Вячеслав Тюрин: “ИСПОВЕДЬ “ОТЧАЯННОГО”. ЧАСТЬ 3

Голос Вестника

(Продолжение. Предыдущая часть. Начало  )

Автобус «Ростов — Донецк» благополучно доставляет пассажиров на автовокзал «Южный», миновав по пути таможенный пункт «Изварино», где пограничники, вяло осуществив процедуру досмотра личных вещей , махнули на всё рукой. Они уже привыкли видеть снующих туда-сюда «туристов», скрывающихся от преследования, войны и вывозящих семьи. Другое дело — мужики в поисках заработка. Нет, нельзя осудить человека, у которого на иждивении — мал-мала-меньше. Отвращение вызывают «быки» в золотых цепях, толщиной с сосиску на мощной шее, воющие и лепечущие что-то там про «не нашу войну». О том, что война не наша, знают все. Но почему-то не имеющие бизнеса и «отжатых плохими парнями» магазинов — на фронте, в то время, как любители «Жигулёвского» в майках с принтом «СССР» или «Можем повторить!» (снимите это, уроды! Вы права такое носить  не имеете!) – у КПП Изварино», сотрясаются в рыданиях от страха… Обидно и стыдно за таких… Хотя, чем я, хилый «бот»,трясущийся в этом же автобусе  лучше? Я — тоже тут, а не на фронте. А ранение — из-за глупости…

Положительные эмоции вызывает пожилой «казак», встречающий нас на одном из блок-постов уже в ДНР. Бородатый мужчина заходит в салон и, просто окинув нас взглядом, удостоверяется, что мы – «свои». Уверенность его в этом  возрастает, едва он слышит нашу речь. Его улыбка становится ещё шире, он поздравляет нас с каким-то православным праздником и осеняет крестным знамением.

– Сынок, а вот скажи мне, там впереди – «наши» или «укропы»? – спрашивает казака дородная старушка. – Мне к сыну надо…

– Нет там укропов матушка… – отвечает казак — Сбежали они. Получили по заслугам, штаны потеряли и сбежали. На Пантелеймоновке  тоже нету их. Так что  езжайте спокойно.

Поехали… Про Пантелеймоновку — улыбнуло. Это — почти Горловка…

Вот и «Южный». Всех приехавших забирают родственники. Мне так  никогда не повезёт, ибо таковых в ДНР  уже не имею. А посему временно поселяюсь в «дежурке». Достаю из сумки пироги с яблоками, переданные просто добрыми людьми-ростовчанами Олегом и Викой, (с которыми позже  и связь оборвётся) и не раз вспоминаю их самыми тёплыми словами… Простые люди. Не от всяких ОД или фондов… Просто люди…

Сотрудник комендатуры, дежуривший на автостанции, добывает чай. Лишний раз убеждаюсь в том, что человеку для счастья  нужно так мало! Сменив грязный «закопчённый» от жары камуфляж, расцветки «день-ночь» (из-за него за сотрудника МВД принимали в Славянске) на подаренную волонтёрами «гражданку» (джинсы, рубашку и кроссовки), допиваю чай и ложусь спать на кушетку. Мне снится Горловка…

Утром, сбежав от предприимчивого «таксёра», подрабатывающего внештатным информатором у ВСУ (и, как правило, возящим людей именно через их посты), пробиваюсь к автобусу, следующему в Енакиево,чтобы после с пересадкой попасть в родной город.

В Енакиево  задерживаюсь не более чем на 15 минут. Картина, увиденная на остановке , ужасает: асфальт «украшен» россыпью стеклянных осколков…

– Сюда «прилетало» летом… – сообщает мне сосед, предлагающий сигарету. – Война…

Да… Война… Сука она…

Тогда ещё никто не будет задавать сакральный вопрос – «когда всё это кончится?». Люди будут верить в скорую Победу над украинским фашизмом… Тогда ещё не будет гибели семьи Булаевых… Не будет гибели части семьи Тув… Не будет гибели деток в многоэтажном доме возле остановки напротив машиностроительного завода имени Кирова… Тогда ещё в Горловке будут работать банкоматы, в которых будут выдавать разноцветные гривны, ходящие наряду с рублями…

Вот и автобус в Горловку… Ещё полтора часа — и я окажусь дома…

Все эти полтора часа я волнуюсь, как перед первым свиданием… Мну в руках сумку, грызу ногти…

И вот она — малая Родина!

Покинув автобус, я ошалело мотаю головой по сторонам. Ступор проходит не сразу. Лишь спустя несколько минут я прихожу в себя и двигаюсь в сторону банкомата, из которого планирую забрать последний привет от «Приватбанка» в виде заработной платы, сохранённой за время отсутствия. У меня получается почти с первого раза. Пальцы  дрожат. Засунув деньги в карман и опираясь на костыль под левым плечом,  двигаюсь в сторону автобусной остановки маршрута №2.

Полчаса пути, десять минут в продуктовом магазине, и я — счастливый обладатель пачки пельменей, коробки с зелёным чаем и пакета печенья. Занеся всё это домой, совершаю ещё одну вылазку — в офис «Терра-лайн», дабы пополнить интернет. Нужно же понять, что у нас происходит…

Вечер убиваю, просматривая сводки и последние новости… Принимаю решение — искать «своих». После этого принимаюсь за ужин.

Если бы мне кто сказал, как же долго я буду искать этих «своих»! В горсовете — совершенно другие люди… Из «стариков» – пришедшие последними «Птица» и «Еврей». С трудом нахожу Татьяну Демченко, которая теперь  депутат. От неё  узнаю о судьбе нашего гарнизона: часть  уехала в Луганск, часть  сражается за аэропорт. Остальные, посетовав на «не нашу войну», уехали в Крым…

Выхожу из горсовета. Тупо сажусь на ступеньки.

– Ты бы домой шёл, Самурай… – советует «Птица» – всё равно сюда  набора нет.

– А куда — есть? – интересуюсь я.

– Тебе — никуда… – отвечает Птица. – Сейчас к коммунистам отношение  тяжёлое… Вы всех хаете…

– А что нам, в задницу вас целовать за «договорняки» ваши? – я поднимаюсь. Уверен: нападёт — костылём огрею. А потом — хоть трава не косись…

– Так а мы причём? – Птица замялся. – Ты же знаешь, нам прикажут — мы исполним…

Я молча ухожу… «Исполним»…. Вы ребята, по жизни исполняете… Номера в цирке…

В этот же ден, я НАВСЕГДА стираю из памяти своё «самурайское» прошлое, удостоверившись в неприязни к говорящим правду. Спокойного и флегматичного Самурая сменяет любознательный, свирепый и холеричный «Канкуро» (дань увлечению мультсериалами – аниме). С днём рождения, новоявленный…

Ну ладно… Как говорят у нас в камбоджийских джунглях, первый блин  всегда горит… Бреду по улице… Дойдя до остановки, сажусь на автобус, следующий в мой район.

И лишь там  начинаю верить в чудо: мне улыбается везение в виде встречи со «своим». Молодой коммунист, которого я называю «Иваныч», сообщает мне о создании организации «Объединение Воинов Новороссии».

На следующий день  я уже в организации. Организация занимается юридической и прочей помощью ополченцам. В неё входят горловские ополченцы, казаки, пара блогеров, действующий «штатский»… Именно от него учусь премудростям мультижурналистики и обработки информации в свободное время.

По вечерам – «админство» в патриотических пабликах. В основном — в «Советской Новороссии».

Первым напоминанием о том, что все подписанные на коленке «минские» – не комильфо, станет…обстрел Калининского района (5 квартал), во время которого погибнет семья Булаевых (которых  многие знали.).  Находясь в тот злополучный вечер неподалёку от места обстрела, «ознакомлюсь» с таким явлением как контузия, временно лишившись возможности воспринимать звуки левым ухом и став временным «заикой». Далее последует обстрел Никитовского района, в котором погибнет маленькая девочка… Следующий обстрел заберёт жизнь ещё одного ребёнка и мужчины… В Горловку приедет Грэмм Филлипс. Посл, Горловку посетит и американский ополченец-военкор «Техас», чтобы рассказать, что случилось с семьёй Тув…

Далее — обстрел Центрально- Городского района. И снова — пострадавшие.

Минскуем, люди! А я  хочу возвратиться в строй…

И пребываю в печали, сражённый вестью о гибели Алексея Борисовича Мозгового, которого считал образцом для подражания… Ибо это был  последний из оставшихся (не считая казачьего атамана Павла Дрёмова) «идейных» командиров, которому МОЖНО и нужно было верить.

Пока заживает нога, перебиваюсь случайными заработками. Позже  участник организации откроет социальную столовую. Я займу в ней место официанта, а затем — повара, дабы кормить малоимущих граждан Горловки. В эту же столовую волонтёры-церковники из «Сорока Сороков» привезут гуманитарную помощь (детскую одежду, лекарства, мёд). Естественно, «халявой» заинтересуется местный «нувориш» – местный воротила Юрий Алексеевич Крикуленко ( он же «Беня»). Назвав гуманитарную помощь «незадекларированной» ( хотя она ПРОШЛА по накладным и актам транспортировки), он вознамерился присвоить её себе. Ему воспрепятствовали. А через несколько дней — социальная столовая…закрылась.

В это же время я буду наблюдать конфликт на «инфо-пространстве»: администраторы патриотических горловских сообществ в социальных сетях будут упражняться в метании грязи в своих оппонентов. В соревнованиях по этому «национализиованному» виду спорта окажется и часть команды горловского паблика, в котором состоял и я. И только благодаря ребятам из другого инфо-ресурса –  «Советской Новороссии» ( с которыми я до сих пор поддерживаю связь), мне удастся «собрать в кучу мозги». Но драгоценное время окажется упущенным. Руководствуясь советом старшего товарища из ОМБр «Призрак», находящейся в ЛНР, я приму решение  ехать в Алчевск, дабы вновь искать единомышленников в борьбе за правое дело…

Ещё недели две-три (а это уже будет холодная осень 2015-ого) у меня уйдёт на обзвон оставшихся товарищей и сборы. И вот — в ноябре 2015-ого, уже без костыля или трости, я тёмным утром шагаю к остановке автобуса «Горловка- Луганск», с одной мыслью: возьмут — хорошо. Не возьмут — здравствуй «партизанщина»!

Повезло… После трёхдневного пребывания на «располаге» я оказываюсь в рядах информационного отряда политотдела «Призрака». С печалью вспоминаю, что нахожусь в помещении, стен которого касалась рука легендарного комбрига…

Помощник замполита бригады знакомит меня с мрачноватым парнем, рассекающим по расположению в «берёзке» (одна из разновидностей комплекта формы для разведчиков).

– Это – «Лич». – сообщает мне старший товарищ. – Теперь это — твой отец и твоя мать в одном лице. Он будет твоим наставником. Он у нас  кем-то вроде старшины идёт.

– Канкуро. – кланяюсь «по-восточному» сложив руки.

На вопрос наставника, что умею делать , отвечаю просторно: могу писать статьи, могу фотографировать, могу… да могу песни петь и варить борщ! Тут же убеждаюсь,что мой наставник — противник болтливости и хвастливости. А посему навыки  показать нужно. Что и делаю, под его наблюдением. После одобрения — пребываю в состоянии нирваны. Первая встреча с журналистом «от бога» кажется мне особенной…

Здравствуй, «Призрак»!.. Как я ждал этого момента!

Но это уже — другая история… В которой — начинается новая стезя. И имя ей — поиск истины и предоставление её окружающим…

Продолжение

13.05.2018

Добавить комментарий