Стратегия политической борьбы коммунистов в современных условиях России

Выбор редакции

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
председатель Исполкома
Съезда граждан СССР,
канд. филос. наук
Т.Хабарова

Выступление на Межпартийном семинаре МГК КПС

Москва, 30 ноября 2001г.

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

первостепенный вопрос всякой политической стратегии – это, прежде всего, надо определиться, кто ты такой вообще (вот именно, в политическом плане), какие классовые силы представляешь, в какой ситуации находишься и кто тот враг, который тебе противостоит.

Конечно, тут должен присутствовать объективный научный анализ.

Но в первую очередь все эти вещи – это предмет опять-таки политического, классового, нравственно-гражданского решения.

Нет таких научных соображений, которые могли бы оправдать измену Родине и переход не сторону классового врага. И нет таких научных соображений, которые могли бы запятнать позицию классово последовательную, подлинно гражданственную и подлинно патриотическую, даже если в данный момент для субъекта, принимающего решение, твёрдо держаться такой позиции означает потерпеть временную неудачу или вовсе погибнуть.

И вот с этой единственно правильной и единственно приемлемой точки зрения стратегия политической борьбы коммунистов в современных условиях и России, и любой другой союзной республики, в сущности, давно выработана, она представлена наработками Большевистской платформы в КПСС и Движения граждан СССР. И мы удовлетворены тем, что эта линия в заканчивающемся году дважды затверждена, в документах сначала Третьей Межрегиональной конференции Большевистской платформы в КПСС, а затем – Съезда граждан СССР второго созыва, который состоялся 27 октября.

ИТАК, кто мы такие и в какой ситуации находимся: мы – советские люди на временно оккупированной территории СССР. СССР потерпел временное, но, тем не менее, крайне тяжёлое поражение в Третьей мировой, или информационно-психологической войне, и на сей день является фактически оккупированной страной.

Третья мировая война началась вскоре после окончания Второй мировой, это агрессивная империалистическая война нового типа, причём с ярчайше выраженным классовым содержанием, – т.е., главная цель, которая в ней ставилась, это было свержение Советской власти в СССР и устранение Советского Союза как геополитического соперника Соединённых Штатов и других группирующихся вокруг США империалистических государств.

Какие классовые силы мы представляем, – мы представляем Советский народ на временно оккупированной транснациональным империализмом территории нашего Социалистического Отечества.

Многие у нас исходят из замшелого, совершенно не ленинского и уж тем паче не сталинского представления о классах как существующих в какой-то изоляции от народа и чуть ли народу не противостоящих. В действительности народ – это понятие, классово глубоко опосредованное. Народ, поскольку он вообще жизнеспособен, всегда образует целостность, ядром которой является класс-гегемон. Классовые противоречия до известной точки развёртываются внутри этой целостности, а когда вызревает в её недрах новый лидирующий класс, то и сам народ постепенно переходит в новую историческую ипостась: он реструктурируется в новую историческую целостность, выстроенную уже вокруг нового гегемона.

В послеоктябрьский период народные массы, населявшие Государство Российское, постепенно реструктурировались в качественно новую историческую целостность, или общность, – Советский народ, ядром которого выступил революционный рабочий класс. Революционный, в данном контексте означает, – неизменно устремлённый в будущее, нацеленный на построение социалистического общества и затем сразу же – на его динамичное преобразование в коммунизм. Складывание Советского народа – это не просто естественноисторический, но уже и политико-правовой факт, отражённый в тексте Конституции СССР 1977 года.

Столкновение на мировой арене двух государств, в которых гегемонами, т.е. носителями национального суверенитета, являются разные классы, – это КЛАССОВОЕ столкновение и обнаружение КЛАССОВЫХ противоречий, во всей полноте смысла этих терминов. Так, классовыми были так называемые Коалиционные войны феодально-монархической Европы с буржуазной Францией в конце XVIII – начале XIX в. Классовой была Великая Отечественная война Советского народа против гитлеризма как крайней формы империалистической, антикоммунистической агрессивности и нетерпимости. И полностью классовой является Третья мировая война, в которой Советский народ и его государственность – СССР столкнулись с ещё более оголтелым, совершенно запредельным выбросом классовой злобы, человеконенавистничества и империалистического гегемонизма.

Таким образом, разговоры о том, будто мы, рассматривая всё случившееся в категориях войны, отклоняемся от классового подхода, – разговоры эти не свидетельствуют о большой политико-философской грамотности тех, кто упорно продолжает этот сюжет, скажем так, расковыривать. При обсуждении столь насущных проблем, как стратегия политической борьбы коммунистов, это ковырянье пора заканчивать. Охота и дальше демонстрировать свою научную некомпетентность и политическую недобросовестность, – демонстрируйте на каком-нибудь другом материале.

Наш враг в информационно-интеллектуальной войне – транснациональный глобалистский капитал, стремящийся к установлению своего мирового господства, или «нового мирового порядка» под эгидой Соединённых Штатов Америки. Но транснациональный капитал действует пока ещё не непосредственно, а руками коллаборационистских режимов, создание которых на территории СССР и составило, собственно, предмет и содержание информационной войны. Выращивание вот этого сообщества политических, экономических и духовных коллаборантов из реанимированной «пятой колонны» и прочих уцелевших чужеродных элементов – это и была та сумма боевых действий неприятеля, которая обусловила поражение СССР на текущем этапе противостояния и фактическую оккупацию страны.

В основном документе Съезда граждан СССР второго созыва, – документ этот называется «О статусе СССР как временно оккупированной страны», – там коллаборационизм определён как «крайняя, предельно опасная форма содействия врагу, выражающаяся в создании марионеточного, т.е. контролируемого врагом режима правления и в обеспечении тем самым фактической оккупации той или иной части территории СССР». Предложено в уголовном законодательстве СССР, – которое де-юре продолжает сохранять свою силу, – дополнить понятием «коллаборационизм» понятие измены Родине, как особо опасного государственного преступления против СССР. И далее предложено считать коллаборационизм вообще не имеющим сроков давности преступлением против мира и человечности, – ввиду его катастрофических последствий не только для Советского народа, но и для всей планеты, ибо разгром СССР руками этих предателей нарушил мировой геостратегический баланс и привёл к нынешнему средневековью и хаосу в международных отношениях.

Мы были и будем категорически, бескомпромиссно против того, чтобы установление на территории нашей страны коллаборационистских оккупационных режимов рассматривать как смену общественного строя. Самая широкая и детальная аргументация на этот счёт мной неоднократно излагалась, многое из этого опубликовано. Мало-мальски вразумительных контраргументов не слышу; единственный, по сути, «контраргумент» – это замалчивание нашей позиции, поэтому позвольте не повторяться.

Коллаборационизм – это инструмент оккупации в том случае, когда она не может быть осуществлена победившим неприятелем непосредственно. Сами американцы это десятки раз, наверное, объясняли в директивах СНБ США. Чтобы держать фактически побеждённый народ в узде, такая непрямая оккупация должна подо что-то маскироваться. Вот в нашем конкретном случае она и маскируется под пришествие «буржуазной демократии» и «рыночной экономики».

С ИСХОДНЫМИ предпосылками и с общей характеристикой ситуации мы, таким образом, разобрались. Теперь, как должна выглядеть стратегия выхода из имеющей место катастрофы.

Стратегия выхода из образовавшейся катастрофы, в её обобщённом виде, – это ответная национально-освободительная война Советского народа.

И опять-таки, я прошу позволения не повторяться относительно теории пресловутой «новой социалистической революции». Мы много лет и очень терпеливо приглашали наших оппонентов на открытую, доказательную дискуссию по поводу полнейшей научной несостоятельности этой так называемой «теории», – что она до смешного не вяжется с законом соответствия, что она фактов не объясняет, политически легитимирует оккупационный режим и т.д. Но пропагандистам сей «теории» научная и политическая истина, со всей очевидностью, не нужна. Им спущена определённая разнарядка, под которую, – так надо понимать, – и субсидирование идёт, и вот они старательно изображают, будто противостоящего мнения не существует в природе.

Но мы ведь тоже не будем до бесконечности играть вот в этих бедных родственников, которых не удостаивают ответом.

Съезд граждан СССР второго созыва постановил – ПОСТАНОВИЛ, подчёркиваю, – дискуссии на эту тему закончить, восьми лет игры в молчанку более чем достаточно; руководствоваться представлением об СССР как о временно оккупированной стране. Что касается распускаемых приверженцами «второй социалистической революции» домыслов о прекращении существования СССР и Советского народа, считать подобные домыслы идейной власовщиной, антисоветской агитацией и пропагандой, тем более гнусной, что она совершается в условиях войны против нас, на нашей временно оккупированной территории.

Концепция национально-освободительной войны Советского народа, не скажу, – распространяется; пока она только перенимается и воспроизводится в неадекватном виде. Так, радиостанция «Свободная Россия» проповедует национально-освободительную борьбу РУССКОГО народа, что в корне неверно. На недавнем съезде «Трудовой России» В.И.Анпилов повторил свою теорию некоей двухэтапной борьбы, у которой первый этап – национально-освободительный, а второй – пролетарский. Это построение также не выдерживает критики, поскольку является попыткой соединить правильную национально-освобо-дительную идею всё с той же ложной псевдомарксистской догмой «новой пролетарской революции». На самом деле предстоящая нам борьба – это борьба за освобождение государства под названием СССР, за восстановление его независимости, суверенитета и территориальной целостности. В результате этой борьбы, которую от начала до конца должен и будет вести Советский народ, окажется воссоздана Советская союзная государственность, пусть сперва не в полном своём составе. Но всё равно, никаких «пролетарских этапов» здесь не потребуется.

Всячески подчеркну, – и об этом я твержу минимум с 1994г., – что когда мы говорим о «войне», это не означает непременную нацеленность на какие-то действия с оружием в руках. Хотя вовсе не исключено, что на определённой стадии развития событий такие действия понадобятся. Но в основном под термином «война» мы имеем в виду не сидение в кустах с автоматом, а специфическую внутреннюю логику нашего противостояния режиму. Мы на своей земле, только поруганной и обесчещенной врагом; мы здесь по праву как были, так и есть полные хозяева; врагу и его подельникам здесь не принадлежит АБСОЛЮТНО НИЧЕГО, они лишь силой удерживают наворованное; наша страна – СССР – никуда не делась, она продолжает существовать во временно оккупированном состоянии. Её надо освободить, и освободить в первую очередь от своры предателей и ворюг, которыми руководит транснациональный капитал. Нет здесь никакой «буржуазии», никакого «капитализма»; здесь оккупированный Советский Союз и обслуживающее оккупантов внутреннее преступное сообщество; всё, точка.

САМАЯ тяжёлая и болезненно запущенная проблема развёртывания освободительной борьбы – это новая консолидация Советского народа, новое обретение им утраченной целостности и действенности национального самосознания. Собственно, информационно-психологическая война и заключалась, в огромной мере, в разрушении у людей чувства причастности к единому народу, способности мыслить, – говоря философским языком, – не эмпирически только, а субстанциально, в категориях долга, гражданской ответственности, соборности (хотя я и не люблю это слово, но как ещё сказать – «кучности»?), общей исторической судьбы, коллективного исторического предназначения. А народ атомизированный, потерявший чувство исторического коллективизма, это и есть то самое быдло, которым всякие проходимцы вертят, как хотят, и для этого разработана масса всевозможных технологий.

Но все эти политтехнологии бессильны по отношению к народу, вернувшемуся в национально-самосознательное состояние. Вот почему Советский народ и его консолидация, это, – как мы буквально без устали повторяем, – ключевое понятие Третьей мировой войны, это «кащеева игла» нашего геополитического противника, и он на что хочешь согласен, на десять пролетарских революций, лишь бы до этой истины не добрались и не догадались, как называется его погибель. Она называется – возвращение Советского народа из временного исторического небытия.

Вместе с тем, отношение к Советскому народу – это и безошибочный оселок для «проверки на вшивость» разных отрядов и деятелей комдвижения, и на этом оселке многие уже очень здорово, практически исчерпывающе «проверились», сами того не подозревая.

Впервые в развёрнутой форме о продолжающемся существовании Советского народа, о его правах и о необходимости его нового сплочения было заявлено на Съезде граждан СССР первого созыва в октябре 1995г., а в инициативном порядке это делала Большевистская платформа, начиная с 1993г.

В материалах Съезда граждан СССР первого созыва – Декларации о единстве Советского народа, его праве на воссоединение и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР, в документе «За Советское большинство», – а также в последующих наработках Исполкома Съезда граждан СССР обрисован и достаточно конкретный организационный контур вот этой возвратной консолидации советских людей в единый дееспособный народ.

Мы ещё в 1993г. предложили обращаться к нашим людям не как к пролетариям, не как к приверженцам социализма и коммунизма, а как к гражданам СССР. В наше время понятие «советского» по своей внутренней идейно-политической напряжённости и сконцентрированности БОЛЕЕ КОММУНИСТИЧНО, чем само по себе понятие «коммунистический» или, скажем, «марксистский». Среди нынешних «коммунистов» и «марксистов» полно сторонников частной собственности, а уж вот среди «советских» таковых по определению быть не может, поскольку для «советских» продолжает действовать де-юре Конституция СССР. Никаких загадок и противоречий в этом нет. Как сам СССР – это не побочный продукт, а вершина мирового революционного процесса, так и понятие «советский» – это для нашей эпохи высшее, концентрированное выражение того ценного, что содержится в категориях, описывающих этот процесс. Сплочение на советской основе, ЕДИНСТВО НА СОВЕТСКОЙ ОСНОВЕ, – а мы эту формулировку используем как лозунг, – это наиболее правильное, объективно истинное для наших дней выражение коммунистической, пролетарской сплочённости.

Свести воедино людей как граждан СССР проще всего на борьбе за сохранение советских паспортов и советского гражданства. Я всю практическую сторону этой нашей борьбы с 1993г. оставляю за кадром, это слишком долго рассказывать; давайте проследим только стратегическую линию. Кстати, желающие подписаться под нашим обращением к В.В.Путину о недопустимости насильственного изъятия у людей советских паспортов, от 17 марта с.г., могут это здесь сегодня сделать, и даже могут взять с собой текст Обращения, чтобы собирать подписи дальше. Заполненные листы или верните нам, по нашему контактному адресу, он указан на бланке, или направьте непосредственно В.В.Путину по адресу: Москва, 103132. Подписи в свободной форме: разборчиво фамилия, имя, отчество, распишитесь, укажите свой адрес или телефон.

Следующий этап – это образование различных организационных ячеек граждан СССР. Это могут быть Советы граждан СССР, Общества граждан СССР, союзы, группы и т.д. Такие объединения имеются на сей день в ряде регионов России; например, успешно функционирует у нас Терский районный Совет граждан СССР в Кабардино-Балкарии. Здесь присутствует председатель Совета граждан СССР г. Москвы и Московской области В.С.Лебедев. В Грузии имеется Совет граждан СССР г. Кутаиси. На Украине как-то лучше привилась другая форма – Общества граждан СССР. Такое Общество создано в Одессе под председательством известного деятеля украинского левого движения, издателя и редактора газеты «Слово коммуниста» Г.У.Цушбая. В Приднестровье организуется Союз граждан СССР г. Тирасполя из двухсот человек, столько нужно для регистрации. А вот в Свердловске действует маленькая, но очень стойкая Группа граждан СССР. Не буду дальше перечислять; к нашей большой радости, этот список уже прилично длинный. «На подходе» Иркутская область, Курган, Алма-Ата, возможно – Хабаровск.

Путеводной звездой здесь служит принцип, сформулированный в Декларации о единстве Советского народа, в 1995г.: территория, большинство населения которой составляют граждане СССР, являются, абсолютно и беспрекословно, ТЕРРИТОРИЕЙ СССР, и на ней автоматически восстанавливается действие советских законов де-факто. Производственная единица, где большинство трудового коллектива составляют граждане СССР, автоматически ренационализируется и возвращается в СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ СОБСТВЕННОСТЬ, в форме общенародной или колхозно-кооперативной собственности. Временное управление ренационализированными объектами, до восстановления полновластия Советского народа на всей территории СССР, осуществляют Советы граждан СССР, образованные на данных объектах.

В целом весь этот процесс характеризуется как формирование на территориях и в трудовых коллективах Советского большинства. Большинство в данном контексте не следует понимать непременно как арифметическое большинство. Скорее, это советское пассионарное ядро, некая критическая масса, способная в каком-то отношении противопоставить себя режимным органам власти. Например, возглавить достаточно мощную акцию гражданского неповиновения, добиться от властей выполнения каких-то своих требований и т.д. Этот натиск должен становиться всё более агрессивным, вплоть до полного паралича соответствующей режимной властно-управленческой структуры и её явочной замены, допустим, Советом граждан СССР данной местности.

Совет провозглашает в зоне своего влияния освобождённую территорию СССР, устанавливает связь с другими такими же территориями, и по принципу вот такого низового лесного пожара режим поджигается, так сказать, со всех концов и принуждается к самоликвидации, по возможности некровопролитным способом.

Всё вышеизложенное по сути своей есть восстание, только в своеобразно упорядоченном виде. Народ должен предельно чётко осознавать, что он никого не свергает, ничего не захватывает, ни у кого ничего не отнимает. Он восстанавливает свою законную власть, которая временно была порушена, и возвращает себе свою законную собственность, которая временно была разворована. Там, где местные, региональные режимные структуры склонны взаимодействовать с фактически восставшим народом, нужно эту здравую тенденцию всячески поощрять и пользоваться ею.

Как бы ни развернулись в дальнейшем события, в одном мы убеждены совершенно: в том, что главный элемент этой схемы – массовое прозрение народа, его массовая возвратная советизация, – это при любом раскладе останется незыблемым. С народом, граждански не прочухавшимся, с народом, который, кроме прилавка на базаре и телевизора у себя дома, ничего не смотрит и не воспринимает, с народом, который ещё не захотел, остро и сознательно не захотел ещё возвращения Советской власти, т.е. не почувствовал себя именно Советским народом, никакие верхушечные военные перевороты, никакие столичные революции ничего не дадут. Даже если предположить, что кто-то сумеет при инертном, безучастном народе все эти революции и перевороты осуществить.

И В ЗАКЛЮЧЕНИЕ о партии.

Возглавлять всю освободительную эпопею должна, бесспорно, партия. Сразу возникает вопрос, – какая и как она выделится или сложится из нынешнего бедлама в коммунистической среде?

Впрочем, на этот вопрос ответить легче, чем кажется. Мы в этой аудитории уже высказывались о многопартийности в сегодняшнем нашем комдвижении, что это одна из плановых операций информационно-интеллектуальной войны. Собственно, а какова была сверх-задача этой операции? А сверхзадача её и была такая, что если наш враг в этой войне больше всего опасается воскресения Советского народа, то и надо было в первую голову помешать становлению партии, которая взялась бы Советский народ воскресить. А такой партией скорей всего могла бы стать, после очищения от горбачёвщины, сама КПСС; ведь она, – как вы помните, – последние десятилетия именно и выступала как партия Советского народа. Вот по ней, что называется, и долбанули.

Следовательно, уцелевшие здоровые силы в нашем коммунистическом сообществе должны были собраться в кулак, осмыслить заново свою роль по отношению к преданному правотроцкистской верхушкой и попавшему в беду Советскому народу и начинать делать то, что и делала все эти годы Большевистская платформа: выводить народ из информационно-психологического шока и организовывать его на борьбу против оккупации и порабощения своей страны. Никому не возбраняется вспомнить о своём членстве в КПСС или заново в неё вступить, и к вышеобрисованному единственно здравому занятию примкнуть. Никакие другие партии, с другими программами и целями, стране и народу сейчас ОБЪЕКТИВНО НЕ НУЖНЫ. И вряд ли в дальнейшем понадобятся.

Сколько можно муссировать тот сюжет, что-де многопартийность проистекла из чрезвычайного богатства и разнообразия идейных позиций? Позиций тут всего две: советская и антисоветская. Советская – та, которая с продолжающим бороться Советским народом и с продолжающим существовать СССР. Антисоветская – та, что против них. Вот и всё. Мыслящим коммунистам надо сгруппироваться на советской платформе, тогда вопрос о платформе антисоветской и обслуживающих её кадрах решится сам собой.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/476
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru

Источник

Добавить комментарий