Карлос Маригелла. Отказ от тактики подчинения пролетариата буржуазии

Выбор редакции

Начало  Предыдущая часть

Карлос Маригелла  1966 г.

Источник: Сочинения Карлоса Маригеллы. От редакции Ливраменто, 1979, страницы: 49-97

Никакой тактики пролетариат проводить не может. Тактика, не способствующая достижению стратегических целей антиимпериалистической и антифеодальной, национально-демократической революции, должна быть отвергнута.

Всякая тактика, имеющая в новом положении страны намерение продолжать идеологическое подчинение пролетариата буржуазии, является тактикой предосудительной.

В том, что эта тактика существует, нет ничего нового ни для кого. Это результат идейного влияния буржуазии на пролетариат.

Становится необходимым знать её особенности, противодействовать её проникновению в революционную среду.

Это тактика, которая ограничивается видением союза пролетариата с центром единого фронта и до бесконечности остаётся в этих узких рамках.

Их образ жизни является результатом  отсутствия доверия к пролетариату. Его отправной точкой является признание того, что политический процесс в Бразилии объективно развивается под руководством буржуазии. И от этого не избавиться.

Это тактика, которая ищет умеренный выход, боится радикальной борьбы и революционного решения, чтобы не расстраивать буржуазию и поддерживать с ней прочное сотрудничество.

Тактика, к которой мы относимся религиозно, следует теоретическим канонам прошлого и не видит возможности развязать революцию, если нет классических предреволюционных условий. Кубинская революция уже опрокинула эту традиционную концепцию, но вышеупомянутая тактика игнорирует новые факты.

Что же касается самокритики, то эта тактика исходит не с классовой точки зрения. Она отвергает мысль о том, что прежде главной причиной ошибки коммунистов была иллюзия руководства буржуазии. Она отказывается признать, что мы были, в основном, под руководством буржуазии и на её буксире, и мы потеряли власть над массами, дав им ложное представление, что мы находимся у власти и что мы такие же, как Жоао Гулар .

В результате идейного подчинения буржуазии мы в итоге попали на политику поддержки положительных действий Гуларта и борьбы с его отрицательными действиями. Это неправильно. И ошибка состоит — в данном случае — в выжидании инициативы буржуазии. Он состоит в том, чтобы ничего не делать, чтобы выйти из конформизма.

Речь идет не об отказе от единого фронта с буржуазией. Но одним из типичных условий этого союза является — с нашей стороны — борьба за то, чтобы гегемония принадлежала пролетариату, а пролетариат не отставал от буржуазии.

Тактика, с которой мы сражаемся, не заботится о таких вещах. Её огромное усилие, вдохновленное идеей, что мы являемся сдерживающей силой, имеет другое значение, оно значительно направлено на привлечение внимания к левому уклону.

На самом деле левизна была импровизированным результатом классовой иллюзии, которая не позволяла увидеть невозможность победить, доверившись буржуазии, вместо того, чтобы довериться борьбе за базис.

Возлагая на левизну главную ответственность за нашу ошибку, рассматриваемая тактика не преминула предпринять некоторые атаки на правое уклонение – хотя бы для приличия.

Единственный результат, которого она достигает  на этом пути, — это разделение рядов пролетариата на две фракции — левую и правую. Но это никого не убеждает. И хуже всего уклонение от рассмотрения главной причины нашей ошибки — потери чувства класса.

Отказываясь признать, что нашим величайшим злом является попытка беречь пуповину, привязанную к буржуазии, вышеупомянутая тактика боится принять за основную перспективу свержение диктатуры силой.

Эта перспектива конкретна, поскольку бразильские условия ясно показывают, что без применения силы свергнуть диктатуру невозможно. Даже перед лицом других альтернатив применение силы всегда будет необходимо, поскольку империализм США будет действовать насилием, когда почувствует угрозу своим интересам.

Приведенная нами тактика, однако, допускает изоляцию и дезагрегацию диктатуры до такой степени, что она становится бессильной применять насилие против народа и свергается без того, чтобы вооруженная борьба становилась основной формой действия.

Эта тактика принимает такое решение, потому что она продолжает питать иллюзии буржуазии и надеется, что из противоречий между господствующими классами выйдет благоприятный для народа исход, не прибегая к радикальной борьбе.

Не по какой другой причине вышеупомянутая тактика — уклонение от представления насильственного пути свержения диктатуры — настаивает на том, чтобы говорить о пути массовой борьбы. Это был бы указанный путь, ведущий диктатуру к поражению.

Всем известно, что говорить о пути массовой борьбы за свержение диктатуры сегодня самое элементарное и наименее спорное. Все хотят знать, каким будет этот путь.

Тактика, на которую мы ссылаемся, определяет путь массовой борьбы за свержение диктатуры как участие в выборах, протестах, забастовках и демонстрациях. Как высшее достижение этого пути, она проповедует всеобщую, национальную, политическую забастовку против диктатуры, не прибегая к вооруженной борьбе, народному восстанию или гражданской войне.

Таким образом, в нынешних условиях страны, по его мнению, возможна победа политического процесса — с выборами, забастовками, демонстрациями и протестами, в которых решительные действия масс будут осуществляться мирным путем.

Мы находимся здесь в полном царстве классовых иллюзий, не говоря уже о царствовании доктора Ф. Панглосс (1) .Такая иллюзия может быть объяснена только в силу той тактики, которую мы предпочитаем считать, что одна из фракций господствующих классов в конце концов сама обратится за помощью к пролетариату, чтобы избавиться от оппозиции или угрозы других фракций, а также в борьбе за политическое господство.

Таким образом, поражение диктатуры было бы результатом борьбы и руководства самой буржуазии или буржуазного сектора, которые в конечном итоге поддержали бы пролетариат и избежали кровопролития или насильственной борьбы.

Каким бы невероятным это ни казалось, изложенная здесь тактика также относится к вооруженной борьбе. И даже неоднократно настаивает на такой форме борьбы. Несмотря на это, у него есть одно предостережение. Речь идет о времени использования. Тактика на экране настойчиво уточняет, что к этой форме борьбы прибегать будут не сейчас, а лишь тогда, когда она станет своевременной и станет основной формой борьбы.

Такой подход к вопросу означает, что рассматриваемая тактика имеет целью сжечь последние патроны, чтобы добиться мирного свержения диктатуры, даже ценой идеологического подчинения пролетариата буржуазии.

Сорван, однако, путь мирного решения, только тогда — согласно разоблаченной тактике — наступит момент вооруженной борьбы.

Принимая такой критерий, эта тактика смешивает формы борьбы с тактическим путем.

Дело не в том, чтобы определить формы борьбы, перечислить их, выбрать, принимая одни и отвергая другие. Это не равно в принятии их всех.

Вопрос в тактическом пути, а этот путь состоит в том, чтобы знать, какое звено приведет к свержению диктатуры, с использованием массовых выступлений и укреплением самостоятельной позиции пролетариата.

Связью может быть только полевая работа, глубокое проникновение в бразильскую деревню, подготовка и развязывание крестьянской борьбы со всеми вытекающими из действий, противоречащих империализму и крупным поместьям.

Тактика, на которую мы ссылаемся, презирает роль крестьянина в борьбе против диктатуры именно из-за опасения радикализации политического процесса.

Вот почему — говоря о программе борьбы — она предъявляет только претензии, связанные с национализмом, демократическими свободами и интересами пролетариата. Крестьянские претензии опущены. Борьба за землю отнесена к моменту борьбы за революционную государственную власть.

Этот способ действия указывает на то, что упомянутая тактика верит только в городскую борьбу, а это подразумевает упорство в идее пустить пролетариат в борьбу без поддержки крестьянства, как это происходило до сих пор в бразильском революционном движении. Представленная здесь тактика не учитывает, что крестьянин является балансиром в Бразилии, как и во всей Латинской Америке.

Что касается вопроса о выборах, то указанная тактика оценивает его плохо и неправильно, потому что не доверяет пролетариату и падает ниц перед буржуазией и ее руководством.

Все видят, что путь к свержению диктатуры не может быть через выборы. И это тезис, доказанный опытом, вот, диктатура, применяя силу, то есть установленные и дополняющие действия, превратила выборы в комедию, не говоря уже о патомиме.

Однако рассматриваемая тактика предполагает, что выборы принесут частичные поражения, которые ослабят режим и ускорят его свержение. Средством для этого была бы поддержка сил, противостоящих диктатуре и заслуживающих доверия народа. Если это невозможно, то это будет означать пустое голосование и разоблачение предвыборного фарса.

Из этого вытекает нечто любопытное: упомянутая выше тактика по-прежнему не считает достаточными уже принятые диктатурой инструменты, которые делают выборы недействительными и закрывают возможности электорального выхода с участием и победой доверенных народом кандидатов. . И это очевидно, поскольку — как таковые — могут быть классифицированы только кандидаты, принятые диктатурой или преданные ей. К тому же только они могут избежать кассации и других фашистских законов и методов.

Ожидать, что от выборов, назначенных диктатурой, появится возможность нанести ей частичные поражения, ослабить режим, ускорить его свержение и возобновить демократический процесс — без настойчивой работы по разжиганию борьбы и, таким образом, к эффективному разоблачению нынешняя власть — значит загнать народ в тупик избирательных иллюзий. Что приведет пролетариат и массы к бесславному плаванию в водах кандидатов в диктатуру или тех, кто намерен спасти апрельские кварталы, испытав на своей плоти народное отвращение к правительству и его политике.

Упомянутая нами тактика не дает лучшего решения перед лицом проблемы престолонаследия и приведет революционное движение к еще одной громкой иллюзии или к застою в трясине буржуазной трусости.

Применительно к правительственным кризисам рассматриваемая тактика устанавливает позицию, основанную на том, что могут произойти новые перевороты.

Возможность новых афер реальна. Но вышеупомянутая тактика требует — в данном случае — вмешательства народных сил, чтобы предотвратить «реакционное решение» с усилением Каштелу или заменой заговорщиков.

Такая позиция свидетельствует о том, что эта тактика не считает Каштелу достаточно реакционным или достаточно сильным, что, однако, могло произойти при перевороте. Другой альтернативой «реакционного решения» — по-прежнему использующей ту же тактику — мог бы стать приход к власти новых заговорщиков.

Идеологической основой этой тактической позиции руководит иллюзия текущей ситуации и надежда на переживание самой буржуазией переворота, призванного упорядочить политическую обстановку и дать начало демократической эскалации.

Словом, те черты и стороны упомянутой нами тактики показывают, что пролетариат не имеет к ней никакого отношения и что — если бы он сделал ошибку, приняв ее, — он продолжал бы путаться и бродить туда и сюда, не руководство перед лицом постоянных институциональных и дополнительных действий военных, находящихся у власти.

Вот почему борьба с идейным подчинением пролетариата буржуазии и, следовательно, отказ от тактики, основанной на этом принципе, составляет основной элемент успешного завершения борьбы за свержение нынешней диктатуры.

Продолжение…

Добавить комментарий