о победе над ИГИЛ (а, собственно, что ему было делать – нужно предъявить хоть какой-то результат бессмысленной войны), то версия теракта идеально вписывается в образ осажденной крепости – кругом враги. Но именно из-за того, что мы ИГИЛ победили, версию теракта не станут связывать с ИГИЛ, наоборот – сообщат, что это какие-то другие террористы. Соответственно, их нужно будет предъявить. И даже немножко побомбить. Заседание НАК (или Совбеза), по всей видимости, и должно решить вопрос – кого именно в этот раз будут бомбить. И в какой стране. Здесь появляются варианты, и каждый из них интересен по-своему.

Источник

Добавить комментарий