Большевики – партия партизанского типа

Голос Вестника

О том, как произошла революция, нам подробно преподавали в школе. Крейсер «Аврора», выстрел, взятие штурмом Зимнего дворца. Но уже тогда было совершенно непонятно, как могли большевики руководить такими серьезными процессами, как подготовка и руководство восстанием. Где черпались кадры? Чем занимались большевики с начала 20 века? Казалось, что поздняя советская история почему-то умалчивает что-то очень важное. Информация была доступна только специалистам-историкам, да еще спецслужбам. И они очень не хотели, чтоб эта информация просочилась в народные массы. А с 1991 года современные коммунисты вообще боялись даже говорить на эту тему. И у многих коммунистов-обывателей сложилось мнение, что большевики только и делали, что заседали на съездах, писали программы и резолюции, печатали эти документы в газетах и распространяли газеты. А еще организовывали забастовки и стачки. Правда, как это они делали, никто не говорил. В итоге мы получили совершенно беззубое коммунистическое и советское движение в то время, когда настоящий опыт большевиков был очень нужен.

Принципиально вопрос о вооруженном восстании был поднят товарищем Лениным еще в 1902 г., но тогда жизнь не выдвигала еще ни соответствующих форм борьбы, ни соответствующих форм организации. Только 1905 г. «порождает высшую форму борьбы—восстание», и в связи с этим вопросы подготовки к вооруженному восстанию начинают занимать господствующее место в партийной литературе—на страницах нелегального большевистского «Вперед» и меньшевистской «Искры». Тогда же начали намечаться и расхождения. В то время, как, по мнению большевиков, вооружение народа являлось одной из самых главных задач революционного момента, и «Вперед» разъяснял пролетариату всю необходимость серьезной неотложной практической подготовки к нему. Меньшевистский орган, принижая задачи пролетариата в грядущей революции, не придавал того огромного значения его участию в «натиске», о котором говорил тов. Ленин, не придавал значения и подпольной подготовке, предлагая вооружать народ лишь одной «жгучей потребностью напасть на самодержавие». Согласитесь, как это похоже на беззубую тактику парламентской борьбы КПРФ или призывы «принудить оккупационный режим к с самоликвидации» некоторых деятелей «советского патриотизма».

Резолюция меньшевистской конференции 1905 г. о вооруженном восстании отражала нежелание меньшевиков взять на себя организацию и руководство восстанием. Вот что говорится в ней о подготовке к восстанию:

«…Подготовить его конспиративно-организационными средствами исключается уже одной слабой организованностью передовых слоев пролетариата».

А относительно руководства предлагалось «укрепить в массах сознание неизбежности революции, необходимости быть всегда готовым к вооруженному отпору и возможности превращения в каждый данный момент в восстание».

В большевистской же резолюции категорически сказано: «Третий съезд РСДРП признает, что задача организовать пролетариат для непосредственной борьбы с самодержавием путем вооруженного восстания является одной из самых главных и неотложных задач партии в настоящий революционный момент. Поэтому съезд поручает всем партийным организациям…

“…в) принять самые энергичные меры к вооружению пролетариата, а также к выработке плана вооруженного восстания и непосредственного руководства таковым, создавая для этого, по мере надобности, особые группы из партийных работников».

Естественно, что после таких решений партии по всей Российской империи начали создаваться боевые дружины и организации. И встал вопрос о централизованном руководстве боевыми организациями, снабжение их оружием и боеприпасами, обучение и планирование акций.

Была создана Боевая техническая группа при ЦК РСДРП. Это была подпольная организация РСДРП, действовавшая на всей территории Российской Империи в период Первой русской революции и после нее. Основными задачами организации были приобретение и транспортировка оружия, формирование и обучение боевых дружин для участия в вооруженном восстании и социалистической революции, а фактически проведение военных акций (правящий режим олигархов назвал бы их террористическими) — вооружённых нападений на банки, ломбарды, почтовые отделения с целью “экспроприации” денег для финансирования партии, нападений на полицейские участки и тюрьмы с целью освобождения заключённых товарищей. Боевая техническая группа действовала под контролем большевистской фракции РСДРП.

В январе 1905 года при Петербургском комитете РСДРП была образована группа под руководством Н. Е. Буренина, занимавшаяся, главным образом, приобретением пистолетов и револьверов у частных лиц. Однако таким образом нельзя было ни получить необходимого количества оружия, ни проконтролировать его качество, ни обеспечить регулярное снабжение боеприпасами. Поэтому была организована закупка стрелкового оружия за рубежом (в основном в Бельгии и Германии) и транспортировка его в Россию. Большая часть оружия и взрывчатки перевозилась контрабандой через границу с Финляндией, вблизи которой находились семейные имения членов группы Н. Е. Буренина (Кирьясало) и А. М. Игнатьева (Ахи-Ярви). В этих имениях располагались перевалочные базы и склады оружия. Группа тесно сотрудничала с финской партией активного сопротивления. Часть оружия поступала также контрабандой через прибалтийские порты и западную сухопутную границу.

Летом 1905 года была предпринята неудачная попытка доставить вооружение для революционных партий России по Балтике пароходом «Джон Графтон». Однако пароход сел на мель и затонул у берегов Финляндии. Большевикам удалось получить часть оружия, снятого финскими крестьянами и рыбаками с затонувшего судна.

Также источником оружия были российские заводы — Сестрорецкий оружейный завод, Охтинский пороховой завод и другие, откуда оно похищалось рабочими-членами группы. Для снаряжения боеприпасов были организованы конспиративные патронные мастерские.

Одновременно были созданы химические лаборатории, где разрабатывались и синтезировались взрывчатые вещества, конструировались и изготавливались взрывные устройства. Боевики наладили связь с болгарским революционером-террористом Н.Тюфекчиевым, у которого позаимствовали «македонскую» конструкцию бомбы.

После принятия III съездом РСДРП резолюции о вооруженном восстании группа перешла под контроль ЦК и стала получать от него финансирование. Руководство группой и связь с ЦК осуществлял Л. Б. Красин.

К осени 1905 года добытые группой оружие и боеприпасы были сконцентрированы в основном в Петербурге и его окрестностях. Обеспечить Московское восстание вооружением не удалось, если не считать некоторого количества материалов для изготовления бомб.

Большевики были единственной социал-демократической организацией в России, прибегавшей к экспроприациям («эксам») организованно и систематически, а В.И. Ленин назвал экспроприации допустимым средством революционной борьбы. Уже в октябре 1905 года он заявил о необходимости конфисковывать государственные средства и скоро стал прибегать к «эксам» на практике. Вместе с Леонидом Красиным и Александром Богдановым (Малиновским) он организовал внутри Центрального комитета РСДРП (в котором преобладали меньшевики) небольшую группу — «Большевистский центр». Существование этой группы «скрывалось не только от глаз царской полиции, но и от других членов партии». Приходилось скрывать справедливые революционные акции от оппортунистов-меньшевиков.

В 1906 году численность Боевой технической группы возросла, удалось наладить постоянные каналы доставки оружия. Однако после IV съезда РСДРП финансирование боевой деятельности со стороны ЦК практически прекратилось. Группа управлялась Большевистским центром и практически разорвала связи с ЦК, попавшим под контроль меньшевиков. Важным источником пополнения средств организации становятся экспроприации.

27 января 1906 года боевая дружина петербургской организации большевиков совершила нападение на трактир «Тверь», где собрались члены черносотенного «Союза русского народа», палачи рабочего класса и холуи царского режима. Два «союзника» были убиты, около двадцати ранены.

13 февраля 1906 года группа из 12 латышских социал-демократов была привлечена для налета на отделение Госбанка в Гельсингфорсе. В ходе операции и ухода от преследования были убиты 4 и ранены 10 человек, похищено около 100 тысяч рублей.

Осенью 1906 года провалилась вторая попытка доставить оружие морским путём специально зафрахтованным судном. Нанятая М. М. Литвиновым яхта «Зора» отправилась из Варны на Кавказ, но потерпела крушение у берегов Румынии и была арестована румынскими властями.

В ноябре 1906 года представители группы участвовали в работе Первой конференции военных и боевых организаций в Таммерфорсе.

В марте 1907 года была организована школа-лаборатория в Куоккала, где проходило обучение обращению с взрывчаткой, бомбами и оружием. Однако спустя два месяца школа была провалена агентом охранки, преподаватели и слушатели были арестованы финляндской полицией.

12 июня 1907 года на центральной площади Тифлиса большевики во главе с Камо бросили бомбы в две почтовые кареты, перевозившие деньги в Тифлисское отделение Госбанка. В результате боевики-экспроприаторы похитили 250 000 руб. При этом убито два городовых, смертельно ранены три казака, ранены два казака, один стрелок.
К концу 1907 года революция пошла на спад, и стала ясна бесперспективность дальнейшей подготовки к вооруженному восстанию. V съезд РСДРП принял меньшевистскую резолюцию против партизанских выступлений. Серия провалов привела к аресту ряда членов группы, и в 1908 году она прекратила свою деятельность. Оружие, так и не нашедшее употребления, было закопано в тайниках на Карельском перешейке и на окраинах Петербурга. Как известно, оно очень пригодилось в 1917 году.

Первая конференция военных и боевых организаций Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) проходила в Таммерфорсе с 16 [29] ноября по 22 ноября [5 декабря] 1906 года.

На IV съезде РСДРП произошло формальное объединение большевиков и меньшевиков, но не разрешены противоречия между фракциями по многим вопросам, в частности, о подготовке к вооруженному восстанию и о деятельности боевых групп. Как уже говорилось выше, сторонниками Ленина создан Большевистский центр, который должен был координировать деятельность боевиков втайне от меньшевистского ЦК.

Еще весной 1906 года у руководителей боевых и военных групп появилась идея собрать совещание для анализа вооруженных выступлений 1905 года и скоординировать дальнейшую деятельность.

Подготовкой конференции занималось Организационное бюро (И. Х. Лалаянц, М. А. Трилиссер, Д. Д. Гимер, И. Г. Урысон и Е. Ярославский). Ленин и Красин поддержали идею проведения конференции. Средства на её проведение были получены от Уральской боевой организации через её представителя Э. С. Кадомцева.

ЦК РСДРП, руководимый меньшевиками, признавал необходимость агитационной работы в войсках, но считал несвоевременной подготовку к вооруженному восстанию и категорически возражал против деятельности боевиков и, в частности, экспроприаций. Меньшевики собрали в октябре 1906 года в Териоки альтернативную конференцию военных (но не боевых) организаций. В ней приняли участие представители 8 военных организаций.

Организаторы большевистской конференции в Таммерфорсе в ходе её подготовки посетили военные и боевые организации в ряде регионов России. На конференции присутствовало 19 делегатов с решающим и 9 с совещательным голосом, представлявших 11 военных и 8 боевых организаций, а также представители Центрального военно-технического бюро при ЦК РСДРП и Южного военно-технического бюро. Лишь один делегат был меньшевиком, остальные — большевики. К сожалению, делегат от Саратова оказался полицейским агентом.

В качестве представителя Большевистского центра на конференции присутствовал И. А. Саммер. Конференция проходила в Народном доме Таммерфорса.

На конференции избрано Временное бюро военных и боевых организаций из пяти членов. Принято несколько резолюций, касающихся характера военно-боевой работы. Временное бюро, наиболее активными членами которого были Е. Ярославский и М. Трилиссер, в конце 1906 — начале 1907 г. напечатало протоколы конференции, а также издало ряд брошюр, посвященных подготовке к вооруженному восстанию, обращению с оружием, взрывчатым веществам. Открыта школа-лаборатория в Куоккала.

Однако к лету 1907 г. полиция арестовала большинство руководителей боевых организаций и Временного бюро.

В 1907 г. глубокое обострение экономической борьбы пролетариата, обострение экономической нужды порождает форму отдельных партизанских выступлений против непосредственных виновников экономического и политического гнета. Вопрос о высшей форме борьбы—вооруженном восстании—не стоит в том виде, как это было в начале 1905 г. На V съезде партии с порядка дня снимается вопрос «о подготовке к восстанию» и оставляется лишь вопрос об отношении к партизанским выступлениям. Большевики протестуют против такого частичного обсуждения и предлагают совсем снять его с порядка дня. Было принято предложение меньшевиков, поддержанное всеми делегациями, кроме большевиков. Отношение обеих фракций к этому вопросу было различное. В то время, как большевики, учитывая причины этой формы борьбы народных масс, осуждали чисто «анархические приемы борьбы», вносящие «деморализацию в общественные ряды партии», они в то же время считали, что «при условиях массовой революционной борьбы партизанские выступления могут быть совершаемы лишь по инициативе местных партийных комитетов и с разрешения областных центров и под строжайшим контролем», — меньшевики огульно осуждали эту форму борьбы и добивались роспуска боевых дружин.

На съезде прошла резолюция меньшевиков, в одном из пунктов которой говорится: «Партийные организации должны вести энергичную борьбу против партизанских выступлений», и дал ее— «все специальные боевые дружины, имеющиеся при партийных организациях, должны быть распущены».

Как мы знаем, отдельные партизанские выступления продолжались до 1908 года. И одним из самых ярких – партизанское выступление под руководством большевика Александра Лбова, активного участника революции 1905—1907 годов в Прикамье.

В его отрядах были социал-демократы, социалисты-революционеры, анархисты и беспартийные, не ладившие с властями. Конкретной стратегической цели, кроме оборонительных действий и поддержки рабочих выступлений, своим отрядам Лбов не ставил. Он был сторонником революционной стихии и считал, что восстание должно быть делом рук народа, а не партийных усилий. Когда же оно вспыхнет, то у него должны быть деньги, оружие и подготовленные бойцы. Подготовкой такого своеобразного революционного фонда он и занимался. У Лбова имелись осведомители и доверенные лица в Мотовилихе, Перми, Надеждинске и многих других населённых пунктах, где оперировали лбовцы.

Типичный лбовец был одет во всё чёрное: рубашку, плащ, штаны, пояс, картуз, сапоги или ботинки, чтобы в тёмное время суток его трудно было заметить. Лбовцы пользовались гримом для изменения внешности, писали шифром, вводили пароли, отзывы и явки. Сам Лбов был умелым кулачным и палочным бойцом, хорошим стрелком. Продукты питания: мука, баранки, солёное мясо и рыба, кусковой сахар, масло, сухари и другие продукты приобретались для отряда десятками пудов. Мука раздавалась по частным домам, где хозяйки за деньги пекли лесным братьям хлеб. Когда лбовщина была подавлена, продовольственные запасы не раз находили на покосах и в лесу.

Террор лбовцев никогда не был средством политической борьбы, но всегда был ответом на враждебные действия в отношении революционеров и рабочих.

В боевых дружинах большевиков велось серьезное военное обучение. Можно сказать, подготовка бойцов соответствовала подготовке партизан времен Великой Отечественной войны и партизан городской герильи в Латинской Америке во второй половине 20 века.

Каждый член боевой дружины обязан был уметь владеть всеми видами огнестрельного и холодного оружия, обязан был уметь управлять пролёткой, автомобилем и даже паровозом, ездить верхом. Бойцы изучали конспирацию, уход от слежки, взрывное дело. Бойцы и руководители боевых дружин Первой русской революции через десять лет стали командирами победоносной Красной армии. Ворошилов, Фрунзе, Сталин и Камо – герои Гражданской войны, прославленные командиры все были воспитанниками не просто большевистской партии, а именно её боевых дружин! Понятное дело, что бойцы боевых организаций были молодыми людьми. Вопрос с приходом молодежи в партийные организации тогда не стоял. Молодые рабочие с обостренным чувством справедливости и ненавистью к эксплуататорам толпами шли в боевые революционные партии. Не было дефицита молодых кадров ни у большевиков, ни у эсеров, ни у анархистов в отличие от меньшевиков и современных «коммунистов». Не любит молодежь заниматься говорильней и бесконечно заседать на собраниях и съездах.

Именно из тех легендарных времен создания первых боевых организаций большевиков и берет свое начало Комсомол, а не с Великой Революции октября 1917 года. Революция – это продолжение героической жизни революционной молодежи.

Современным коммунистам пора делать выводы, ведь есть у кого учиться и брать с кого пример.

Добавить комментарий