Анатолий Несмиян (EL_MURID), 23.12.2018

Выбор редакции

🇨🇳 Молодые и успешные

Новая история из жизни чиновников в России. Из ничем особо не примечательного города Клинцов Брянской области. Где местная администрация отправила по приглашению благотворительного фонда детей на отдых в Турцию. Естественно, что поехали самые достойные – дети самих местных чиновников. Не сказать, что руководство города нуждается, зарабатывая только по официальной декларации по полторы сотни тысяч рублей в день. До ежедневных миллионов путинских друзей, понятно, не доросли, а потому и подворовывают по-мелочам. Где получится.

Естественно, сами чиновники не видят в ситуации ничего предосудительного, в конце концов, их дети – тоже жители Клинцов, а потому имели полное право воспользоваться предоставившейся возможностью. Что до тех, кому не повезло – разным больным, сирым и убогим детям податного сословия – то клятвенно пообещано, что в 19 году к отбору будут подходить чуть более тщательно и главное – гласно, так как в этот раз всё прошло камерно, среди своих.

В общем, рядовой случай. Ту же печально известную Глацких, которая предлагала не рассчитывать на государство, в связи с тяжелой душевной травмой приободрили оплатой за бюджетный счет, как нуждающейся, большей части приобретенной уже после скандала с ней квартиры. Генерация молодых и успешных – кадровый резерв Путина и “Единой России” – ведут себя и выглядят абсолютно одинаково. Везде.

Расчет на то, что паразиты, жрущие страну и копошащиеся на ее теле, как трупные мухи, вдруг перейдут на вегетарианскую диету и перестанут доедать умирающую страну, нелепы и наивны. Они ничего не могут и не умеют делать другого, их для того и нашли, отобрали и обучили, расставили по всей необъятной территории, чтобы они прикрывали воровство более крупных хищников, получив за это право доедать за ними объедки.

🇨🇳 Индонезия. Дитя Кракатау

В Индонезии произошла очередная вулканическая катастрофа. Она не одномоментная – с октября началась активная фаза извержения вулкана Анак-Кракатау, который извергался и ранее в этом году.

Анак-Кракатау (“Дитя Кракатау”) – вулкан, возникший на месте извержения своего прародителя Кракатау, полностью уничтожившего и самого себя, и остров, на котором он находился, в 1883 году.

Кстати говоря, то извержение – одно из мощнейших зарегистрированных – по выделенной энергии было сопоставимо с подрывом примерно 4 Гигатонн в тротиловом эквиваленте, что послужило основой для ряда расчетов, касающихся пресловутой “ядерной зимы”. С учетом того, что мировые запасы ядерного оружия оцениваются в 5-6 ГТонн, такого рода расчеты не лишены оснований. На основе наблюдений за последствиями извержения возникло предположение, что ужасы, описанные в модели “ядерной зимы”, существенно преувеличены. Даже в самом апокалиптичном варианте ядерная война на Земле не способна уничтожить жизнь на планете, хотя, безусловно, способна разрушить существенную часть самой развитой мировой экономики.

Сегодня “Дитя Кракатау” извергается с выделением на порядок меньшей энергии, оценить извержение в тротиловом эквиваленте сложно, но оно вполне сопоставимо по выделяемой энергии с самыми мощными подрывами боеприпасов в истории вроде “Царь-бомбы” СССР. И хотя катастрофа в Индонезии носит совершенно явный характер, она выглядит пусть и адом, но очень локальным. Главный поражающий фактор, действующий за пределами зоны извержения – волна цунами, разрушающая все прибрежные районы вблизи места катастрофы.

🇨🇳 Закат эпохи

Цена на нефть продержалась примерно неделю на фоне прошедшего в Вене заседания ОПЕК и России, после чего возобновила снижение. Падением это назвать сложно, но тренд пока именно вниз.

Сланцевая добыча и решения, принятые во время президентства Трампа, стали самостоятельным фактором, который уже невозможно не учитывать во всех раскладах. Попытки ОПЕК сепаратно держать баланс на рынке рухнули уже давно, теперь и привлечение России к этому процессу перестало работать – любое снижение добычи лишь ненадолго корректирует цены, после чего американская добыча занимает высвобождающиеся объемы на рынке, снова создавая избыток нефти и обеспечивая давление на цены. Американцы перестают зависеть от цены на нефть, компенсируя ее падение объемами. При этом сланцевые технологии продолжают совершенствоваться, буквально за 5-7 лет себестоимость добычи снизилась более чем в два раза, обеспечивая достаточную маржу добытчикам, не считая того, что основной доход продолжают приносить попутные извлекаемые вместе со сланцевой нефтью и газом вещества. Плюс принципиально иная, чем у традиционных добытчиков, система организации производства, работающая пока только в Америке, где сланцевые производители включены в вертикально-интегрированные производственные цепочки, позволяющие компенсировать потери добычи на этапе продажи конечного переработанного продукта.

Есть, безусловно, и политические факторы, часть из которых создают те же самые Соединенные Штаты. Так, в Иране с апреля 18 года добыча рухнула почти на 1 млн баррелей – с 3,8 млн до 2,9 в ноябре, а впереди – май 19 года, когда эмбарго на торговлю нефтью будет введено в полном объеме. ОПЕК и Россия с удовольствием бы заместили выпадающие иранские объемы, но они вынуждены ограничивать добычу, и Штаты пользуются созданными комфортными обстоятельствами. О Венесуэле и говорить не приходится – не будь дружеской помощи от Роснефти в полтора десятков миллиардов долларов, неизвестно, присутствовала бы она на нефтяном рынке сегодня вообще. Режим Мадуро убивает свою страну лучше любых санкций – Путину нужно брать мастер-классы, как правильно уничтожать собственную страну, пока он на фоне революционеров из Каракаса выглядит любителем-надомником в данном вопросе.

По сути, мы наблюдаем закат нефтяной эпохи. Как и во время заката эпохи угля, как ключевого энергоносителя, это совершенно не означает исчерпания запасов – наоборот, запасы угля сегодня оцениваются более чем в сотню лет, а дальше просто никто уже не считает. Однако переизбыток этого вида топлива сделал его рынок предельно конкурентным, в котором уголь перестал играть роль стратегического товара – сегодня представить себе полномасштабную войну за контроль над Рурским бассейном просто немыслимо, а вот в 19 веке от этого вопроса зависело выживание экономик Германии и Франции, что и становилось причиной жесточайших противоречий и столкновений.

Сегодня мы становимся свидетелями такого же процесса уже в вопросах добычи нефти. Ее переизбыток превращает нефть в обычный товар, геополитическая борьба за регионы добычи перестает быть вопросом выживания, теперь ключевым вопросом становится не добыча, а контроль над логистикой поставок и долей на рынке – то есть, геополитика прочно уступает место геоэкономике.

Место ключевого энергетического товара постепенно занимает газ, наступает его эпоха. Она, по всей видимости, будет еще короче, чем нефтяная, а значит – все этапы, которые были характерны для угольной и нефтяной эры, будут сжаты и гораздо более острыми по своей конфликтности.

Идущая ожесточенная борьба за европейский газовый рынок балансирует на грани прямой войны, и, пожалуй, 19-20 годы ответят на главный вопрос: перейдет ли война за Европу в стадию прямого столкновения или все-таки удержится на текущем горячем, но все-таки непрямом уровне.

Конец газовой эры будет таким же – как только появятся технологии добычи, позволяющие добывать природный газ непосредственно вблизи мест его потребления, он тоже перестанет быть стратегическим товаром, и его место, по всей видимости, займут автономные источники энергии, работа над созданием которых идет в активнейшей стадии. Ответ на оба вопроса уже есть: ведущие энергетические компании активно работают над технологиями добычи газа из газогидратных месторождений, которые имеются практически по всему периметру мировой береговой линии, а в области создания компактных автономных источников энергии идет самая настоящая технологическая гонка.

К счастью, России всё это не грозит – наши бандиты и гопники и не понимают, о чем идет речь. Если это нельзя украсть, значит, этого не существует. Поэтому пока мы находимся даже не на обочине идущих процессов, а бредём где-то перпендикулярно им, удаляясь в грезы о величии нашего полоумного руководства.

“Прощальным костром догорает эпоха, и мы наблюдаем за тенью и светом” ©

🇨🇳 Уточнения и корректировки

Трамп немного подкорректировал свое высказывание по поводу победы над Исламским государством. Он сообщил, что ИГ “в значительной степени побеждено”, а потому им займутся другие страны региона, в том числе Турция. Путина, который тоже пытается войти в число победителей ИГИЛ, Трамп упоминать не стал, что, впрочем, во многом оправдано: Путина удалось подрядить на войну с ИГИЛ далеко не сразу. С октября 15 по март 16 он упорно лез к турецкой границе, и только после того, как сначала турки, а потом и арабы дали понять, что готовы пойти на прямое столкновение, Путин вспомнил, что вообще-то говоря, он влез в Сирию бороться с терроризмом, и пошел воевать Пальмиру. Откуда ИГИЛ его благополучно вышиб, так что пришлось напрячься и снова брать ее, как рейхстаг. Пока Путин петлял манёврами по пустыне, американцы и иракская армия додавили ИГ в Ираке и запустили тот же процесс в Сирии. Сейчас сложно сказать, смог бы Путин доползти до Евфрата, не разгроми ИГИЛ коалиция на севере. Бесславный поход к Табке, когда колонна российско-сирийских войск была просто наголову разгромлена пяти-семикратно меньшим по численности количеством боевиков, вполне показателен. И дело, наверное, даже не в том – смог/не смог, а в том, что занимался этим Кремль во многом вынужденно и спустя рукава, пытаясь хоть чем-то оправдать ставшее бессмысленным присутствие в Сирии.

В общем, строго формально в число участников соревнования Путин вполне может себя зачислять, но вот считаться победителем на равных с другими – вопрос спорный. Собственно, Трамп не сильно покривил душой, упомянув турок и “страны региона”, но не обратив внимание на друга Владимира. Ну, и не став упоминать прямо Иран – хотя как раз иранцы могут себе в актив записать многое по поводу борьбы с ИГИЛ, вот только опять же – не победу. В 14 году КСИР сумел остановить наступление ИГИЛ на Багдад, но победить столь непростого противника удалось в первую очередь регулярной иракской армии, подготовленной спецами и советниками США. Шиитские проиранские зондеркоманды прославились в этой войне скорее массовыми военными преступлениями против мирного населения, чем борьбой с собственно ИГИЛ.

Трамп передает ответственность за восток Сирии туркам и “странам региона” – речь, безусловно, идет об Ираке. Как именно они договорятся с другими участниками событий – Трампа по большому счету не волнует. Система конфликтов между Турцией, Ираном, Россией и другими странами региона создана, противоречия между ними носят неразрешимый характер, а потому американцам там больше делать нечего – баланс интересов и конфликтов таков, что страна, которая в ходе раздела Сирии сумеет удержать за собой небольшие по площади, но инфраструктурно значимые территории, та и победит. Остальным достанется напрочь разрушенная территория, которую придется восстанавливать. Собственно, турки как раз и намерены строго ограничить свое присутствие контролем над севером Сирии и поддержкой идлибской оппозиции. Восстанавливать разрушенный центр, восток, юг и запад Сирии – зачем это Эрдогану? Для этого есть гениальные геополитики, у них карман бездонный, пенсионеры безропотные, телевизор на всех кнопках несет одно и то же.

По всей видимости, здесь есть и какие-то соображения, выгодные Израилю, особенно, если учесть, что израильтяне вполне равнодушно восприняли новость о выходе США из Сирии. Их понять можно: Путин прикрыл зону Голанских высот от шиитских бандформирований, Иран с мая 19 года попадает в новые санкционные тиски, что резко сужает его возможности финансировать шиитский терроризм в регионе, остальное – забота самих израильтян. Трамп сделал для своих союзником максимум возможного, пора и честь знать.

Уходит Трамп из Сирии, естественно, больше медийно. Пентагон даже без Мэттиса рассматривает вопрос создания специальной группы коммандос, которые будут челночить по Сирии, базируясь при этом в Ираке. Что логично, учитывая текущий статус Сирии, как фэйлед стейт.

Конечно, стиль Трампа ставит в тупик многих членов администрации. Принятие решений при Трампе идет вразрез с принятыми нормами, протоколами и даже традициями американского стиля управления. Нижестоящие, но при этом важные и значимые чиновники в знак протеста уходят в отставку. После министра обороны подал прошение на увольнение спецпредставитель президента по взаимодействию с другими странами в борьбе с ИГИЛ Бретт Макгурк, не согласившись с выводом войск из Сирии. Макгурк – настоящий профессионал, работал по региону еще при Буше, был назначен на нынешнюю должность Обамой, и был одним из немногих, кто остался при Трампе, причем его лично оба президента – Обама и Трамп – просили остаться на своем посту.

Впрочем, это издержки. Важнее конечный результат, а он пока понятен только самому Трампу.

Источник

Добавить комментарий