“Красное крыло” оппозиции

Голос Вестника

Почему в стране, некогда имевшей столь весомый опыт жизни в социалистической общественно-экономической системе, имеющей опыт многих побед и достижений, свершившихся именно благодаря самому передовому общественному строю, “красные” до сих пор столь очевидно неуспешны? Попробуем провести краткий анализ – что из себя представляет в наше время “красное движение” на постсоветском пространстве, какие в нём есть основные направления и почему эти направления до сих пор не могут объединиться хотя бы в коалицию.

Сначала перечислим основные группы, на которые подразделяется “красная оппозиция”. Итак…

Ортодоксальные марксисты.

Название чисто условное и служит для того, чтобы отделить эту категорию “левых” от прочих, представители которых также признают марксизм и считают себя марксистами. В основе же мировоззрения ортодоксальных марксистов лежит следующая логическая цепочка – Советский Союз пал вследствие отхода его руководства от марксистских принципов, что привело к контрреволюционному перевороту и реставрации капитализма, о борьбе с которым нам оставлены товарищами К. Марксом, Ф. Энгельсом и В.И. Лениным подробнейшие инструкции. Следуя этим инструкциям, мы в конце концов совершим повторную Революцию.

Советские граждане.

Здесь точка сборки иная – Советский Союз потерпел поражение в “холодной” информационно-психологической войне с коллективным “Западом” и в настоящее время находится в состоянии капиталистической оккупации. С юридической же точки зрения СССР продолжает существовать, тогда как все новообразования на его территории абсолютно незаконны. В качестве основного метода национально-освободительной борьбы за освобождение СССР предполагается открытое непризнание оккупационной власти и массовый переход граждан в советское правовое поле.

Внутрисистемные левые.

Название, так же, как и в случае с ортодоксальными марксистами, носит условный характер и отражает, в основном, только суть тактики представителей данного кластера левой оппозиции. Внутрисистемные – потому, что намереваются для победы над системой использовать рычаги самой системы. То есть незатейливо выдвинуть своего кандидата на пост главы государства и обеспечить ему победу на “честном голосовании”. Сюда же можно причислить и КПРФ, которую в прессе обычно именуют “системной”. Идеологическая же составляющая у этой группы левых как правило, носит название “социализм”, но непременно с некоей добавкой. “Новый социализм”, “Настоящий социализм” и тому подобное… На деле же это всегда та или иная разновидность так называемого Боливарианского социализма – нежизнеспособной формации, при которой лидер государства безуспешно пытается сгладить непримиримые противоречия между трудящимися и угнетателями и в конце-концов становится ненавидимым и теми, и другими. Яркий пример – правление Альенде в Чили (1970-73 гг).

В этой статье мы будем, в основном, рассматривать две первые группы, поскольку обе они опираются на чётко сформулированную идеологическую платформу, тогда как у “внутрисистемных левых” роль идеологии, как правило, выполняют предвыборные программы их лидеров. Кроме того, существеннейшим фактором является то, что “советские граждане” и “ортодоксальные марксисты” предлагают нам революционный путь развития, тогда как представители третьей группы настаивают на приходе к власти исключительно “законным путём” с дальнейшей реформаторской деятельностью. Тем самым проводить сравнительный анализ относительно третьей группы весьма затруднительно – практически нет параллелей…

Итак, посмотрим каковы основные противоречия между первой и второй группой в стане “красной оппозиции”. Но для того, чтобы обозначить эти противоречия по существу, сначала кратко опишем, как наша нынешняя политико-экономическая ситуация складывалась хронологически. Здесь мы не будем рассматривать глубинные причины, приведшие Советский Союз к катастрофе – это тема для отдельного материала. Просто перечислим всем известные факты, так или иначе имеющие отношение к предмету разногласий между ортодоксальными марксистами и советскими патриотами.

Практически с первых дней существования советской государственности в её руководящие структуры устремились различного рода карьеристы и приспособленцы, среди которых затесалось немало и откровенных врагов нового строя. Это было совершенно закономерное явление, без которого не обходится ни одна страна, в которой меняется правящий режим. Одновременно зарубежные капиталистические спецслужбы начали искать способы внедриться в управляющий аппарат Страны Советов. Разумеется, те и другие вскоре “нашли друг друга” и Новая Страна оказалась опутана целой сетью заговоров с целью вредительства и, в конечном итоге, свержения правительства и захвата власти. Всё это не явилось неожиданностью для большевиков, поэтому сначала ВЧК, затем ГПУ и НКВД, достаточно успешно пресекали все эти попытки, и страна, несмотря на многие испытания и трудности, продолжала свой блистательный путь к Коммунизму. Но, успешно раскрывая антисоветские заговоры, большевики всё же не сумели остановить проникновение в партийные, советские и народно-хозяйственные руководящие органы беспринципных искателей “тёплого местечка” и высокого общественного положения.

Однако же это обстоятельство не было первое время критичным, поскольку компенсировалось противодействием ему – как “сверху”, со стороны высшего партийного и советского руководства, так и “снизу”, со стороны рядовых коммунистов и множества честных и неравнодушных беспартийных граждан.

Но всё изменила война…

На фронтах Великой Отечественной гибли лучшие, а те из них, кто не мог по здоровью быть на передовой, губили это самое здоровье в тылу, изо всех сил стараясь помочь фронту. В то же самое время всевозможные приспособленцы всеми путями старались избежать передовой и остаться в тылу. Причём, отнюдь не для того, чтобы работать на износ. Нет, они старались занять местечко “потеплее”, причём, многие ещё и наживались на злоупотреблении своей должностью. В результате за четыре военных года произошла самая настоящая отрицательная селекция – война буквально выкосила лучшие кадры, а на их место пришли многие из тех, кого на километр нельзя было подпускать к партийной и руководящей работе. То же самое произошло среди рядовых тружеников. Самые честные, неравнодушные и принципиальные усеяли своими костьми землю от Волги до Берлина, а те из них, кто всё же вернулся, всё равно продолжали умирать от полученных ран и вследствие подорванного в окопах здоровья…

Дальше происходило то, что и должно было происходить. Страна продолжала развиваться благодаря первоначальному импульсу, но её руководство, так же как и большинство населения, всё меньше хотело давать стране и всё больше жаждало получать. Путь к Коммунизму, по определению требующий борьбы и связанных с ней неизбежных “неудобств”, уже не казался привлекательным для тех, кто был “отобран” отрицательной селекцией. Вскоре с высокой трибуны было провозглашено, что-де у нас теперь “развитой социализм”, подразумевая под этим то, что, мол, всё, мы пришли, дальше лезть, конечно, можно, но вовсе не обязательно. И плохо знающее основы марксизма население проглотило эту несуразицу. Ведь оно не понимало того, что социализм – это в сущности просто процесс перехода от капитализма к коммунизму, и любая остановка на этом пути уже означает шаг назад! Также в качестве буквально самой важной цели было объявлено “мирное сосуществование двух систем”, и началась убийственная для нашей страны “борьба за мир во всём мире”. При этом классовая борьба под предлогом того, что “у нас теперь бесклассовое общество”, была незатейливо отменена, а термин “враги народа” всячески ошельмован и дискредитирован… Разумеется, отход от основных принципов марксизма нашёл выражение и в экономике, в которую были привнесены некоторые элементы, свойственные капиталистической системе.

На этом фоне в недрах “развитого социализма” закономерно начала развиваться, жиреть и входить в силу всякая нечисть. Процветал криминал, рос “чёрный рынок”, возник целый, вполне капиталистический, теневой сектор экономики. Ведь классовую борьбу нельзя отменить указом сверху и, казалось бы, изжитый класс буржуазии стремился возродиться, пусть пока и подпольно… И что хуже всего,  вся эта нечисть быстро нашла общий язык с нечестными представителями партийного руководства сначала на местах, а потом и в его высших эшелонах. В стране начал накапливаться самый настоящий частный капитал, но в рамках социалистической системы его обладатели, конечно же, не могли им “воспользоваться, как подобает”.

А что же представители той, второй системы, с которой послевоенное советское правительство вознамерилось “мирно сосуществовать”? Если сравнить художественную литературу и кинопродукцию на “шпионскую” тему о довоенном и послевоенном периоде, то можно подумать, что до Великой Отечественной западные спецслужбы сплошь занимались организацией диверсий и вредительства, да создавали антисоветские организации, а в в послевоенное время резко перешли к “обычной” разведывательной деятельности, направленной исключительно и только на выведывание военных и военно-промышленных секретов. Однако же мы уже знаем, что всё это было далеко не совсем так. Предатели в первое время после крушения СССР наперебой хвастались своими “подвигами” и много о чём проговорились. Но и без этого понятно, с чего бы это те же самые спецслужбы тех же самых капиталистических стран отказались бы от того, чем они занимались практически всегда?! Вот только именно тогда, во времена позднего СССР, у них всё, наконец-то, начало по-настоящему получаться.

Интересы обладателей теневого капитала и интересы западных разведывательно-подрывных структур совпали практически полностью. При этом уже не надо было специально формировать тайные антисоветские организации. В стране уже существовали готовые сети криминальных кланов, завязанные на “своих людей” в государственном руководстве всех уровней. И идею демонтажа сдерживающей их социалистической общественно-экономической формации они восприняли просто с восторгом.

Что было дальше, нам всем очень хорошо известно…

Из всего этого понятно и то, что многие, если не все, “врождённые недостатки социализма”, которые нынче так любят смаковать антисоветчики, не есть врождённые, да и к социализму они в общем-то не имеют никакого отношения. Они лишь следствие деятельности тех, кто в те времена уже хотел капитализма и результата искажения ими социалистической экономики. Можно даже сказать, что это недостатки как раз капитализма, который противоестественно вклинился в социалистическую систему.

Так что же, в свете вышеизложенного можно сказать о коренном противоречии между ортодоксальными марксистами и советскими патриотами? И такое уж ли оно “коренное”?

Одни утверждают, что в стране произошла контрреволюция и реставрация капитализма, другие,  что страна потерпела поражение в психо-информационной “холодной” войне и сейчас находится в состоянии оккупации геополитическим противником, осуществляющим её через посредство коллаборационистского колониального туземного “правительства”. Марксисты считают, что Советский Союз был разрушен руками перерожденцев-контрреволюционеров. Советские граждане указывают на явное иностранное вмешательство и огромные финансовые средства, которые иностранные государства выделяли на подрывную деятельность в СССР.

Кто из них прав?

Весь этот спор на тему “контрреволюция или оккупация” на самом деле подобен выяснению пресловутого вопроса “курица или яйцо”. На самом деле и те, и другие правы в пределах того, что они утверждают. И неправы в том, что они с негодованием отрицают. Контрреволюционный заговор по определению не мог развиваться без участия иностранных спецслужб, усилия которых с первых дней существования Советской Власти были направлены именно на создание такого заговора. Но эта “агентурная агрессия”, разумеется, была бы обречена на неуспех, если бы в стране не было сил, кровно заинтересованных в крушении социализма. Внутренняя контрреволюционная сила и иностранное вмешательство вовсе не антонимы! Они лишь два аспекта одного и того же явления – классовой борьбы, которая с момента возникновения первого социалистического государства перестала быть только внутренним делом этой страны, поскольку уже затрагивала интересы всего капиталистического мира как такового. Вместе с тем и назвать эту борьбу чисто внешним явлением было бы глубоко ошибочным. Это борьба за выживание между капитализмом и коммунизмом, между старым и новым, между прошлым и будущим…

И потому совершенно напрасно советские патриоты напрочь отказываются признавать тот неоспоримый факт, что в ранее бесклассовом обществе возник “новый-старый” класс – буржуазия, и этот класс теперь правящий. Также и ортодоксальные марксисты зря в упор не видят того, что контрреволюционный переворот немедленно привёл страну к поражению к действительно имевшей место быть “холодной” войне, ведущейся в том числе и психо-информационными методами. В результате одни пренебрегают необходимостью единения со “своим” классом, в котором они только и могут получить опору и поддержку, а другие ищут в трудах классиков марксизма рецепты сокрушения капитализма, не понимая, что капиталистические отношения в проигравшей войну стране отличаются от “классических”, поскольку служат своего рода аналогом оккупационного режима и основаны, в конечном итоге, исключительно на утилизации всего огромного наследия СССР.

Марксисты не понимают, что живут в постсоветском социуме, и рабочий класс в нём не “сферический в вакууме”, а именно постсоветский рабочий класс, сохранивший многие, как плохие, так и хорошие свойства “среднего советского рабочего”. Но и советские патриоты, пытаясь “разбудить в людях советское самоосознание”, игнорируют и десятки лет, прожитые этими людьми при капитализме, и то, что многие уже повзрослевшие люди попросту вообще не знают, что такое советский социализм.

Одни не видят того, что уже не могут выражать интересы некоего абстрактного “советского народа”, так как народ давно утратил монолитность и выражать теперь надо уже интересы только и исключительно трудового народа. Другие не хотят признать того, что в нашей инфернальной капиталистической системе они имеют дело с именно деградирующим пролетариатом, впереди у которого только практически поголовный переход в люмпен-пролетариат, который в свою очередь будет непременно “утилизирован” вместе с остатками некогда могучей страны.

Спор между марксистами и советскими патриотами  доводит тех и других до крайностей, граничащих с абсурдом. Первые порой скатываются в самый настоящий антисоветизм, вторые, бывает, доходят в своих высказываниях до отрицания марксизма как такового. Для доказательства не столько своей правоты, сколько неправоты оппонентов, обе стороны то и дело “натягивают сову на глобус”, порождая совершенно нелепые тезисы и целые концепции. Глупое противостояние между этими двумя группами “красных” привело к тому, что в результате те и другие попросту косплеят: одни – революционеров времён поздней Российской Империи, другие – руководящие органы Советского Союза. Встав на путь отрицания, обе эти группы в равной степени страдают ограниченностью своих представлений и потому ни одна не может выработать по-настоящему реалистичной стратегической концепции, могущей привести всех нас к Победе. Неважно  к победе чего – Революции или Национально-освободительной войны советского народа. Для всей нашей территории это буквально одно и то же…

Если взять за основу “советскую” позицию, то мы видим, что государственные структуры Советского Союза прекратили своё существование и тем самым не могут взять на себя руководство национально-освободительной борьбой. Их нужно полностью формировать заново, причём это станет в полной мере возможным только в результате победы в борьбе за восстановление СССР. Практически всё нужно создавать и отстраивать заново. То есть по своей структуре и значению Национально-освободительная война советского народа не имеет кардинальных отличий от собственно революции.

Но если принять за точку отсчёта утверждение, что у нас в 1991-м произошла контрреволюция, то есть возврат к капитализму, то сейчас мы, получается, должны, так сказать, “вернуться в будущее” – снова к социализму. Иначе говоря это будет не “революция”, а “контр-контрреволюция”, восстанавливающая в общих чертах основные формы того, что разрушили контрреволюционеры. Но тогда, чем таким особенным это отличается от национально-освободительной войны советского народа?!

Понятно, что с какой точки зрения ни посмотри, в итоге наших усилий мы получим социализм, и этот социализм будет построен на основе опыта наших предшественников, а значит, это будет социализм именно советского образца. Но в любом случае, конечно же, это не будет “тот же самый” советский социализм. Будут учтены ошибки и ликвидированы намеренные искажения, внедрены происшедшие за весь постсоветский период достижения науки и техники и взята поправка на текущие политико-экономические обстоятельства, в которых все мы находимся.

И, если охарактеризовать стоящую перед нами задачу вне парадигмы происходящего спора “о курице и яйце”, то можно сказать, что наша цель – Ресоветизация, в идеале всей  территории СССР – всего постсоветского пространства.

Не национально-освободительная борьба и не революция…

Ресоветизация!..

* * *

В заключение скажем несколько слов о “третьем пути” – о внутрисистемной левой оппозиции.

Конечно, в современной системе буржуазной демократии, особенно в тех вариантах, что существуют на постсоветском пространстве, все “непредусмотренные” кандидаты неминуемо отсеиваются уже на стадии регистрации. Да и среди допущенных к выборам кандидатов всегда уже есть заранее известный “победитель”. Вместе с тем, мы знаем, что в истории были прецеденты прихода к власти кандидата-социалиста, за примерами далеко ходить не надо – возьмём Венесуэлу… Скажем так, что при определённых обстоятельствах в кризисный момент иногда такие вещи происходят. Но из всего опыта Боливарианского социализма понятно, что, придя к власти, президент-социалист обнаруживает, что теперь у него руки не развязаны, а, наоборот, он связан буквально по рукам и ногам. И потому даже решительная победа представителей “третьей группы левых” ещё не есть Победа. Дальше нужно выбирать: или попытка реформаторской деятельности с предсказуемо печальным финалом, или нужно решаться на путь революционного преобразования системы как таковой.

Внутрисистемные левые многочисленны, они имеют хороший организаторский опыт, приобретённый ими на уличных акциях, и на самом деле они заключают в себе немалый потенциал. Вполне возможно, что люди идут к ним, именно не видя альтернативы, ведь ограниченно-сектантский подход прочих “красных” направлений не привлекателен именно в силу своей ограниченности.

И надо полагать, что если первая и вторая группы сумеют договориться, то расстановка сил в стане “красных”  изменится самым что ни на есть кардинальным образом.

Добавить комментарий