Alisa: КАКОЙ САМЫЙ ДЕРЗКИЙ ПОДАРОК ВЫ ДАРИЛИ НА НОВЫЙ ГОД – Вестник Советской Новороссии

Alisa: КАКОЙ САМЫЙ ДЕРЗКИЙ ПОДАРОК ВЫ ДАРИЛИ НА НОВЫЙ ГОД

Выбор редакции

Какой самый дерзкий подарок вы дарили на Новый Год?.. М?.. Впрочем, что бы вы ни ответили, уверены – вам не переплюнуть сотрудников Томского ФСБ.

Эти бравые борцы за нашу и вашу (но больше всё-таки за свою) свободу подарили сами себе освобождение от следствия по делу о пытках. Причем весьма своеобразным образом.

Мы уже писали, что в этом году томский активист Левого Блока Максим Шульгин получил серьезные ожоги по дороге на допрос по делу о томских анархистах-“экстремистах” . Насколько нам известно, парня прижимали к раскалённому воздуховоду под сидением в автомобиле. Но недавно с большим скрипом Шульгину удалось добиться возбуждения уголовного дела против пытавших его спецов. Опасаясь возмездия со стороны силовиков, Шульгин однако решил несколько дней не выходить на работу. И все равно 27 декабря пропал…

Сегодня активист вышел на связь, и выяснилось, что его похитили, чтобы выбить нужные показания по делу об ожогах. По данным Левого блока, вчера произошло следующее:

Шульгина задержали и доставили в СК обманом. Томичу позвонил его начальник с работы (оцените изобретательность органов) и сказал, что подъедет к его дому, передаст некоторые документы для подписания. Когда начальник сообщил, что приехал, Шульгин спустился вниз.. Там его задержали трое людей в масках. И сразу изъяли у мужчины все личные вещи.

В СК Шульгин отказывался разговаривать со следователем в отсутствие адвоката. После этого Шульгина отвели на медэкспертизу, где еще раз измерили его ожоги на руках, оставленные сотрудниками ФСБ в апреле. Опять же, оцените, как эффективно жарят спецслужбы, если ожоги не проходят с апреля по декабрь.

Потом те же люди в масках отвели его на «доверительный разговор» с, как он представился, «представителем ФСБ». Шульгин отказался сотрудничать с ним в обмен на гарантии безопасности и отсутствие проблем с работой. С другими сотрудникам активист также не стал общаться.

Вскоре в кабинет зашли люди в масках, натянули Шульгину шапку на голову, закрыв глаза, и отвели автомобиль. Активиста привезли в неизвестное здание и оставили в комнате. Затем в комнату пришел человек, который сказал: «Если ты будешь правильно себя вести, то сегодня ты попадешь домой». Шульгин вновь отказался от сотрудничества. Тогда человек сообщил: «Я беру свои слова назад. Ты домой не уедешь».

Шульгина оставили одного на несколько часов. Потом в комнату вошли люди в форме и в масках. Они связали пленника скотчем, начали душить. Шульгин расслышал крики: «Я из-за тебя, сука, сидеть в тюрьме не хочу», «У нас, козлина, дети есть, как им без отцов жить» (всё лучшее – детям! Но не всем), «Ты вообще понял, с кем связался, кто ты и кто мы». Вместе с этим Шульгину угрожали, что такая же участь постигнет его знакомых, друзей и свидетелей по делу, а также угрозы расправиться с ним лично.

После этого активисту подсунули бумагу на подпись. Под давлением людей в масках он ее подписал. По его словам, суть бумаги — объяснение от его имени о том, что при задержании в апреле сотрудники ФСБ не совершали противоправных действий.

После подписания объяснительной на Шульгина вновь натянули шапку, отвезли в неизвестное место в пределах Томска, сказали не снимать шапку еще тридцать секунд. Ему пообещали: если на «парней» заведут уголовное дело, он все равно не будет в безопасности.

Вероятно, сейчас где-то по телеграм-каналам спецслужб гуляют мемы типа: “Если ваш новогодний корпоратив не похож на нечто подобное – даже не пытайтесь меня приглашать”. Для людей, наделённых властью и неподконтрольных обществу, пытки – это зачастую развлечение.

Но, к сожалению, это очень серьёзное дело. Садисты не понимают, как разжигают ненависть и вражду по отношению к себе и своим сослуживцам. Им может казаться, что суд, получив вымученные свидетельства от потерпевшего, освобождает не только от уголовной ответственности, но и от общественного осуждения.

Это не так. Молчаливое недовольство копится где-то глубоко под мёрзлой землёй политического ландшафта, стекается в ручьи из подобных событий, затем в единую могучую реку, которая рано или поздно пробивает себе дорогу на поверхность, снося прогнившие здания старого порядка.

Не чувствующие дрожь земли радуются быстрой и лёгкой победе, не видя надвигающейся катастрофы. Что ж, это их дело.

Наше дело – рассказать о пытках Максима Шульгина и предать этот случай максимальной огласке. Надеемся, и вы последуете нашему примеру. Ф

Источник

Добавить комментарий