Артём Сергеев: СВОЛОЧИ

Голос Вестника

Был такой фильм. Жалкая антисоветская поделка криворуких российских кинематографистов. Кто не смотрел этот шедевр послеперестроечной помойки, вкратце расскажу сюжет. Коварный Сталин со своими на менее кровожадными и беспринципными НКВДшниками собирают по стране отпетых малолеток уголовников в один спец лагерь и натаскивают их на диверсионную работу против гитлеровцев. Почему такой контингент? Потому, что работа будет «одноразовая»: взорвал склад фашистов, молодец. Дальше выкручивайся сам (Невольно вспоминаются слова кремлёвских пропагандистов, обращённые к восставшему и преданному Кремлём Донбассу: сами, дальше всё сами…). Таких не жалко, и никто не кинется их искать, потому, что у многих никого из родственников нет. Дальше пересказывать нет смысла.

То, что показали авторы фильма, было ложью. Но ложью отчасти. Во-первых, в СССР таких отрядов не было, а во-вторых, что-то наподобие пытались предпринимать немцы во время войны. То есть авторы дешёвки думали убить двух зайцев: показать какие жестокие к детям, пусть и преступникам, бывают взрослые и, заодно метнуть ещё одну утку в сторону Советского Союза.

Вспомнилась эта лживая агитка не просто так. Нечто подобное я встретил в книге Юрия Щекочихина про действия Кремля в Чечне. В ней он говорит, что Сергей Смирнов, корреспондент «Новой газеты», рассказывал ему о «батальоне сирот», который специально готовили для Чечни, в уверенности, что их никто не хватится, ибо некому. Не верится? А зря. Нет такой подлости, на которую не пошла бы кремлёвская мафия ради денег. И не важно, кто в тот период занимал российский трон: алкаш Ельцин или его ставленник Путин – разницы совершенно никакой.

Оба они одним миром мазаны

СВОЛОЧИ

Первая Чеченская война случилась при Ельцине. Вторая – при Путине. И первая и вторая отличались ложью и предательством со стороны Кремля. Столько грязи и мерзости не знала ещё русская история. Правда позднее всё то же самое повторилось в войне на Донбассе.

***

За полгода до убийства, генерал Лев Рохлин дал интервью тележурналисту Алексею Борзенко. Покуда «царствовал» Ельцин, появиться в эфире оно не могло. Спустя годы его все-таки пустили, но не на центральном канале, да и время трансляции было позднее, когда люди уже отдыхают. Не станем публиковать интервью полностью: формат статьи этого не позволит. Поэтому приведём только некоторые моменты. Самые важные, на наш взгляд.

О Чеченской войне: «Выходит на меня Куликов: «Лев Яковлевич, помоги!». — «Дайте точные координаты, куда вести огонь артиллерии». Мне дают координаты, и я на карте начинаю разбираться. Смотрю, дают координаты прямо в центр полка, то есть нанести огонь по 81-му полку… Я связываюсь с Куликовым, очень плохо слышно, говорю: «Куда бить?». Он мне: «Я тебя прошу, разберитесь сами!». Тогда я отвожу огонь на километр (!), связываюсь с полком напрямую, и мы наносим предупредительный выстрел по атакующим чеченцам. От радости 81-й полк «зашелестел», туда, говорит, еще столько же, и побольше, и побыстрее… Мы нанесли несколько огневых ударов, атака захлебнулась, все атакующие разбежались и на этом спасение 81-го полка закончилось. Встречали они нас, как героев.»

Кто жалел наших солдатиков, в основном необстрелянных? До них ли было кремлёвским стратегам? У этих ценность одна: нарезанная вечнозелёная бумага. И побольше, побольше… Погибали необученные пацаны под началом полуобученных генералов. «Я помню, в Старопромысловском районе улицы, как горохом, были усеяны телами солдат,» – рассказывал очевидец чеченской бойни. Как горохом…

«Спрашиваю у солдатика с птичьей шеей, в руках у которого гранатомет: «Что это у тебя?» — «Труба». — «А как стрелять из этой трубы, тебе показали?» — «Кладешь под мышку…» — «На плечо, дурачок, на плечо…» – вспоминает председатель парламента Ингушетии Руслан Плиев. Вот таких мальчишек послал Кремль завоёвывать Чечню, чтобы положить себе в карман лишний десяток миллиардов.

Поздней весной Комитет по обороне Госдумы провел полузакрытые слушания о причинах гибели российских военнослужащих в Чечне. По логике высшего военного генералитета, если бы не плохие солдаты и плохие офицеры, то хорошие генералы непременно бы эту войну выиграли.

СВОЛОЧИ

И снова Рохлин: «Здание Совета министров было исключительно выгодным опорным пунктом: во-первых, там были очень толстые стены, во-вторых, он нависал над мостом, через который шла помощь во Дворец, и, в-третьих, он был почти главной завершающей точкой для захвата Дворца. Это понимали и дудаевцы, и прекрасно понимали мы. Поэтому с утра на него начались сильнейшие атаки, удары артиллерии, танков. Первое несчастье, которое постигло нас, — это обрушилась стена и завалила группу солдат. Второе несчастье — летчики кинули бомбы. Я в категорической форме отказывался от ударов авиации. По какой причине? Да по той причине, что безопасное удаление от разрыва авиабомб — 1100 метров. А у нас до Дворца оставалось 200. И мои опасения подтвердились. Одна из бомб ударила в здание Совета министров. И мы понесли вторые большие потери в этом здании Совета министров.» Потери от своих! Кто считал их, русских пацанов, брошенных в костёр гражданской войны?

«Чечня потеряла около ста двадцати тысяч человек,» — говорит Мовлади Удугов Юрию Щекочихину. В большинстве — это мирные люди. Потери боевиков составляют около пяти тысяч человек. «Точные потери российских войск — никому не известны. Вернее, никто не хочет их подсчитать. Незачем… Не надо… Ни к чему… Что, в России людей мало?..» – писал тогда Щекочихин в своей книге.

СВОЛОЧИ

Вот что рассказывает другой свидетель, Александр Литвиненко. Это тот, которого позднее отравили чаем с полонием в Лондоне.

После того, как был убит Джохар Дудаев, его супруга пыталась выехать из аэропорта Нальчика вместе с телохранителем Мусой Эдиговым. Была задержана. Она предъявила поддельный паспорт, но её опознали. Муса уже сидел в самолёте. Но когда увидел, что остановили Аллу, вышел из самолёта и сдался. Её держали на бывшей даче Сталина в Кисловодске. Литвиненко получил задание встретиться с ней, разговорить и узнать, где чеченцы похоронили тело убитого Дудаева, чтобы на 100% быть уверенными в его смерти.

Разговорить Аллу Дудаеву удалось. Но говорили они не о том, где похоронили Джохара Дудаева, потому, что Литвиненко считал преступлением тревожить могилу ради политики. По поведению жены Дудаева он и так понял, что того нет в живых. В тех беседах Алла Дудаева рассказала много интересного.

Почему, к примеру, Дудаев начал эту войну? Неужели не понимал, что она приведёт к истреблению народа? Алла рассказала, что Джохар всё это понимал и хотел встретиться с Ельциным, и если бы это произошло — крови бы не было. Но за встречу с Ельциным у Дудаева запросили несколько миллионов долларов. Все переговоры шли через Александра Коржакова, телохранителя Ельцина. На вопрос, почему же не дал, ведь мог предотвратить войну и гибель людей, Алла ответила, что Дудаев постоянно посылал деньги в Москву. Любой экономический вопрос решался за доллары. Но встреча президентов — вопрос не хозяйственный, а политический. Тут Дудаев платить отказался. Кроме того, он припугнул высокопоставленных чиновников имеющимся у него компроматом (по рассказам Аллы, Дудаев постоянно возил с собой какие-то документы и говорил, что его никогда не арестуют — окружение Ельцина этого не допустит, его могут только убить).

Тогда же она рассказала, что нападение Басаева на Будённовск — это попытка отбить деньги за указ о перемирии, который был чеченцам обещан, но не был подписан. Сначала она не говорила, кому передавались чеченские деньги. Только сказала, что этих людей они называли «партия войны».

Летом 1995 года чеченцев загнали в горы, и у них было потеряно управление войсками. Боевики расходились по домам. Не было ни связи, ничего. Фактически была одержана победа. Ситуация для них стала катастрофической. И в этот момент у Дудаева вновь затребовали деньги из Москвы. За приостановку боевых действий. Через Басаева. Несколько миллионов. И Дудаев заплатил: у него выхода не было. После этого чеченцев решили элементарно кинуть. Бабки взять, а боевые действия не приостанавливать. Тогда Дудаев приказал Шамилю Басаеву либо вернуть деньги, либо добиться начала мирных переговоров.

Басаев с этой задачей справился. В историю эта «разборка» по выколачиванию задолженности из Коржакова – Барсукова – Сосковца вошла под названием: «Захват Шамилем Басаевым 14 июня 1995 года в Буденновске больницы с заложниками». Заложников было больше тысячи.

«Тут я вспомнил, что в прямом эфире Басаев что-то говорил Черномырдину о деньгах, взятках.
— Не ему ли деньги пошли? — спросил я Аллу Дудаеву.
— Тому, кто стоял рядом.
Рядом стоял Сосковец.» – пишет Литвиненко.

Боевые действия были прекращены. По этому поводу один генерал внутренних войск, который воевал в первую чеченскую войну, сказал: «До сих пор не могу понять, почему был подписан указ о приостановке боевых действий. Это было предательство армии».

Алла Фёдоровна определённо считала, что ликвидацию её мужа организовали Коржаков, Барсуков и Сосковец, и дело было не в политике, а в деньгах и в компромате на них, который Дудаев возил с собой. Те, кто работал в ФСБ по чеченцам, знали, что была поставлена задача Дудаева именно убрать. Политики в этом не было никакой.

А в Будёновске уже готовился штурм «Альфой» захваченной больницы, но премьер-министр правительства России В. С. Черномырдин, взявший на себя роль посредника, справедливо рассудил, что чеченцев «кинули» не «по понятиям», пообещал немедленно начать мирные переговоры, настоял на прекращении операции и гарантировал беспрепятственный отход басаевцев вместе с заложниками назад в Чечню. Возможность отбить заложников и уничтожить басаевцев на обратном пути была. Стоявшее наготове спецподразделение внутренних войск «Витязь» только ждало приказа. Но приказа не последовало. Черномырдин дал Басаеву определенные гарантии и не сдержать слова не мог. «Есть еще время сохранить лицо. Потом придется сохранять другие части тела»: фраза Черномырдина.

СВОЛОЧИ

От самого Басаева на версту попахивает ФСБшными делишками. Непосредственно перед вторжением в Дагестан, что послужило началом Второй Чеченской войны, он проходил спец подготовку в лагере под Волгоградом. Также очень подозрительно, почему Басаева и Хаттаба отпустили из Дагестана. Видно, в Кремле очень нужна была война. Позднее Басаев хвастался, что получил от Березовского два миллиона долларов… Их, через Назрань, Басаеву на своем самолете провез лично БАБ… Российские СМИ писали о конспиративной встрече Шамиля Басаева и руководителя администрации президента Александра Волошина во Франции, организованной сотрудником российской разведки А. Суриковым. Утверждали, что вторжение чеченцев в Дагестан было спланировано в Кремле и спровоцировано спецслужбами РФ. Очень похоже на правду.

Басаев также утверждает, что войну в Чечне начали российские спецслужбы, посредством провокаций. Это он говорит в интервью Андрею Бабицкому. Ссылка на это интервью будет внизу.

После Буденновска у кремлевских чиновников в списке нежелательных свидетелей, кроме Дудаева, появился еще один человек – Шамиль Басаев. Его решили убрать силами специально созданной для этого оперативно-боевой группы генерал-майора Юрия Яровенко. Тогда же была создана оперативно-боевая группа под командованием Хохолькова для устранения Дудаева.

В операции использовалась авиация ГРУ, располагавшая двумя самолетами для наведения ракет по маяку в радиотелефоне: Дудаеву сумели поменять обычный телефон на телефон с маяком.

22 апреля 1996 года Дудаев с женой Аллой и несколькими сопровождающими выехал из селения Гехи-Чу Урус-Мартанского района на западе Чечни, где они провели ночь, в лес. Для разговоров по телефону он выезжал из селений, так как вдали от населенных пунктов его труднее было запеленговать. Сплошного леса в том районе не было – кустарник и отдельные деревья. Алла Дудаева стала готовить еду. Мужчины стояли в стороне. Дудаев запрещал подходить к нему во время разговоров по телефону, так как ранее был случай, когда во время телефонной связи по нему был нанесен авиаудар. Ракета в цель не попала.

В тот день Дудаев говорил по телефону дольше обычного, как выяснилось – с известным российским бизнесменом и политиком Константином Натановичем Боровым, который поддерживал с Дудаевым связь до тех пор, пока она не прервалась. Управляемая ракета российского штурмовика Су-24, наведенная на сигнал спутникового телефона Дудаева, разорвалась совсем близко. Дудаеву обожгло лицо, оно было желто-оранжевого цвета. Подъехала машина. Президента Чечни посадили на заднее сиденье, рядом с ним села жена. Дудаев был без сознания. С правой стороны за ухом у него была рана. Не приходя в сознание, он умер.

Похороны Дудаева поручили Лече Дудаеву, племяннику чеченского президента. О месте захоронения Дудаева должен был знать только узкий круг лиц. Согласно чеченским источникам, после того как в мае 1996 года в аэропорту города Нальчика были задержана Алла Дудаева, останки чеченского президента срочно перезахоронили. После гибели во вторую чеченскую войну Лечи Дудаева о новом месте захоронения Джохара Дудаева не знает ни один официальный источник.

Кстати, генерал Лев Рохлин утверждает, что Джохар Дудаев публично высказывал недовольство искусственным развалом Союза и не легитимностью президентской власти в России. Он считал, что СССР должен быть скорейшим образом восстановлен, а инициаторами такого восстановления могут выступить народы Кавказа, и даже предпринимал конкретные шаги по инициативным встречам с руководителями других кавказских республик.

Чтобы скрыть неоправданные потери федеральных войск в чеченской бойне, командование шло на любые подлоги и ухищрения. Переводили бойцов из одного подразделения в другое, тасовали пацанов, как колоду по разным частям, записывали в дезертиры, меняли записи в военных билетах. Юрий Щекочихин рассказывает историю, как полевой командир Саид купил четверых наших ребят у другого полевого командира. Купил не для последующей перепродажи, нет. Для бартера.

Пленные — в обмен на то, чтобы в далекой от Чечни Самаре с него сняли федеральный розыск. Вот что рассказал чеченец Щекочихину:

— Мне сообщили из Самары, что если я освобожу четырех сотрудников ФСБ, то с меня и брата снимут розыск. Я их искал, долго искал, но боюсь, что их уже нет в живых. Тогда меня попросили найти пленных офицеров. Я купил троих солдат и одного прапорщика. Мне ответили, что двое солдат, которых я купил, на самом деле находятся в части. Как в части, когда они у меня? — удивился я и послал в 205-ю бригаду их фотографии. «Да, это они, но они не подходят, так как являются дезертирами. И третий солдат — тоже. Нам такие не нужны. Прапорщик — подходит». Потом сообщили, что и прапорщик не нужен — тоже дезертир. То есть ребят, попавших в плен к чеченцам, тут же записывали в дезертиры и освобождать не собирались, мол дезертир, сам ушёл.

После окончания войны наши пленные стали товаром: их можно купить, продать, обменять. Так они и кочевали из одной чеченской семьи в другую. Такса — от тысячи долларов и выше. Они — предмет торга, живой материал для обмена.

Как тут не вспомнить о тех подонках в полковничьих и генеральских мундирах, которые сначала привели необученных пацанов в Чечню, потом — бросили их здесь, потом — позабыли, потом — отказались от них.

СВОЛОЧИ…

Картинки по запросу грозный война

После первой своей командировки в Чечню Щекочихин давал в Переделкино интервью приехавшим «Вестям». В этом вечернем эфире он озвучил цифру: около трёх тысяч погибших наших ребят уже 6 января. Именно тогда почти полностью полегла Майкопская бригада. Такая же судьба постигла и 201-ю.
Рассказывали про маму солдата, которая бродила по военной базе в Моздоке, дергая за рукав каждого проходящего начальника и показывая справку, на которой было написано: «… в списках живых, убитых, раненых, пропавших без вести не значится». Справка была написана под копирку, а имя и фамилия, как всегда в подобных бюрократических документах, вписаны от руки.

— А где служил ваш сын? — спросил ее полковник Александр Чикунов, когда она подошла и к нему на пороге госпиталя, где он лежал.

— В Майкопской бригаде…

Что тут скажешь …

Ну, а пока шла война в Чечне, в Кремле грели на ней свои потные руки. Как-то один полевой командир обратился к нашим переговорщикам, которые приехали по поводу поиска и обмена наших ребят:

«Скажите, зачем бомбят наши села? Пусть бомбят боевиков, но при чем здесь мирные жители? Сообщите Ельцину, не надо давать миллиард долларов на восстановление Чечни. Пусть лучше отдаст эти деньги на зарплату шахтерам, а нас оставит в покое.»

В Чечню Кремль направлял огромные средства, когда ещё шли боевые действия. Понятно, что часть этих денег оставалась в Москве, другая доставалась заинтересованным приближённым. Только «на экологию и рыболовство» было выделено 200 миллионов рублей из бюджета. Какая экология, какое рыболовство, если в реке Сунже плавают трупы, а не рыбы!

Как-то у захваченных боевиков нашли новенькие российские загранпаспорта. Сплошь арабские имена, а на одной из фотографий — даже совсем черный. «Найти бы этого козла в Москве, который снабдил их российскими паспортами,» со злостью сказал тогда армейский полковник. И этих козлов нашли. Одним из них оказался большой начальник из МВД, который ответил: «Да, в Чеченскую Республику было передано тридцать тысяч чистых бланков российских загранпаспортов! Как и в другие субъекты федерации: вы же не будете отрицать, что Чеченская Республика — часть России, или вы уже ее отделили?» Такие же козлы списывали на «восстановление Чечни» миллиарды долларов, растаскивая их по карманам. Причём, было замечено, что как только проходил очередной транш на восстановление чего-либо, тут же проходил обстрел. И всё, концы в воду.

СВОЛОЧИ

И снова генерал Рохлин:

«Мне больно, что, когда Грозный был в наших руках, когда уже было наше превосходство, когда были созданы базовые опорные пункты, Грозный сдали ни за что. Это говорит, что мало иметь войска, мало иметь захваченный город, а нужна еще голова удержать его. Предательство армии было со всех сторон, по всем направлениям …

Самым было бы верным вообще не проводить военной операции. Без сомнения. Но если уж случилось так, что дело дошло до войны, начинать войну при том положении дел, которое существовало, было невозможно.

Первое — не существовало никакой разведки. Мы не знали истинного положения. Вот у нас и ГРУ есть, и СВР есть, и КГБ есть, но все они до такой степени были разрушены, что Россия не знала истинного положения дел в Чечне.

Второе. Армия была уничтожена. Годами в полках было по 5–10 человек. И офицеры занимались разгрузкой вагонов, службой в карауле, охраной складов. Армия была крайне унижена. То есть армия была неспособна выполнять какие-либо задачи.

Третье. Операция не готовилась. Все шло спонтанно. Давай выведем на границу Чечни, авось испугаются. Давай выведем к Грозному, авось напугаем. Вывели к Грозному, а что делать дальше? Давай наступать. Когда? Да завтра день рождения у министра, давай мы ему сделаем подарок. И то, что решения были приняты бестолково, непродуманно, и говорит гибель 81-го полка и 131-й
бригады. То есть на авось, на дурака, тяп-ляп… Все это, конечно, тяп-ляп и кончилось.

Уничтожение Дудаева — это единственная удачная операция наших спецслужб.

Спрашивают, за что солдаты воевали в 94–96-е годы? Мое мнение — за интересы мафии. С Дудаевым можно было договориться без проблем. Предложить ему те же условия, как и Татарстану в то время, и, вне всякого сомнения, войны не было бы. А Чечня была бы одним из преданных вассалов России. До последнего момента через Чечню лилась нефть, а нам объясняли, что нельзя остановить поток, иначе качалки пересохнут. Прекратили, не пересохли, и можно, оказывается, решать все вопросы. Через Чечню прогонялось огромное количество нефти якобы на нужды суверенной республики, а потом она расползалась за границу и получались огромные деньги. Называют цифры и в 5 миллиардов долларов на тот срок, пока был Дудаев. Дудаев окреп, ему надоело делиться. И то, что надоело делиться, это и явилось одним из главных мотивов. А дальше продолжалось постоянное предательство. И жизнь солдат, жизнь мирных жителей была разменной монетой тех огромных взяток и денег, которые получались.
Возможно, не прав Лебедь, но он обвинил Березовского в том, что тот его упрекнул, мол, зачем ты прекратил боевые действия, мы так могли бы там еще поработать и поднажиться на этой войне. Поэтому повторяю — кровь была пролита за мафию.»

В подтверждение его слов можно привести ещё один разговор, который состоялся летом 1994 года на конференции по торгово-экономическому сотрудничеству между Россией и США в американском городе Денвере. В числе выступавших оказался заместитель главы ЦРУ. Он делал доклад о позиции США по вопросу освоения нефтяного прикаспийского шельфа и транспортировки «черного золота» из этого района в Турцию и черноморский регион. Один из присутствовавших на конференции задал вопрос о возможности переправки нефти через Чечню при наличии в этом районе военной напряженности. Представитель ЦРУ немедленно и без сомнения ответил: «Да, мы изучали это, знаем проблему и в самые ближайшие месяцы ее решим так, как это будет целесообразно в интересах США».

«Меня потряс цинизм американца. Но я еще больше был потрясен, когда уже через два-три месяца начались вооруженные столкновения в Чечне – рассказывает доктор технических наук, профессор Савельев. Для того, чтобы начать войну в Чечне, в России взрывали жилые дома, тогда погибло более трёхсот человек и около восьмисот были ранены. Именно профессору Савельеву, Рохлин рассказывал о стремлении Дудаева восстановить СССР. Но Кремль не позволил. Также профессор вспоминает, что Лев Яковлевич говорил, как в первые же дни пребывания под Грозным разведка установила, что воевать придется не с бандформированиями, а с обученными и хорошо вооруженными воинскими частями, включающими в себя, помимо горно-стрелковых бригад и подготовленных иностранными специалистами мусульманских полков, также танковый, артиллерийский и зенитно-артиллерийский полки, два авиационных полка и подразделения специального назначения.

Позднее, по различным источникам установили примерный объем вооружений настоящей армии Д. Дудаева. По самым скромным подсчетам, против Рохлина и полков МВД было выставлено свыше 40 танков Т-62 и Т-72, более 50 БМП, около 150 различных артсистем, в том числе два десятка установок «Град», системы ПВО «Шилка», ЗСУ-2Э и другие. Особую опасность представляли специальные истребительные бригады, оснащенные противотанковыми системами и системами РПО «Шмель», включая их зажигательные варианты. Уже в первые дни пребывания в районе Грозного Рохлину стало понятно, что чеченское руководство фактически поддерживается федеральным центром. Это было видно и по тому, сколько оружия оказалось в руках боевиков, и по тому, как из Москвы управляли нашими войсками. Из его слов выходило: если хочешь побеждать, то действуй самостоятельно, без оглядки на засевших в тылу многочисленных военных и гражданских чиновников. Собственно, именно он так и поступал. В результате и Дворец Дудаева взял, и людей в его корпусе погибло на несколько порядков меньше, чем в других соединениях.

«Армия сейчас такова, что в ней служат только изгои, которые не могут откупиться или поступить в высшее учебное заведение. В войне в Чечне не воевал ни один сын руководителя из аппарата президента. Ни одного сына более-менее высокого клерка из правительства,» – говорит генерал в интервью.

Сам Рохлин от награды Героя России, за войну в Чечне, отказался, заявив: «В гражданской войне полководцы не могут снискать славу. Война в Чечне — не слава России, а ее беда».

Это далеко не все случаи подлости и предательства Кремлём своего народа, будь то русские или чеченцы. Раньше мы все были «советские». Ездили друг к другу в гости, помогали что-то строить, что-то осваивать. Широка была страна родная! Не было границ, не было ненависти после гражданских войн, захлестнувших после распада Союза почти все республики. Не было зависти между народами. Великая страна распределяла все народные блага по справедливости. Но страну захватили патологически жадные и лживые не́люди. Путём обмана народа, они превратили социалистическое государство в сырьевую колонию Запада и ведут её на убой.

Это только кажется, что у страны остаётся ещё много времени и ресурсов. Это только кажется, что придёт добрый царь, взамен бракованного прежнего и наступят улучшения, а страна в последний миг отвернёт от пропасти и вернётся на правильный путь.

Ничего этого не будет, пока в России дикий Кремлёвский капитализм, пока Россией правят они: СВОЛОЧИ.

P.S.
Баллада о солдате
Не забудем тех, кто нам дороги
На чужой земле, но в России.
На асфальте разбитого города
Умирал солдат за Россию.

Не убит я, я ранен, я знаю.
Я живой, на меня посмотрите.
Прокричал солдат, умирая:
«Только маме не говорите».

Ах, война, что ты сделала, подлая.
Кто-то грязью вас хочет полить.
Почему вы в окопах, вы поняли —
Чтоб другим досталось пожить.

Посмотрю, как птицы взлетают.
Вы подняться и мне помогите.
Попросил солдат, умирая:
«Только маме не говорите».

А зачем их туда посылают,
Матерей-то опять не спросили.
Почему вас всегда убивают,
Самых лучших и самых красивых.

Только зла в душе не носили бы.
Генералы — они тоже разные:
Кто в окопах с бойцами — красивые,
В кабинетах — те безобразные.

Ваши судьбы война протаранила,
Ваши матери с вами под пулями.
Поколение ваше израненное.
Не сломали бы вас, не согнули бы.

А глаза у него застывают.
Братцы, Бога за меня помолите.
Прошептал солдат, умирая:
«Только маме не говорите».

(Песня полковника Александра Чикунова)

P.P.S.
Кремль не терпит тех, кто говорит правду:

Юрий Щекочихин был убит 3 июля 2003
Лев Рохлин был убит 3 июля 1998
Александр Литвиненко был убит 23 ноября 2006

Интервью Андрея Бабицкого с Шамилем Басаевым:
https://www.youtube.com/watch?v=RtQq-OstY5A

Интервью Алексея Борзенко с генералом Рохлиным:

31.08.2018

Добавить комментарий