ЧТО ТАКОЕ ПРОЛЕТАРИАТ?

КомПланета

В предыдущей статье мы писали о классовом сознании пролетариата, о партии пролетариата как организационно оформившемся классовом сознании, о диктатуре пролетариата и её роли в движении к коммунизму. Но что такое пролетариат согласно своему понятию? Этот вопрос, на наш взгляд, нужно рассмотреть подробно, тем более что представления о пролетариате у сторонников современного политического коммунизма часто не имеют ничего общего с понятием пролетариата. Согласно этим представлениям, к пролетариям относят исключительно фабрично-заводских рабочих.

Есть и такие коммунисты, которые «расширяют пролетариат» до такой степени, что записывают туда всех, кто получает свой доход в форме заработной платы и должен за это отработать определенное время.

Исходя из таких тощих представлений, нельзя понять пролетариат по объективным тенденциям изменения его положения. Тем более, невозможно дойти до содействия выполнению исторической роли пролетариата. Между тем, в этом мы и видим основную задачу коммунистов. Эту задачу Ленин в 1899 году, говоря о теории марксизма, сформулировал следующим образом:

«Она выяснила настоящую задачу революционной социалистической партии: не сочинение планов переустройства общества, не проповедь капиталистам и их прихвостням об улучшении положения рабочих, не устройство заговоров, а организацию классовой борьбы пролетариата и руководство этой борьбой, конечная цель которой – завоевание политической власти пролетариатом и организация социалистического общества».

А это невозможно, не разобравшись с пониманием пролетариата, и не сделав это понимание достоянием пролетариата. Когда пролетариат осознает себя и свои классовые интересы и поймёт, что они противоположны интересам его эксплуататоров, поймёт, что за свои интересы нужно организованно бороться – он превратится из пассивного и управляемого класса в реальный субъект.

Осознающий себя пролетариат уже не одурачить буржуазной идеологией. Интересы правящего класса по-прежнему будут преподноситься в ней как интересы всего общества, как национальные интересы. Но это уже не сработает. Пролетарий не станет убивать такого же пролетария на очередной войне за рынки и ресурсы, которую непременно развяжет буржуазия. Он будет выделять общие интересы своего класса в мировом масштабе и отстаивать именно их, а не решать, кто именно из представителей буржуазии будет эксплуатировать его и собратьев по классу из других стран.

Не только политические «левые», но и современные экономисты сильно извратили понятие «пролетариат». А это, в конечном счёте, только на руку буржуазии как правящему классу, вне зависимости от иллюзий, которые могут испытывать сами экономисты (пусть даже ощущающие себя «левее левого»). Сюда относятся, например, представители той европейской школы (итальянцы, французы, англичане), которая до сих пор утверждает, что в современном обществе стоимость создаётся «аматериальным», а не физическим трудом, тем самым выказывая своё невладение категорией абстрактного труда.

Более ранние критики Маркса (Струве, Герлах и другие) отождествляли «абстрактный труд» с трудом, выражаемым в физиологических характеристиках, игнорируя его историчность и социальное происхождение. Если абстрактный труд понимать как внеисторическую абстракцию, отражающую затрату физической энергии человеком, свойственную любой эпохе – тогда, действительно, можно прийти к выводу о том, что невозможно свести произведённую стоимость к затратам энергии в физическом смысле, «потому что при этом всегда остаётся какой-то остаток, не поддающийся подобному анализу» (Герлах).

Однако у Маркса под абстрактным трудом понимается именно социальное отношение, возникающее в товарном хозяйстве и достигающее своего полного развития в капиталистическом обществе, не сводимое к затратам физической энергии, хотя и не существует без неё. (См. Рубин, Очерки по теории Маркса, гл. «Абстрактный труд»).

В марксизме понятие пролетариата разработано со всей необходимой строгостью и оставляет меньше простора для кривотолков, чем что-либо другое (если обращаться к текстам Маркса).

Открытия Маркса, позволяющие понять, что такое пролетариат

В «Манифесте коммунистической партии» Маркс и Энгельс, рассуждая о классовой борьбе как о движущей силе истории, определили пролетариат, как «класс современных рабочих, которые только тогда и могут существовать, когда находят работу, а находят её лишь до тех пор, пока их труд увеличивает капитал».

Далее в «Капитале» Маркс разворачивает понятие пролетариата как класса, показывая его в отношении к процессу собственного труда и к капиталу как продукту пролетарского труда, господствующего над этим трудом. Он выделяет те необходимые и обязательные определения, которые делают пролетариат именно пролетариатом в его специфике, в отличие от других классов и слоёв общества.

Это возможно было сделать только путём исследования движения капиталистического способа общественного производства как целого, как общественно-экономической тотальности. Поэтому и потребовалась столь кропотливая работа, о которой Энгельс в «Развитии социализма от утопии к науке» отозвался следующим образом:

«Но задача заключалась в том, чтобы, с одной стороны, объяснить неизбежность возникновения капиталистического способа производства в его исторической связи и необходимость для определённого исторического периода, а поэтому и неизбежность его гибели, а с другой — в том, чтобы обнажить также внутренний, до сих пор ещё не раскрытый характер этого способа производства. Это было сделано благодаря открытию прибавочной стоимости. Было доказано, что присвоение неоплаченного труда есть основная форма капиталистического способа производства и осуществляемой им эксплуатации рабочих; что даже в том случае, когда капиталист покупает рабочую силу по полной стоимости, какую она в качестве товара имеет на товарном рынке, он всё же выколачивает из неё стоимость больше той, которую он заплатил за неё, и что эта прибавочная стоимость в конечном счёте и образует ту сумму стоимости, из которой накапливается в руках имущих классов постоянно возрастающая масса капитала. Таким образом было объяснено, как совершается капиталистическое производство и как производится капитал.

Этими двумя великими открытиями — материалистическим пониманием истории и разоблачением тайны капиталистического производства посредством прибавочной стоимости — мы обязаны Марксу»

Присмотримся поближе к этим открытиям. Мы специально прибегаем к обширному цитированию, чтобы изложение вопроса о пролетариате было как можно более точным, и чтобы нас нельзя было упрекнуть в искажении основных положений марксизма.

Теория стоимости марксизма

Так в чём же заключалась тайна прибавочной стоимостиДля этого сначала нужно понять, в чём состоит тайна стоимости вообще или ответить на вопрос, почему самые разные товары, не имеющие между собой ничего общего с точки зрения тех человеческих потребностей, которые они удовлетворяют, могут обмениваться друг на друга, а значит приравниваться друг к другу в процессе этого обмена?

На этот вопрос нашёл ответ не Маркс, а представители классической политической экономии, создав трудовую теорию стоимости. Согласно трудовой теории стоимости, все товары – продукты человеческого труда. Источником стоимости товаров является человеческий труд независимо от его качественной определённости: не труд земледельца или ремесленника, а человеческий труд вообще, то есть свойство, которое является одинаково общим для любого труда. Товары как стоимости являются «простым сгустком лишённого различий человеческого труда, то есть затраты человеческой рабочей силы безотносительно к форме этой затраты» («Капитал»).

«Огромным достижением Адама Смита, – говорит Маркс, – явилось то, что он отверг всякую определённость деятельности, создающей богатство; у него — просто труд, не мануфактурный, не коммерческий, не земледельческий труд, а как тот, так и другой. Вместе с абстрактной всеобщностью деятельности, создающей богатство, признаётся также всеобщность предмета, определяемого как богатство; это — продукт вообще или опять-таки труд вообще, но уже как прошлый, овеществлённый труд. Как труден и велик был этот переход, видно из того, что Адам Смит сам ещё время от времени возвращается к физиократической системе» (Введение (Из экономических рукописей 1857–1858 годов). В этом пункте Маркс полностью разделяет точку зрения классической политической экономии, разрабатывая категорию абстрактного труда.

«Итак – развивает дальше мысль Маркс, – потребительная стоимость, или благо, имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлён, или материализован, абстрактно человеческий труд. Как же измерять величину её стоимости? Очевидно, количеством содержащегося в ней труда, этой «созидающей стоимость субстанции». Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем, а рабочее время находит, в свою очередь, свой масштаб в определённых долях времени, каковы: час, день и т. д.» Каким бы ни был сложный труд, его продукты приравниваются к продуктам простого труда, так как они обмениваются друг на друга. Как стоимости продукты простого и сложного труда различаются лишь количественно. Сложный труд, заключающийся в одном часе общественно-необходимого рабочего времени, выступает как помноженный простой труд, в зависимости от степени сложности.

«Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискусснее производящий его человек, так как тем больше времени требуется ему для изготовления товара. Но тот труд, который образует субстанцию стоимостей, есть одинаковый человеческий труд, затрата одной и той же человеческой рабочей силы. Вся рабочая сила общества, выражающаяся в стоимостях товарного мира, выступает здесь как одна и та же человеческая рабочая сила, хотя она и состоит из бесчисленных индивидуальных рабочих сил» («Капитал»).

Изложив основные положения трудовой теории стоимости, Маркс на этом не останавливается. Он указывает на то, что вещь может быть благом для человека (иметь потребительную стоимость), но не быть продуктом труда; вещь может быть продуктом труда, быть полезной, но не иметь стоимости в том случае, если эта вещь не является товаром. Маркс подчёркивает, что стоимость – это общественное отношение – отношение между людьми, ставшее формой отношений между вещами. Поэтому в «Экономических рукописях 1857–1859 гг.» Маркс особое внимание уделяет проблеме овеществления общественных отношений.

В тех же Рукописях он критикует утопию Прудона о том, что стоимость товара можно устанавливать непосредственно путём фиксации потраченного на изготовление товара рабочего времени. Такой подход не учитывает, что деньги, как выражение и мера стоимости, выделяются из самого товарного мира и являются его собственным закономерным и имманентным порождением, а не чем-то внешним по отношению к нему. Через деньги в движении товарных цен (именно в движении, а не в каждом отдельном акте, где цена отклоняется от стоимости) выражается не только всеобщая природа стоимости, но и количественное соотношение, не просто затраченного на производство вещей труда, а именно общественно-необходимоготруда. При том, что в каждом отдельном случае затраты труда на производство товара могут быть то больше, то меньше общественно-необходимых. Общественный характер труда в обществе товарного производства утверждается не непосредственно в акте труда, а задним числом, в отношении продуктов труда как товаров. Поэтому товар необходимо раздваивается на товар и деньги.

«Стало быть, хотя деньги — только отделившаяся от субстанции товаров меновая стоимость, и они обязаны своим возникновением лишь тенденции этой меновой стоимости утверждать себя в чистом виде, товар не может быть непосредственно превращён в деньги, то есть точная справка о количестве овеществленного в нём рабочего времени не может служить его ценой в мире меновых стоимостей».

Маркс не зря начинает «Капитал» с отношения двух товаров, из которого далее разворачиваются все определения капитализма. Говоря о развитии капитализма как о развитии товарного производства, он везде последовательно проводит чёткое различие между потребительной стоимостью товара – его способностью удовлетворять ту или иную человеческую потребность – и стоимостью. Разобравшись с деньгами и их функциями, Маркс исследует процесс превращения денег в капитал.

И вот тут уже в поле зрения попадает буржуа и пролетарий.

Определение пролетариата

Согласно Марксу, капитализм – это общество развитого товарного производства, где товаром становятся не только продукты труда, но и рабочая сила.

Пролетариат – это класс наёмных работников, лишённых средств производства, которые продают рабочую силу и по своему положению вынуждены это делать, в процессе труда они воспроизводят стоимость своей рабочей силы и производят прибавочную стоимость для капиталистов.

Такое понимание пролетариата является одним из основных положений марксизма. В этом пункте Маркс идёт дальше представителей классической политэкономии, при строгом следовании основному положению трудовой теории стоимости. Открытие того, что пролетарий продаёт не труд и получает в форме заработной платы не эквивалент стоимости труда, а эквивалент стоимости рабочей силы – позволило понять капиталистическую общественно-экономическую формацию как социально-экономическую тотальность, которую производит человек своим собственным трудом.

Важно не спутать общество, основанное на натуральном хозяйстве, и капиталистическое общество. Для них понятие «производят» будет иметь разный смысл. В первом случае производительными работниками являются все, кто преобразуют природу и создают благо, которое можно потребить. Во втором только те, кто производит прибавочную стоимость. Те, кто ее не создаёт, являются при капитализме непроизводительными работниками.
«Пока процесс труда является чисто индивидуальным, один и тот же рабочий объединяет все те функции, которые впоследствии разделяются. При индивидуальном присвоении предметов природы для своих жизненных целей рабочий сам себя контролирует. Впоследствии его контролируют. Отдельный человек не может воздействовать на природу, не приводя в движение своих собственных мускулов под контролем своего собственного мозга. Как в самой природе голова и руки принадлежат одному и тому же организму, так и в процессе труда соединяются умственный и физический труд. Впоследствии они разъединяются и доходят до враждебной противоположности. Продукт превращается вообще из непосредственного продукта индивидуального производителя в общественный, в общий продукт совокупного рабочего, т. е. комбинированного рабочего персонала, члены которого ближе или дальше стоят от непосредственного воздействия на предмет труда. Поэтому уже самый кооперативный характер процесса труда неизбежно расширяет понятие производительного труда и его носителя, производительного рабочегоТеперь для того, чтобы трудиться производительно, нет необходимости непосредственно прилагать свои руки; достаточно быть органом совокупного рабочего, выполнять одну из его подфункций.

Данное выше первоначальное определение производительного труда, выведенное из самой природы материального производства, всегда сохраняет своё значение в применении к совокупному рабочему, рассматриваемому как одно целое. Но оно не подходит более к каждому из его членов, взятому в отдельности.

Однако, с другой стороны, понятие производительного труда сужается. Капиталистическое производство есть не только производство товара, по самому своему существу оно есть производство прибавочной стоимости. Рабочий производит не для себя, а для капитала. Поэтому уже недостаточно того, что он вообще производит. Он должен производить прибавочную стоимость. Только тот рабочий производителен, который производит для капиталиста прибавочную стоимость или служит самовозрастанию капитала.» («Капитал». Выделение наше – Etel).

«Но извлечь стоимость из потребления товара нашему владельцу денег удастся лишь в том случае, если ему посчастливится открыть в пределах сферы обращения, т. е. на рынке, такой товар, сама потребительная стоимость которого обладала бы оригинальным свойством быть источником стоимости, — такой товар, действительное потребление которого было бы овеществлением труда, а следовательно, созиданием стоимости. И владелец денег находит на рынке такой специфический товар; это — способность к труду, или рабочая сила» («Капитал»).

Что такое рабочая сила и как она потребляется капиталистом?

Допустим буржуа покупает рабочую силу по её полной стоимости. Далее процесс труда пролетария пролетарию уже не принадлежит. Это – отчуждённый труд, в процессе которого пролетарий создаёт чужие вещи. Для буржуа, напротив, процесс труда пролетария – это процесс потребления купленного им товара, потребление того, что ему принадлежит.

В «Капитале» Маркс пишет: «Под рабочей силой, или способностью к труду мы понимаем совокупность физических и духовных способностей, которыми обладает организм, живая личность человека пускаются им в ход всякий раз, когда он производит какие-либо потребительные стоимости (продукт, которым можно удовлетворить потребность – Etel)». Не важно, что именно производит пролетарий: вещь, которую можно потрогать, или услугу, полезный эффект которой потребляется покупателем. Как стоимости они приравниваются друг к другу с помощью денег, обмениваются друг на друга. Но приравниваться друг к другу могут только качественно равные в определённом отношении вещи.

Услуга может быть товаром, а может им и не быть, точно так же, как и любая другая потребительная стоимость. Но если она производится ради обмена и обменивается на другие товары (продаётся), то в самом этом акте фиксируется её экономическая сущность как товара.

«Продукты (или деятельности) обмениваются лишь как товары; товары в самом обмене существуют лишь как стоимости; лишь как таковые они сравниваются» (Рукописи 1857–1859 гг.).

Вот что Маркс пишет, например, о транспорте:
«Результатом перевозки – перевозятся ли люди или товары – является перемена их местопребывания, например, пряжа находится теперь в Индии, а не в Англии, где она была произведена. Но то, что продаёт транспортная промышленность, есть само перемещение. Доставляемый ею полезный эффект нераздельно связан с процессом перевозки, т. е. с процессом производства транспортной промышленности. Люди и товары едут вместе с определённым средством транспорта, и движение последнего, его перемещение и есть тот процесс производства, который оно создаёт.

Полезный эффект можно потреблять лишь во время процесса производства; этот эффект не существует как отличная от этого процесса потребительная вещь, которая лишь после того, как она произведена, функционирует в виде предмета торговли, обращается как товар. Но меновая стоимость этого полезного эффекта, как и меновая стоимость всякого другого товара, определяется стоимостью затраченных на него элементов производства (рабочей силы и средств производства) плюс прибавочная стоимость, созданная прибавочным трудом рабочих, занятых в транспортной промышленности. Что касается потребления этого полезного эффекта транспортной промышленности, то и в этом отношении он совершенно не отличается от других товаров. Если он входит в индивидуальное потребление, то вместе с потреблением исчезает его стоимость; если он потребляется производительно, так что сам является стадией производства товара, находящегося в перевозке, то его стоимость переносится как дополнительная стоимость на самый товар» («Капитал»).
Это справедливо не только по отношению к транспорту. С точки зрения марксизма, капиталистическое производство услуг принципиально ничем не отличается от производства любых других товаров. Другое дело, что далеко не всякое производство услуг является в то же время производством стоимости и тем более прибавочной стоимости.

Что означает отсутствие у пролетария частной собственности на средства производства?

Капиталистическое производство в любой сфере предполагает, что рабочую силу пролетарии выносят на рынок и продают как товар. У пролетариев нет своих средств производства, чтобы применить собственную рабочую силу. Этот товар даже будучи купленным по полной стоимости, обладает свойством создавать стоимость большую, чем его собственная. Поэтому он и находит покупателя.

Отсутствие средств производства в обществе, где продукт труда является товаром – это отсутствие возможности произвести целостный товар с трудозатратами, приближенными к средним. Только тогда его можно вынести на рынок, а иначе он не выдерживает конкуренции.

Если у вас есть свой компьютер, на котором вы делаете частичный продукт у себя дома и включаетесь в производственную сеть, продавая рабочую силу, – это ещё не значит, что вы владеете средствами производства. Средством производства тут является вся технологическая система. Она – это единый производственный механизм, принадлежащий капиталу. А вы – лишь пролетарий, частичный работник, пригодный для эксплуатации. Наличие компьютера – это характеристика рабочей силы, позволяющая её наиболее эффективно эксплуатировать: экономить на оборудовании рабочего места, вводить сдельщину для выколачивания большего труда и не признавать за работником даже тех скудных прав, которые законодательно закреплены за работниками на предприятиях. Например, регулярную занятость и фиксированный заработок. Если такой работник не обладает высокой дефицитной квалификацией и не может диктовать условия работодателю, его пролетарское положение становится худшим из возможных. Аналогично можно рассматривать смартфон или автомобиль.

Пролетарий не обязательно должен быть лишён всякой собственности вообще. Личная и частная собственность – это не одно и то же. Собственность на квартиру, в которой живет пролетарий и его семья, лучше её отсутствия, но это не делает его частным собственником. Пролетарий же лишен собственности на средства производства. Это условие и заставляет его выносить на рынок свою рабочую силу.

Ленин в работе «Развитие капитализма в России» говорит о сельском пролетариате как о классе наёмных рабочих с наделом(участком земли – Etel). Типичнейшим представителем русского сельского пролетариата конца девятнадцатого века, как показало исследование Ленина, являлся «батрак, поденщик, чернорабочий, строительный или иной рабочий с наделом». Невозможность существовать без продажи рабочей силы делает его пролетариатом. Ничтожный размер собственного хозяйства, которое вел такой рабочий, не позволял ему прокормить себя и свою семью, не продавая рабочую силу. Такой участок (если он находится в собственности у значительной части пролетариата) и в конце девятнадцатого века, и сейчас только способствует понижению рыночной цены рабочей силы ниже её стоимости. Это усиленная эксплуатации пролетариата буржуазией. Работник частично кормит себя сам, поэтому платить ему можно меньше.

Такой прокорм осуществляется при помощи отсталых средств труда (современную сельскохозяйственную технику и современный способ организации аграрного труда вообще невозможно эффективно использовать на маленьком клочке земли). Пролетарию его продукт достаётся намного дороже его общественной стоимости. Поэтому там, где имеет место выращивание овощей на своем участке, которое является значимой частью пропитания, на чисто капиталистическую эксплуатацию капиталистом наёмного труда накладывается дополнительная эксплуатация. Чаще всего эксплуатируется вся семья пролетария, включая детей. Наличие такого участка не является владением средствами производства. Современные средства производства носят общественный характер.

Стоимость рабочей силы

Стоимость рабочей силы определяется точно так же, как и стоимость любого другого товара – общественно необходимым трудом на её производство. Поэтому у разных категорий наёмных работников рабочая сила может сильно отличаться по стоимости. Соответственно, сильно отличается заработная плата (уровень потребления). На производство неквалифицированного работника было затрачено меньше труда, чем на работника с высокой квалификацией. Однако они оба – пролетарии, если продают рабочую силу и в процессе труда воспроизводят стоимость своей рабочей силы и производят прибавочную стоимость. Не важно, где именно они работают – на заводе, на фабрике, в рудниках, в поле, в кафе, в парикмахерской, в супермаркете или в офисе. Не имеет значения, «чёрные» у работника руки или белая рубашка, поднимает он тяжести или смотрит в монитор. Если человек живет продажей рабочей силы, воспроизводит стоимость рабочей силы и производит прибавочную стоимость – он пролетарий.

Стоимость рабочей силы – это стоимость товаров, необходимых для воспроизводства рабочей силы самого пролетария и его детей. Пролетарий стареет и умирает, а значит кто-то должен прийти ему на смену. Капиталиста и весь класс капиталистов не интересуют личность работника. Ему нужно, чтобы у него работал носитель рабочей силы определённой квалификации.

Заработная плата необходимо стремится к величине, позволяющей пролетарию «воспроизвестись», и не более. А это значит, он может купить только те жизненные средства и только в том объёме, чтобы завтра снова вынести на рынок свой товар – рабочую силу. За редким исключением он может дать своим детям образование и воспитание, но только такое, чтобы они пополнили ряды пролетариата.

Разнообразие и количество жизненных средств, необходимых пролетарию, складывается исторически и различается в зависимости от эпохи и страны. Этим объясняется заинтересованность капиталиста в миграции дешевой рабочей силы в страны с высоким жизненным уровнем: критерии нормальной жизни пролетариев ниже, а производят они столько же.

Капиталисты, конечно же, стремятся купить рабочую силу ниже стоимости. Пролетарий, напротив, хочет продать свою рабочую силу как можно дороже. Поэтому капиталистам выгодны две вещи. Во-первых, перенести производство в страну с более низкой стоимостью рабочей силы. А во-вторых, – обеспечить приток рабочей силы в страну, где производство уже есть, но сама рабочая сила дороже.

Эксплуатация пролетариата капиталом

Но главное, что нужно запомнить: покупка рабочей силы пролетария капиталистом осуществляется, только если в процессе её потребления создаётся бóльшая стоимость.

В первом томе «Капитала» Маркс выводит понятие относительной и абсолютной прибавочной стоимости. Условно можно выделить две части рабочего дня. В первую часть пролетарий производит стоимость, которую получит в виде зарплаты. Это – необходимое рабочее время. Во вторую он трудится на капиталиста. Это – прибавочное рабочее время. Важно понимать: эти части выделяются в рабочем дне вне зависимости от длительности. Нельзя «отработать» только необходимое рабочее время, а в прибавочное – пойти отдыхать. Тем более, что по форме найм предполагает плату за фиксированное рабочее время, и стоимость своей рабочей силы пролетарий получает, только отработав его полностью.
«На поверхности буржуазного общества заработная плата рабочего представляется в виде цены труда, в виде определённого количества денег, уплачиваемых за определённое количество труда».

Маркс критиковал представителей классической политической экономии за то, что эту видимость они приняли за суть дела и перенесли в науку. В действительности же за этим скрывается цена, как выражение стоимости рабочей силы, которую наёмный работник может получить только отработав определённое время, обязательно включающее в себя прибавочное рабочее время.

Рабочий день капиталист не может удлинить до бесконечности. Пролетарий не может трудиться больше, чем есть часов в сутках. Не может он трудиться и круглосуточно. А с развитием классовой борьбы пролетарий добивается законодательно фиксированной продолжительности рабочего дня (или рабочей недели там, где работник работает сменами), не позволяющего всю его жизнь превратить в работу на капиталиста. Отношение прибавочного труда к необходимому – это степень эксплуатации пролетария. Капитал, естественно, стремится к повышению степени эксплуатации.

Прибавочную стоимость, которую работник производит в прибавочное время, образованное при помощи простого удлинения рабочего дня, Маркс называет абсолютной прибавочной стоимостью. Но когда рабочий день фиксирован, повысить степень эксплуатации можно, только если стоимость рабочей силы снижается, и соответственно необходимое рабочее время становится меньше. Снижение стоимости рабочей силы необходимо происходит с увеличением производительности труда в тех сферах производства, которые доставляют работнику его жизненные средства. А капитализм способствует развитию производительности труда в той мере, в которой капиталисту выгодно вводить технические усовершенствования, чтобы обойти своих конкурентов.

Степень эксплуатации современного пролетария намного выше, чем, например, раба в античном обществе. Чтобы содержать себя, раб должен был трудиться большую часть своего рабочего времени. С развитием производительности труда пролетария степень эксплуатации повышается. При современном уровне развития технологий пролетарий большую часть своего времени производит прибавочную стоимость, так как его собственное содержание требует меньшего труда. Отношения пролетарского труда и капитала – самая развитая, доведенная до крайней степени эксплуатация человека человеком, которая соседствует и с другими формами эксплуатации, также способствующими увеличению капитала

Капиталисты постоянно конкурируют между собой. Поэтому каждый отдельный капиталист заинтересован эксплуатировать рабочую силу как можно более полно. Иначе он просто проиграет в борьбе с другими капиталистами и сам станет пролетарием. Поэтому пролетарий заинтересован в законодательном ограничении продолжительности рабочего дня. В повышении продолжительности рабочего дня заинтересована только буржуазия. В этом случае пролетарий всё равно не получит больше, чем стоит его рабочая сила, а вот работать придётся больше.

Отличие труда пролетария от труда непроизводительного работника

Пролетарский труд – это труд, создающий не только потребительную стоимость, но стоимость, причём обязательно в том числе и прибавочную.

В отличии от пролетария непроизводительный работник стоимости не создаёт. Непроизводительный труд нужен капиталу для обеспечения его функционирования, однако сам он не является процессом производства стоимости. Большая часть непроизводительного труда на капиталистических предприятиях является издержкой того, что в движении капитала продукты труда обязательно должны принимать товарную форму. Сюда относятся издержки обращения, издержки по хранению произведённых товаров, и так далее. Непроизводительным трудом также является труд, затраченный на поддержание в рабочем состоянии средств производства в период, когда они не применяются для производства товара.

Можно сказать и по-другому. Производительный пролетарский труд – это труд, употребляемый капиталом в фазе производства (причём, как мы уже подчёркивали, не важно какой именно товар производится, и как именно он потребляется), непроизводительный – в сфере обращения произведённой стоимости.

В современном обществе существует вполне реальное противоречие между производительностью и непроизводительностью труда для отдельного капиталиста и для движения всего общественного капитала. Например, труд бухгалтера, работающего в штате капиталистического предприятия, скажем, металлургического, и обслуживающего процессы, происходящие на нём, является непроизводительным трудом, а плата бухгалтеру и оборудование его рабочего места – чистыми издержками капитала. Однако, труд того же бухгалтера, работающего в бухгалтерской фирме, является производительным для капитала этой фирмы. Фирма производит и поставляет на рынок товар – бухгалтерские услуги. Её работники создают товар, в стоимости которого воспроизводят стоимость своей рабочей силы и производят прибавочную стоимость. Процесс труда в этом случае является процессом воспроизводства стоимости рабочей силы работников и производства прибавочной стоимости для их капиталиста (напомним, что стоимость средств производства сохраняется и переносится на товар). Таким образом, в этом процессе они являются пролетариями, а их труд производительным.

Однако, для капитала, который покупает этот товар, это – непроизводительные издержки. В этом заключается специфическое отличие труда по созданию этого товара от труда по производству товаров, которые входят в индивидуальное потребление или потребляются производительно. Если рассматривать движение всего общественного капитала, для него такой труд не является производительным, даже если он производителен для капиталиста, эксплуатирующего бухгалтеров.

И тем не менее, положение бухгалтеров, работающих на фирме, которая производит и торгует бухгалтерским сопровождением, вполне пролетарское. Такие работники подпадают под определение пролетариата, хотя их труд производителен для «своего» капитала, а не для всего общественного капитала. Они живут продажей рабочей силы и в процессе своего труда воспроизводят её стоимость и создают прибавочную стоимость для капиталистов.

Аналогично можно рассматривать труд пролетариата, применяемого в качестве персонала в предприятиях, специализирующихся на торговле, пролетариата, обслуживающего хранение товаров, связанное не с технологическим процессом производства, а с необходимостью создания товарного запаса, и т.д. Здесь для капитала, применяющего таких работников, процессом производства стоимости (в том числе и прибавочной) будет труд, не являющийся производительным для движения всего общественного капитала. Этот труд применяется в сфере обращения, а не в сфере производства. Это – выделившаяся в процессе разделения труда в отдельную отрасль фаза движения капитала за пределами процесса производства товаров – превращение товара в деньги.

Если не учитывать транспортных услуг, потребительная стоимость которых заключается в доставке товаров, а стоимость сохраняется и переносится на товар, труд в этой сфере не производителен для всего общественного капитала. Здесь важным моментом является и то, что работники не создают никакого товара, никакой потребительной стоимости как свойства вещей. Однако потребительная стоимость – это не свойство вещи самой по себе, а свойство вещей в системе общественных отношений. Такой труд делает продукт труда реальным, а не потенциальным товаром, завершает производство товара в его товарности (именно как товара, а не просто как продукта).

Для капитала, который применяет труд торговых работников, обеспечение процесса обращения и есть производственный процесс, в котором создаётся стоимость, в том числе и прибавочная. Таким образом, по отношению к капиталу, задействованному в сфере торговли, работники являются пролетариями, их труд – производительным, будучи при этом непроизводительным в движении всего общественного капитала.

Аналогично дело обстоит и с товарным производством в сфере производства потребления. Чтобы быть товаром, продукт не только должен обладать определёнными полезными свойствами. Должны быть ещё и люди, которые обладают потребностью в этом продукте и покупают его. Сначала предмет производился как товар потому, что он был кому-то нужен, удовлетворял человеческую потребность, и только потому обменивался как товар. Но теперь потребительная стоимость товара всё больше выступает не только как его собственные неотъемлемые от него характеристики, а как общественное отношение, выражающиеся в качествах живых индивидов. Чтобы произвести потребительную стоимость, нужно произвести не только товар, но и потребность в нём. Движение капитала, на современном этапе развития капитализма, вызывает к жизни сферу производства потребления, отделённую от непосредственного производства товаров. Потребительная стоимость товара становится внешней по отношению к товару, и потому может и должна производиться внешним по отношению к нему образом.

Продукт такого производства в конечном счёте не является товаром, предназначенным для производственного потребления или для потребления индивидов, а является непроизводительными издержками капитала. Тем не менее он может быть товаром для капитала, задействованного в этой сфере. В стоимости этого товара, как и любого другого заключена стоимость средств производства, рабочей силы и прибавочная стоимость. Например, рекламный ролик, SММ-сопровождение, убранство торговых центров, производство других средств формирования установок на покупку товаров (образа жизни), продаваемое компаниями-производителями своему заказчику и т.д. – всё это является товаром, который один капитал продаёт другому. Отношения между трудом и капиталом в его производстве – капиталистическая эксплуатация, такая же, как и на любых других капиталистических предприятиях.

Но для капитала-покупателя и для всего общественного капитала в целом – это непроизводительные издержки. Что касается конечных потребителей таких продуктов, то им они достаются не как товары. Наоборот, доставаясь бесплатно, они обрабатывают своих потребителей под товар. Результаты обработки (поведенческие установки, предпочтения, мысли) – продукт, не обладающий меновой стоимостью. Но этот продукт – необходимое условие товарного производства, так как позволяет товарам обладать потребительной стоимостью. Без такого труда капиталистическое производство просто невозможно. Но в движении всего общественного капитала это – непроизводительные издержки, которые должны быть обеспечены производительным трудом (не говоря уже о непосредственно-нетоварном производстве людей под вещи, где в логике денежно-товарных отношений остаётся только оплата труда).

Мы специально отметили это противоречие между производительностью труда для отдельного капиталиста и для всего общественного капитала. Оно является выражением противоречия между общественным характером труда и частным характером присвоения продуктов труда. То, что продукт труда при капитализме обязательно должен принимать и сбрасывать товарную форму, превращаясь в деньги, в современном обществе требует всё больших непроизводительных трудозатрат. Без этого труда, составляющего целый подраздел общественного производства, производство стоимости станет невозможно. Но пределы увеличения таких трудозатрат заложены в самом производстве стоимости. Производительный как для индивидуального, так и для общественного капитала, труд должен, в конечном счёте, покрывать все непроизводительные издержки. Однако без достаточных издержек продукты производительного труда являются лишь потенциальными, а не реальными товарами, стоимость которых может быть реализована. Это тема отдельной работы.

Тут мы лишь отметим тенденцию и факт пролетаризации труда, непроизводительного для всего общественного капитала, поскольку он становится производительным для индивидуального капитала, выделяясь в отдельные отрасли в обществе товарного производства.

Однако капиталистическое общество нуждается не только в таком непроизводительном труде, который может быть производительным для эксплуатирующего его капитала.

К труду, не производящему стоимость, относится также труд, создающий общественные блага, которые не являются товарами и не обеспечивают движение товаров. Непроизводительные работники делают такую работу, которая нужна обществу, но стоимости они при этом не производят. Продукты такого труда – потребительные стоимости или лично для тех, кто их потребляет, или для общества в целом.

Такой труд для капитала является непроизводительным, и тем не менее необходимым для жизни всего общества, а значит косвенно и для производства капитала. Сюда относится, например, труд родителей, выращивающих и воспитывающих детей. Каким бы трудным и изматывающим ни был уход за младенцами, сколько потребительных стоимостей в процессе его не было бы создано – этот труд не является трудом по производству стоимости. Поэтому в буржуазном сознании человек, пусть даже круглосуточно и без выходных занятый этим трудом, считается неработающим. Для капитала такой труд тоже косвенно выгоден, но стоимости он не производит.

К непроизводительному относится и труд представителей важных для общества профессий, где работники производит блага, которые присваиваются не как товары. Это – полезный труд, создающий потребительные стоимости, но не стоимости. К отношению такого труда к пролетарскому мы вернемся ниже, говоря о труде учителей и медиков, работающих в учреждениях, где людей учат и лечат, но не извлекают из этого прибыли.

Тут мы только фиксируем различие. Пролетарский труд, в отличии от непроизводительного для капитала, – это труд создающий стоимость, причём обязательно в том числе и прибавочную.

На что идёт прибавочная стоимость, произведённая пролетариатом?

Стоимость своей рабочей силы пролетарий получает в виде заработной платы, а прибавочная стоимость присваивается капиталистом. Прибавочную стоимость капиталист тратит на расширение производства – например, закупку оборудования или строительство. Получается, пролетариат своим трудом создаёт не только своё положение, так как за труд он получает только сумму жизненных средств, которая позволяет ему жить, пока он трудится. Он производит ещё и стоимость средств производства. Вчера он произвёл средства, при помощи которых его эксплуатируют сегодня. Сегодня он производит средства, при помощи которых его будут эксплуатировать завтра.

С прибавочной стоимости капиталист содержит себя и тех, кто делит с ним выгоду от эксплуатации наёмных работников, платит налоги.

Учитель и врач, к примеру, тоже могут быть пролетариями, если создают прибавочную стоимость. Но если они работают в учреждениях, где просто учат и лечат, но не извлекают прибыли, то они являются для капитализма непроизводительными работниками. Поэтому для класса капиталистов бесплатная медицина и образование, выходящие за пределы минимума, необходимого для воспроизводства пролетария – это не приносящие прибыли расходы. С точки зрения капитала всё, что выходит за рамки воспроизводства пролетарской рабочей силы, нужно минимизировать. Если государство как аппарат господства буржуазии, не видит для этого никаких препятствий (например, забастовок, или других форм классовой борьбы), бесплатная медицина и образование сворачиваются до минимума. Эта тенденция наблюдается на всём постсоветском пространстве.

Здесь хорошо видна проблема классовой борьбы. Ведь пролетариат содержит не только себя, буржуазию, идеологическую обслугу и работников, перераспределяющих стоимость (например, чиновников и топ-менеджеров). Кроме них пролетариат содержит работников, которые не производят стоимости, но нужны для существования и развития общества.

Пролетариат по своему положению вынужден вести постоянную борьбу за то, чтобы произведённая им стоимость шла на медицину и образование для его детей, на пенсии для его родителей, а не только на средства производства, с помощью которых из него будут снова выколачивать прибавочную стоимость, на роскошь буржуазии и её прихлебателей.

Медицина, образование и пенсии для пролетариев существовали не всегда. Они – результат борьбы пролетариата за свои права так же, как и восьмичасовой рабочий день. Всё это – уступки буржуазии под напором пролетариата, которых трудящиеся лишаются, как только перестают бороться.

Повышение пенсионного возраста выгодно только буржуазии и обслуживающим её бюрократам. Для этого есть, как минимум, две причины. На пенсионеров можно потратить меньшую часть произведённой пролетариями стоимости. Кроме того, увеличивается резервная армия труда и повышается конкуренция между пролетариями за рабочие места. Можно увеличить степень эксплуатации, снизив заработную плату или увеличив трудовую нагрузку при той же заработной плате.

Форма найма и сущность капиталистической эксплуатации

Присвоение неоплаченного труда пролетария – основной способ капиталистической эксплуатации. Форма найма только скрывает суть дела. Формально и топ-менеджер, и рабочий на заводе – наёмные работники, которые получают заработную плату. На деле же стоимость производит только рабочий. Топ-менеджер участвует в распределении стоимости, произведённой рабочим. Так называемая зарплата топ-менеджера не идёт ни в какое сравнение с зарплатой рабочего, а наоборот тем выше, чем выше эксплуатация последнего.

Стремление капитала выколачивать как можно больше прибавочной стоимости из пролетариата нашло отражение в том числе и в афоризме «У пролетариата нет отечества». Пролетарий вынужден идти за капиталом туда, где можно продать свою рабочую силу, если у него на родине нет работы. Вынужден идти за капиталом, если рабочую силу можно продать хоть немного дороже. Вынужден жить вдалеке от своей семьи, чтобы иметь возможность прокормить её. Капитал в лице государства стремится создать для такого пролетария условия, когда при наименьших издержках он принесёт как можно больше прибавочного труда. Он не закрывает ему возможность вынести свою рабочую силу на рынок труда, но делает всё, чтобы он продавал её как можно дешевле, будучи бесправным и молчаливым. Из-за конкуренции на рынке труда создаётся давление и на «местный» пролетариат – снижается цена рабочей силы, вытесняются местные работники из целых отраслей производства.

Конкуренция наёмных работников за рабочие места позволяет капиталистам снижать зарплату, не заботиться об условиях труда и т.д. И наоборот, сплочение пролетариата в классовой борьбе даже в рамках капитализма приносит пользу всем слоям пролетариата из самых разных стран: и в той стране, откуда приехал эмигрант, и в той стране, в которую он иммигрировал.

Буржуазии такое сплочение совершенно не нужно. Буржуазия развитых стран, которая эксплуатирует не только свой пролетариат, но и народы других стран, делится со «своим» пролетариатом сверхприбылями. Тем более, что они интересуют её не только как пролетарии, но и как покупатели произведённых товаров. Такой пролетарий привыкает к более комфортному положению и не хочет его терять. Немного снижая степень эксплуатации, буржуазия делает часть пролетариата своим союзником против остального пролетариата. Натравливает одну часть мирового пролетариата на другую. Это мешает пролетариату последовательно вести классовую борьбу, и в том числе способствует развитию оппортунизма.

Классовая борьба пролетариата

Понять, что такое пролетариат вообще, невозможно без идеи классовой борьбы как движущей силы истории. Её открыл вовсе не Маркс, а буржуазные историки. Вот свидетельство самого Маркса из письма Иосифу Вейдемейеру от 5 марта 1852 года:

«Что касается меня, то мне не принадлежит ни та заслуга, что я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что я открыл их борьбу между собою. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты – экономическую анатомию классов. То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определёнными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов».
Признание классовой борьбы, в принципе находится в рамках буржуазного взгляда на мир. Такое признание ещё не означает, что признающий, стоит на стороне пролетариата. Пролетарская позиция (марксизм) заключается в том, что понимание классовой борьбы доходит до идеи диктатуры пролетариата – действительной власти трудящегося большинства, которая нужна ему в интересах преодоления такого состояния общества, в котором оно необходимо раскалывается на классы. Такого состояния, в котором пролетарий в каждом акте своего труда производит и капитал, господствующий над ним, и своё собственное пролетарское положение.

Пролетарская позиция, отстаивание интересов трудящегося большинства, заключается не в простом признании классовой борьбы, а в понимании того, что коренным интересом пролетариата в этой борьбе является не просто улучшение условий продажи рабочей силы при капитализме, а уничтожение всякой эксплуатации человека человеком вообще.

Выше мы подчёркивали коренную противоположность интересов пролетариата и буржуазии. Но что такое классовая борьба с точки зрения марксизма? Ленин на этот счёт писал следующее:

«Когда рабочие отдельной фабрики, отдельного ремесла вступают в борьбу со своим хозяином или со своими хозяевами, есть ли это классовая борьба? Нет, это только слабые зачатки её. Борьба рабочих становится классовою борьбою лишь тогда, когда все передовые представители всего рабочего класса всей страны сознают себя единым рабочим классом и начинают вести борьбу не против отдельных хозяев, а против всего класса капиталистов и против поддерживающего этот класс правительства. Только тогда, когда отдельный рабочий сознает себя членом всего рабочего класса, когда в своей ежедневной, мелкой борьбе с отдельными хозяевами и с отдельными чиновниками он видит борьбу против всей буржуазии и против всего правительства, только тогда его борьба становится классовой борьбой. «Всякая классовая борьба есть борьба политическая» — эти знаменитые слова Маркса неверно было бы понимать в том смысле, что всякая борьба рабочих с хозяевами всегда бываетполитической борьбой. Их надо понимать так, что борьба рабочих с капиталистами необходимо становитсяполитической борьбой по мере того, как она становится классовой борьбой.»

Классовая борьба предполагает борьбу пролетариата за переход к управлению государством, образование и вовлечение в управление огромных масс трудящихся. Таким образом, чтобы государство стало инструментом преобразования способа общественного производства, преобразования, направленного в том числе и на создание условий для отмирания самого этого государства. Техническая и организационная база для этого формируется в самом капитализме. Но на нынешнем этапе капитализм является препятствием для дальнейшего развития общества.

Человечество должно преодолеть капитализм, чтобы жить и развиваться. Выше мы специально обращали внимание читателя на то, что «Капитал» Маркса начинается с рассмотрения отношения между двумя обменивающимися товарами. Развитие капиталистических производственных отношений показано Марксом как движение развитие товарного отношения. Из простого товарного производства вырастает капитализм. Конечно, наличие товарного производства ещё не делает общество капиталистическим и не обязательно приводит к капитализму. Товарное производство не может развиться в капиталистическое только в том случае, если для этого недостаточно развиты производительные силы общества, что не даёт развиться товарному производству в полной мере. Но пролетариат находится в тех условиях, когда полное преодоление капитализма невозможно без преодоления товарного характера производства и, соответственно, товарного характера произведённых продуктов труда.

Уничтожить свою специфически пролетарскую форму эксплуатации пролетариат не может иначе как путём переворота в системе общественного производства (уничтожение частной собственности) таким образом, чтобы «свободное развитие каждого стало условием развития всех» (Манифест коммунистической партии).

Подытожим

  • Понятие пролетариата невозможно без последовательного проведения трудовой теории стоимости, а также без открытого Марксом материалистического понимания истории, и того, что пролетариат продаёт капиталисту не труд, а рабочую силу.
  • Согласно трудовой теории источник стоимости товаров – это человеческий труд, независимо от его качественной определённости. Стоимость производит не труд земледельца или фабричного рабочего, не физический или умственный труд, а человеческий труд вообще. Товары как стоимости – это сгустки общественно-необходимой затраты человеческой рабочей силы безотносительно к форме этой затраты.
  • Пролетариат – это класс наёмных работников, лишённых средств производства, которые продают рабочую силу и по своему положению вынуждены это делать, в процессе труда они воспроизводят стоимость своей рабочей силы и производят прибавочную стоимость для капиталистов.
  • Процесс капиталистического производства – это процесс труда, создающего товары, в стоимости которых заключена стоимость сырья и орудий труда, которая сохраняется и переносится на товар, стоимость рабочей силы, которую пролетарий получает в виде заработной платы и прибавочная стоимость.
  • Под рабочей силой нужно понимать способность к труду или совокупность физических и духовных сил, которыми обладает живой человек, и которые он задействует в процессе производства каких-либо потребительных стоимостей (благ, удовлетворяющих человеческие потребности).
  • Отсутствие средств производства в обществе, где продукт труда является товаром – это отсутствие возможности произвести целостный товар, который был бы конкурентоспособным на рынке (то есть с трудозатратами, приближенными к средним). Современные средства производства носят общественный, а не индивидуальный характер. Средством производства является вся технологическая система, единый производственный механизм, принадлежащий капиталу. Собственность на технические средства, с помощью которых можно включиться в эту производственную систему – это лишь свойство рабочей силы, позволяющее её наиболее эффективно эксплуатировать.
  • Покупка рабочей силы пролетария осуществляется только если в процессе её потребления создаётся бóльшая стоимость, чем её собственная. Пролетарский труд – это труд, создающий не только потребительную стоимость, но и стоимость, причём обязательно в том числе и прибавочную. Отношение прибавочного труда к необходимому (в процессе которого пролетарий отрабатывает стоимость своей рабочей силы) – степень эксплуатации рабочей силы, которую капитал стремится увеличить. Пролетарский труд – доведенная до крайности эксплуатация человека человеком, так как пролетарий большую часть своего рабочего времени трудится на капиталиста.
  • В отличие от пролетария, непроизводительный работник стоимости не создаёт. Существует вполне реальное противоречие между производительностью и непроизводительностью труда для отдельного капиталиста и для движения всего общественного капитала. Труд задействованный в сфере обращения, а не в сфере производства, труд в сфере производства потребления, и другие виды труда, связанные с функционированием капитала, но не производящие стоимость, является непроизводительным для всего общественного капитала. Но этот труд производителен для капиталиста, который его задействует, а положение работников на таких предприятиях, продукт которых в конце концов является издержками всего капитала – пролетарское. Пролетаризация труда, непроизводительного для всего общественного капитала происходит, поскольку он становится производительным для индивидуального капитала, выделяясь в отдельные отрасли в обществе товарного производства.
  • К труду, не производящему стоимость, относится также труд, создающий общественные блага, которые не являются товарами и не обеспечивают движение товаров. Такой труд осуществляется не только в интересах буржуазии, но и в интересах пролетариата. Но для капитала это – издержки, которые он пытается минимизировать, если они выходят за рамки простого воспроизводства пригодной для эксплуатации рабочей силы.
  • Интересы пролетариев в корне противоположны интересам буржуазии. Пролетарии по своему положению вынуждены вести классовую борьбу. Но борьба пролетариев становится подлинной классовой борьбой пролетариата, когда она становится политической борьбой против всего класса капиталистов. Когда пролетариат осознает себя единым классом, выделяя общие интересы своего класса как в масштабах своей страны, так и в мировом масштабе.
  • Классовый интерес пролетариата заключается не только и не столько в улучшение условий его эксплуатации при капитализме. За это пролетариат тоже вынужден бороться. Но для достижения своего классового интереса он не должен останавливаться только этом. Подлинным интересом пролетариата является приобретение политической власти для переустройства всей системы общественного производства таким образом, чтобы уничтожить эксплуатацию человека человеком вообще, путём обобществления средств коренного производства и переворота в системе общественного производства: уничтожения товарного производства и общественного разделения труда.
Источник

Добавить комментарий