Артём Сергеев: О ПРИВИЛЕГИЯХ МНИМЫХ И РЕАЛЬНЫХ. ПОДРОБНОСТИ ИЗ ПЕРВЫХ РУК

Голос Вестника

Последнее время очень часто стали встречаться высказывания о том, что партийные руководители СССР и другие чиновники получали огромные прибыли по сравнению с простыми гражданами. Рассказывают такое те, кто не знает, как было на самом деле или те, кто намеренно искажает советскую действительность с целью обелить нынешнюю армию чиновников, которые имеют баснословный доход, в ущерб рядовым трудящимся.

Искать какие-то ссылки не хотелось. Мне кажется, что воспоминания современников – лучшее свидетельство. Тем более, воспоминания людей, которых знает весь мир. Я приведу два отрывка из их книг. Первый из книги М.С.Соломецева, человека интересной судьбы, который начал сменным мастером в цеху выпуска снарядов, через полгода был назначен замначальника цеха, затем работал директором завода в Челябинске, поднимал целину в Казахстане, был партийным руководителем в Ростове, дружил с Шолоховым, а потом стал членом ЦК КПСС, членом Политбюро ЦК КПСС, депутатом Верховного Совета СССР. Михаил Сергеевич дважды Герой Социалистического Труда.

Из воспоминаний Михаила Соломенцева

«Партийные и советские работники никакими особыми привилегиями не пользовались, за исключением отдельных зарвавшихся лиц, которые кроме личных карьерных интересов ни о чем другом и не думали.

Работая директором завода, я имел оклад триста рублей в месяц. При выполнении планов заработок мой был гораздо выше оклада. Жил в трехкомнатной квартире заводского дома. Работавший до меня директор завода занимал четырехкомнатную квартиру. В эту квартиру я не стал вселяться, она для меня, я считал, велика. Семья у меня три человека. Поэтому квартиру бывшего директора отдали военпреду, в его трехкомнатную я и вселился после ремонта.

За мной была закреплена автомашина. Продовольственные и промышленные товары мы покупали в обычных магазинах и на рынке. Уровень жизни у меня был весьма приличный. Жена тоже работала.

В обкоме партии зарплата состояла из двух частей: зарплата по партмаксимуму и другие доплаты. Получилось так, что, перейдя на более ответственную работу, я стал получать зарплату гораздо меньшую, чем на заводе. Транспортом обеспечивался, как и на заводе, но на работу и с работы в любое время суток ходил пешком. Охраны никакой не было. Появилась, правда, одна «привилегия»: объем работы возрос, ответственность тоже, плюс систематические командировки по области по полевым ухабистым дорогам…»

Второй отрывок из книги не менее интересного человека, Тимура Дмитричева, человека, объездившего многие страны мира, который работал в качестве сотрудника международного Секретариата Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, работал переводчиком в МИД СССР, был знаком со многими интересными и важными людьми у нас и за рубежом, принимал участие в первых демократических выборах в ЮАР после отмены апартеида.

Вот что он пишет о министре иностранных дел СССР, А.А.Громыко

«Многим его сотрудникам была известна его любовь к костюмным рубашкам, которая зачастую не получала удовлетворения в монотонном кремлёвском ассортименте. Как министр иностранных дел он нередко выезжал за границу, что открывало перед ним возможности гораздо более широкого выбора рубашек. Однако в данной связи возникали две проблемы, которые превращались в настоящее препятствие.

Наиболее неудобной из них было положение Громыко в качестве министра иностранных дел СССР, впоследствии в данном смысле усложненное его членством в Политбюро. Совершенно очевидно, что это делало абсолютно немыслимым для него личное хождение по магазинам в любом городе любой страны. Для обхождения этого препятствия просьбу о покупке можно было делегировать своей жене, когда она сопровождала его в поездке, или кому-то из доверенных сопровождавших его сотрудников. Но и в том, как и в другом случае, выполнить поручение было очень непростым делом, если учесть то огромное разнообразие стилей, расцветок, форм и целого ряда прочих важных деталей, которые он не мог видеть.

Другая проблема заключалась в нехватке денег в иностранной валюте. В противоположность довольно распространённому мнению, как в Советском Союзе, так и за рубежом, высшие советские руководители, не говоря уже о тех, кто стоял ниже, вовсе не были богатыми людьми. Конечно, верно, что у них были большие квартиры и дачи или загородные дома. Они действительно могли покупать продукты и другие товары в спецмагазинах по заниженным ценам, проводить свои отпуска в основном бесплатно на правительственных курортах или в домах отдыха, а также пользоваться некоторыми другими благами. Однако в этой связи следует отметить, что почти всеми этими привилегиями они могли пользоваться, только пока они сохраняли свои официальные позиции, и теряли их вместе со своими должностями. Их оклады, хотя они и были в два-три раза выше зарплаты высококвалифицированных рабочих, тем не менее были очень скромными по сравнению с теми, которые получали люди на сравнимых позициях в других странах. Во время зарубежных командировок им выплачивали суточные, которые были всего вдвое выше, чем те, которые получали сопровождавшие их чиновники среднего уровня. В порядке иллюстрации можно упомянуть, что в начале 70-х годов советский министр иностранных дел во время пребывания в США получал всего 40 долларов в день, что для официального лица его ранга по любым меркам было довольно скромным вознаграждением. Совершенно очевидно, что для любого человека, который хотел приобрести что-то для своего гардероба, уже не говоря о подарках для членов семьи, родственников и друзей подобные суммы следовало расходовать с определённой осторожностью.»

Так Тимур Дмитричев пишет о положении дел с оплатой труда высокопоставленных (куда уж выше) чиновников в Советском Союзе.

Из этих двух отрывков воспоминаний делаем вывод: чиновники в Союзе зарабатывали не такие уж большие деньги.

Вознаграждение за добросовестный труд на благо общества в Советском Союзе происходило следующим образом. Чиновники при СССР пользовались различными льготами: спецмагазины, служебный транспорт, служебная дача, более лёгкое решение каких-то бытовых проблем. Но зарплатами их особо не баловали. Почему так? Чтобы, пока человек работает на ответственном месте и приносит пользу стране, у него было всё, что надо для нормальной жизни. Не в ущерб остальному населению. Но, если чиновник проворовался или вылетел с работы за какие-то иные грехи – будь то банальная халатность или несоответствие занимаемой должности – он остаётся у разбитого корыта. Он вынужден расстаться со всем, чем пользовался и к чему привык сам и его семья. Ни дачи, ни машины, ни прислуги. В таких условиях чиновник старался работать так, чтобы не́ к чему было придраться. Отдельный разговор, если он был уличён в хищениях – тут же следовал суд, приговор и конфискация с посадкой, если не с высшей мерой наказания. Поэтому каждый опасался воровать. Поймают – себе дороже: сам на шконку, а семья остаётся нищей. Да, воровали. Человеки, они такие. Но воровали до поры, до времени. ОБХСС не дремал и у прокуроров сынки не были успешными бизнесменами.

То есть, пока чиновник при деле, и востребован народом и государством, жизнь удалась. Но накопить денег на безбедную старость на берегу Лазурного Берега, у него не получалось. Поэтому стремились работать достойно до самой пенсии. Считаю такой подход к оплате работы «слуг народа» единственно правильным.

Да и отбор в руководящий состав при СССР был очень серьёзным. Директор мебельного магазина никогда не стал бы министром обороны. Отбор шёл не только через общественные институты, но и через партийные. Хапуги или дилетанты пролетали, как фанера над Парижем. В элиту попадали по-настоящему выдающиеся люди. О каждом из них можно писать книги, в назидание потомкам. Потому, что пройти партийный фильтр могли только люди, проверенные временем и товарищами, которые и рекомендовали претендента на должность.

Вот как описывает выборы в Ростове М.С.Соломенцев:

«Я знаю примеры, когда в списке для тайного голосования оставалось столько кандидатур, сколько требуется избрать. Но избрали не всех, против некоторых голосовало больше половины присутствующих. При проверке оказывалось, что коммунисты не избрали случайных людей. Их, как выяснялось, кто-то продвигал, проталкивал в руководство.»

Конечно, случались и исключения. Но на то оно и правило, чтобы иметь исключения.

И, напоследок, пример из жизни.

В 70-х годах директор моего завода имел оклад 330 рублей. Конечно же были премии, если завод выполнял план. Мой бригадир зарабатывал в районе 250-ти, в зависимости от количества выполненных работ за месяц. Я, по начальному, первому разряду получал 180, а когда сдал на третий, стал получать 200. Получается, директор нашего завода получал всего на 30% больше, чем простой рабочий.

Для более справедливого распределения доходов между рабочими, были придуманы разряды, а на некоторых предприятиях вводили способ премирования, типа перестроечного КТУ – коэффициента трудового участия. То есть те, кто вкладывал больше сил, знаний и умения в производственный процесс – получал дополнительную оплату.

Все эти явления возможны только при социализме. При капитализме идёт гонка на выживание, где люди – расходный материал.

Но это уже из другой оперы.

15.01.2019

Источник

Добавить комментарий