О фашизме всерьёз

Голос Вестника

Нам и без того несладко жилось. А тут ещё как-то холодно стало. Как будто сквозняком потянуло из всех щелей наших жилищ… Но если бы мы посмотрели на то, что творится вокруг нас, в нашей многострадальной, растерзанной и расчленённой стране, в соседних с ней государствах, да и по всему нашему Земному Шару, то сразу бы поняли – никакой это не сквозняк! Это самый настоящий ветер. И не просто бриз там какой-нибудь, а могучий и всё крепнущий Ветер Больших Перемен…

А что, собственно, происходит? Да просто Мировой Экономический Кризис наступил. Что это такое? Давайте посмотрим, что нам по этому поводу говорит Большая Советская Энциклопедия:

Экономические кризисыфазы капиталистического цикла, во время которых происходит насильственное восстановление нарушенных в ходе развития капиталистической экономики основных пропорций воспроизводства. Э. к. проявляются в абсолютном падении производства, сокращении капитальных вложений, росте безработицы, увеличении количества банкротств фирм, падении курса акций и других экономических потрясениях

Вот именно всё это – падение производства, банкротства, безработицу и тому подобное  мы сейчас и наблюдаем. И много чего ещё на само деле, но об этом позже. Сначала разберёмся в общих чертах, почему это всё происходит. Читаем там же:

“…Поскольку производство товаров переходит границу, поставленную узкими рамками платёжеспособного спроса населения, Э. к. приобретает характер всеобщего перепроизводства товаров и перенакопления капитала.”…

То есть в погоне за прибыльностью капиталисты стараются снизить издержки, к числу которых причисляется и заработная плата тем, за счёт чьего труда они и живут так шикарно. И это у них с блеском получается! “Работодатели” уменьшают заработную плату или заставляют за те же деньги работать гораздо больше, сокращают рабочие места, переводят всех на “договорную систему”, лишая тем самым “социального пакета”… И, вроде бы, всё в результате у буржуев хорошо, издержки снижаются, но… Но почему-то их товары перестают покупать, услуги не пользуются спросом и, казалось бы, ещё вчера очень рентабельные фирмы сегодня оказываются обанкроченными. В чём дело?! Да просто в результате “снижения издержек” у населения тупо не стало денег на все эти товары и услуги! Жадные “эффективные собственники” забыли о том, что если ты перестанешь платить своему работнику, то ему не на что будет купить товар в твоём магазине. “Где покупатели, куда они делись”?! Да вот же они – стоят в очередях возле “Бюро занятости” в надежде найти работу, копаются в мусорных баках в поиске съедобной” просрочки”, а то и пополнили уже собой “штат” лежащих на кладбище… И это ты их всех туда переправил! “Креативный бизнесмен” хренов…

Так капиталисты буквально пилят сук, на котором сидят. Но с наступлением кризиса они, разумеется, отнюдь не становятся альтруистами. Суть капитализма в том, что все проблемы решаются только и исключительно за счёт трудящихся, а не, упаси боже, за счёт “солидных людей”. Вот и во времена кризиса, который с наступлением глобализации экономики неизбежно принимает мировые масштабы, “приличные люди” ищут способы переложить свои проблемы на плечи тех, кого они и так обездолили:

“…Империалистические круги пытаются переложить всю тяжесть кризиса на плечи трудящихся. Для этого им нужен фашизм.”… (Георгий Димитров. Доклад на VII Всемирном конгрессе Коммунистического Интернационала 2 августа 1935 года)

Да, фашизм – это старый, ещё в прошлом веке успешно опробованный, способ выйти из глобального кризиса. Буржуи, кроме всем известного германского нацизма, обкатали много его разновидностей. Франко, Перон, Пиночет, “чёрные полковники” – всё это иногда так и называют – “парад фашизмов”. “Но ведь это было только в отдельных странах, а не во всём мире. Да и то, что сейчас происходит, как-то не похоже фашистский переворот” – так сейчас думают многие. Предоставим же слово снова Георгию Димитрову:

“…Нельзя, товарищи, представлять себе приход фашизма к власти так упрощенно и гладко, будто какой-то комитет финансового капитала решает такого-то числа установить фашистскую диктатуру. В действительности фашизм приходит обыкновенно к власти во взаимной, подчас острой борьбе со старыми буржуазными партиями или с определенной частью их, в борьбе даже в самом фашистском лагере, которая иногда доходит до вооруженных столкновений, как это мы видели в Германии, Австрии и других странах. Все это, однако, не ослабляет значения того факта, что до установления фашистской диктатуры буржуазные правительства обычно проходят через ряд подготовительных этапов и осуществляют ряд реакционных мероприятий, помогающих непосредственно приходу фашизма к власти”… (Классовый характер фашизма)

Например такие мероприятия, как ограничение свободы передвижения под предлогом “карантинных мер”. Или введение “сертификатов вакцинирования” и “ковид-паспортов”, без которых даже в магазине ничего не купишь… Особые полномочия для силовых и фискальных структур, придание “особым распоряжениям” местной и прочей власти силы закона… И т. д… И т. п… И всё это, как мы знаем, в разных странах по-разному. Где-то “почти свобода”, а где-то уже и в концлагеря людей помещают. Где-то ещё сохранилась власть правительства и парламента, а где-то уже всем распоряжаются некие организации, выполняющие прямые инструкции и распоряжения ВОЗ.

“…В одних странах, преимущественно там, где у фашизма нет широкой массовой базы и где борьба отдельных группировок в лагере самой фашистской буржуазии достаточно сильна, фашизм не сразу решается ликвидировать парламент и сохраняет за другими буржуазными партиями, а также за социал-демократией известную легальность. В других странах, где господствующая буржуазия опасается близкого взрыва революции, фашизм устанавливает свою неограниченную политическую монополию либо сразу, либо все более усиливая террор и расправу со всеми конкурирующими партиями и группировками. Это не исключает попыток фашизма в момент особого обострения своего положения расширить свою базу и, не меняя своей классовой сущности, сочетать открытую террористическую диктатуру с грубой фальсификацией парламентаризма.”… (Классовый характер фашизма)

Фашизм… У нас это слово обычно ассоциируется с эсэсовцами, марширующими под флагом со свастикой, да бесноватым “фюрером”, выкрикивающим отрывистые слова на трибуне. Но на самом деле есть целый ряд определений для этого понятия. Правда, большинство из них носят чисто описательный характер и не отражают самой сути фашизма. И если использовать их, то запросто можно заподозрить, что, например, в Швейцарии вот уже который век как процветает фашистская диктатура, хотя это и совершенно очевидно не так. Потому и ссылаться мы будем лишь на определение Г. Димитрова, в котором отражён самый коренной критерий этой формы власти капиталистов. Многие его знают, но, всё же, не лишним будет привести его здесь ещё раз:

“…Фашизм у власти есть… открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капиталаФашизм — это не форма государственной власти, которая будто бы «стоит над обоими классами — пролетариатом и буржуазией»… Это не «восставшая мелкая буржуазия, которая захватила государственную машину»… Нет. Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции.”… (Классовый характер фашизма)

Итак, фашизм – это открытая террористическая диктатура финансового капитала. Что такое финансовый капитал мы все знаем. Это слитый воедино банковский и промышленный капитал:

“…Финансовый капитал – капитал, образовавшийся в результате слияния промышленных и банковских монополий. Его возникновениеодин из основных признаков Империализма Сращивание банковских и промышленных монополий происходит в различных формах, что связано с новыми операциями банков в эпоху империализма: ведение текущих счетов, осуществление расчётов и платежей клиентов, краткосрочного и долгосрочного кредитования, трастового дела, взаимного участия в акционерном капитале (см. Система участия) и личной унии (См. Личная уния). Наиболее тесные связи промышленных и банковских монополий осуществляются через совместное владение ценными бумагами”… (БСЭ)

Например:

“…Госкомпания Сбербанк владеет автосборочным заводом «Дервейс» в Черкесске, строительными компаниями «Красная Поляна», «Рублёво-Архангельское и др.“…

И тут надо, сказать, что это самое “…и др.” выглядит достаточно представительно:

“…Крупнейшие дочерние предприятия компании:

АО «Сбербанк Управление Активами» — управляющая компания, крупнейший игрок в России на рынке коллективных инвестиций. Управляет активами крупнейших НПФ, страховых компаний, ПИФов, банков, частных инвесторов, а также государственными средствами.

ЗАО «Сбербанк КИБ» — компания, занимающаяся корпоративно-инвестиционной деятельностью, является одним из крупнейших маркетмейкеров на российском фондовом рынке. Возникла после покупки и интеграции компании «Тройка Диалог» в 2012 году. Основные направления бизнеса компании — это корпоративное кредитование, оказание инвестиционно-банковских услуг, документарный бизнес, операции с ценными бумагами и инвестиции.

ООО СК «Сбербанк страхование» — страховая компания, является одним из лидеров на российском рынке страхования имущества. Предоставляет широкий спектр страховых услуг в сегменте страхования жизни и имущества.

АО «Сбербанк лизинг» — лизинговая компания, входящая в тройку крупнейших по объёму портфеля. Региональная сеть насчитывает более 40 филиалов в крупнейших городах России и стран СНГ.

ООО «Сбербанк Капитал» — инвестиционная компания, реализующая проекты в области недвижимости, угольной промышленности, автомобильной промышленности, топливно-энергетической промышленности, развития транспортной системы и пр.

ЗАО «Сбербанк-АСТ» — национальный оператор для проведения электронных аукционов. Проводит электронные процедуры для компаний с государственным участием, а также предоставляет электронные площадки для крупных корпоративных клиентов.

АО «НПФ Сбербанка» — негосударственный пенсионный фонд, один из лидеров пенсионного страхования в России с клиентской базой более 3 млн человек.

ООО «Центр недвижимости от Сбербанка» — компания создаёт сервисы в сфере недвижимости и ипотечного кредитования. Один из самых масштабных проектов — портал «Домклик», который является онлайн-площадкой для поиска недвижимости в целях приобретения.”…

Уже просто какое-то “государство в государстве”, не правда ли? И до того, чтобы стать государственной властью в полном смысле этого слова, этому представителю финансового капитала остался лишь шаг… Например такой:

“Сбербанк в 2019 году планирует реализовать проект, в рамках которого сотрудники отделений будут выполнять функции работников многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ), начиная от выдачи российского паспорта и заканчивая регистрацией квартиры. Об этом сообщил журналистам вице-президент Сбербанка Андрей Шаров в рамках нулевого дня Восточного экономического форума (ВЭФ)”…

Но это ещё когда было! А сегодня уже читаем на официальном сайте “Сбера”:

“…За какими документами можно прийти в Сбербанк: Паспорт. Загранпаспорт. Прописка. Водительское удостоверение. Регистрация на портале госуслуг. СНИЛС. ИНН. Справки МВД для трудоустройства.”…

И не только! “Сбер” уже уверенно влезает в процесс всеобщего образования:

“Сбербанк планирует запустить образовательную платформу для обучения детей. Она уже проходит закрытое тестирование в 15 российских школах, но уже в этом году к ней подключится более 100 образовательных организаций. Об этом на встрече с министром просвещения Сергеем Кравцовым рассказал глава Сбербанка Герман Греф”…

Пробирается в медицину:

“…Сбербанк обозначил электронную медицину как одно из приоритетных для себя направлений, не относящихся напрямую к банковским услугам. В 2017 году банк сделал первые шаги в этой области, а с 2018 года начал обеспечивать своих клиентов первыми цифровыми медицинскими сервисами”…

Да и вообще намерен взять под свой полный контроль буквально все наши системы жизнеобеспечения. Именно этот шаг и будет отделять то положение, когда Сбербанк уже не просто часть государственной власти, а буквально становится “вместо государства”. Речь идёт, конечно же, о так называемых “экосистемах”, тесно связанных с проектом “умных городов”, в которых финансовый капитал берёт под свой контроль всю жизнь каждого человека и ставит его в полную зависимость от своей воли. И недаром мощная активизация воплощения этих проектов “как бы случайно” совпала с началом раздувания истерии по поводу псевдопандемии “коронавируса”. Как считает финансовый консультант Евгений Марченко:

“…Словосочетание «цифровой тоталитаризм» определенно можно считать одним из главных мемов 2020 года — в контексте мер, предпринятых властями самых разных стран по борьбе с коронавирусом и под предлогом таковой, этот сценарий будущего стремительно стал воплощаться в настоящем. Роль цифровых экосистем в этом процессе, похоже, сложно переоценить, поскольку их возможности оказалось очень легко интегрировать в стремление правительств знать о своих гражданах практически всё.”…

Таким образом “круг замкнулся”, под предлогом “карантинных мер” у людей отбирают последние права и свободы, превращая в бессловесный рабочий скот,  “Умный город” берёт их под тотальное наблюдение, а “экосистема” ставит в полную зависимость от своих услуг, предоставляемых безальтернативно и только на основе безналичного расчёта.

“…Фашизм обещал рабочим «справедливую заработную плату», а на деле принес еще более низкий, нищенский уровень жизни. Он обещал безработным работу, а на деле принес еще более тяжелые муки голода, рабский, принудительный труд. На деле он превращает рабочих и безработных в бесправнейших париев капиталистического общества, разрушает их профессиональные союзы, лишает их права стачек и рабочей печати, насильно загоняет их в фашистские организации, расхищает фонды их социального страхования, а фабрики и заводы превращает в казармы, где царит безудержный произвол капиталистов.”… (Г Димитров. Что несет массам победивший фашизм?)

И в этот раз не будет колонн штурмовиков, марширующих с факелами, не будет никаких “фюреров” и “дуче”. Мир уже сильно ушёл вперёд, и технический  прогресс позволяет применить куда более совершенные и надёжные формы тотальной диктатуры финансового капитала. Террор (запугивание населения) нынче осуществляется не зверствами боевиков, а посредством истерии, раздуваемой в информационном пространстве вокруг мнимых угроз. И если вы окажетесь неугодны этой власти, то будете моментально “опознаны” системой наблюдения “умного города” и программное обеспечение его цифровой платформы без участия человека автоматически “отключит”  вас от “экосистемы”. Вы не сможете купить еду и лекарства, не получите медицинской помощи, вас не пустят в общественный транспорт, а права на вождение личного окажутся без объяснения причин “недействительными”. Ведь всё это вам предоставляет только “экосистема”, ставшая для вас всем – и государством, и работодателем, и источником жизнеобеспечения вообще! Работай сколько скажут, ешь то, что дают, и не возмущайся, а не то…

Это если без подробностей, но даже поверхностный взгляд на то, что предпринимается сейчас крупным финансовым капиталом во всём мире, позволяет сделать вывод – нас буквально хотят низвести до уровня животных, и у всех трудящихся сегодня попросту нет будущего.

Причём, это цифровое рабство” будет только для тех, кому повезёт остаться в живых после проведения массового сокращения населения, проводящегося сейчас под видом вакцинации. По мнению капиталистов сейчас живёт слишком много людей, столько рабов им не нужно. Вот только так ли уж “повезёт” – это ещё вопрос. Неизвестно, что хуже – смерть или полное расчеловечивание в “новом дивном мире” бесправия и тотального контроля…

“…фашизм — это свирепейшее наступление капитала на трудящиеся массы; фашизм — это безудержный шовинизм и захватническая война; фашизм — это бешеная реакция и контрреволюция; фашизм — это злейший враг рабочего класса и всех трудящихся!”… (Г. Димитров. Классовый характер фашизма)

Впрочем, сейчас пока ещё ничего не решено, пока ещё капиталисты только проводят подготовительные мероприятия для планируемой ими современной и сверхтехнологичной версии фашизма. В одних странах, например, в Китае переход к открытой террористической диктатуре почти завершён, в других находится на различных стадиях подготовки. И именно сейчас наступает тот самый момент, который нам ни в коем случае нельзя упускать! С одной стороны мы уже видим, к чему всё идёт, и можем действовать планомерно и осознанно, с другой – прежние институты буржуазной демократии уже ослаблены, а режим прямого диктата финансового капитала ещё не вошёл в силу. Не говоря уже о том, что в стане буржуазии в связи с перераспределением властных полномочий присутствуют немалые противоречия между “старым” и “новым” кластерами управленцев. И вполне возможно, что в скором времени они сцепятся в смертельной схватке за “тёплое местечко у кормушки”.

“…Кто не борется на этих подготовительных этапах против реакционных мероприятий буржуазии и против нарастающего фашизма, тот не в состоянии помешать победе фашизма, а, наоборот, облегчает ее.”…  (Г. Димитров. Классовый характер фашизма)

С чего начинать борьбу? Разумеется, с объединения всех здравых людей, общественных и политических течений на как можно более единой организационной основе. Но единство достаточно разных сил, пусть и имеющих общую цель, достижимо лишь тогда, когда оно формируется вокруг наиболее сознательного и наиболее монолитного ядра, состоящего из людей, хорошо понимающих сущность и природу противника.

Левобуржуазные и прочие сторонники демократии, правозащитники, национал-патриоты, к сожалению, не признают или не понимают классовой сущности фашизма как явления и потому часто склонны бороться лишь с симптомами “болезни”, а не с её причиной.

Представители коммунистические течений, наоборот, как правило, хорошо разбираются в классовых вопросах. Но после развала Советского Союза коммунистическое движение как на “постсоветском пространстве”, так и в остальном мире пребывает в состоянии идеологического разброда и организационной разрозненности. Есть даже такие “коммунистические” движения, которые поддержали меры, предпринимаемые капиталистами на подготовительном этапе фашизации. Немало и экзотических течений, причём не все из них выстраивают свою идеологическую платформу на основе марксизма.

Поэтому можно утверждать, что “стержнем” антифашистских сил в наше время могут стать только те коммунисты, которые, признавая опасность прихода глобальной фашистской диктатуры, понимают, что коммунистическая партия – это не “партия коммунистов”, а партия рабочего класса. И это очень важно, ведь:

“…Предотвращение победы фашизма зависит прежде всего от боевой активности самого рабочего класса, от сплочения его сил в единую борющуюся против наступления капитала и фашизма боевую армию. Пролетариат, установив своё боевое единство, парализовал бы воздействие фашизма на крестьянство, мелкую городскую буржуазию, на молодежь и интеллигенцию, сумел бы одну часть их нейтрализовать, другую — перетянуть на свою сторону.”… (Г. Димитров. Неизбежна ли победа фашизма?)

При этом надо учитывать и тот факт, что в наше время, почти через сто лет после VII конгресса Интернационала, мы имеем дело не просто с  одной из форм фашизма, а буквально с “фашизмом второго поколения”. И эта новая формация диктатуры финансового капитала имеет существенные отличия от тех её форм, которые мы видели в прошлом веке.

Первое и самое заметное отличие новой формации диктатуры финансового капитала, конечно же, в том, что она осуществляется не в отдельных странах, а сразу в общемировом масштабе.

Отсюда и второе отличие – новый фашизм не опирается на некую демагогическую идеологию, например националистической направленности.

Вместо неё глобальный фашизм использует сразу массированный террор, запугивая население целым рядом вымышленных или малозначительных, но непомерно преувеличиваемых, угроз, таких, как “всемирное потепление” (“похолодание”), “международный терроризм”, “смертоносная пандемия” и тому подобное. Эти угрозы фашизаторы используют как оправдание достаточно жестких ограничений всех ранее присутствовавших прав и свобод, закрепляя таким образом свой ничем не ограниченный диктат. И в этом третье отличие новой стадии развития фашизма – упор в первую очередь на информационный террор. И только во вторую и третью – на административный и силовой…

Такая характеристика делает для фашизаторов совершенно излишней массовую поддержку среди широких слоёв населения. Вместо идеологии, как говорилось выше, у него информационный террор, а значит – “кто испугался, тот и поддержал”.  Фашизм сегодня не использует “пряник”, в руках у него только “кнут” массового запугивания населения, и этого ему на данный момент вполне и совершенно достаточно. Таким образом, четвёртое отличие состоит в том, что современный фашизм не нуждается в социальной базе.

Отсюда, и совершенно парадоксальное свойство – новый фашизм не порождает, собственно, фашистов в привычном для нас значении этого термина. Вместо них он использует уже существующие государственные структуры плюс “рекрутирует” для достижения своих целей массу работников, занятых в частных предприятиях, вменяя им в обязанность требовать от людей выполнения неких правил, установленных высокопоставленными фашизаторами. В этом состоит его пятое отличие от всех нам известных его формаций.

И потому новый фашизм как бы обезличен, он не нуждается в харизматичных “фюрерах”. Это и есть шестое отличие  “модерновой” версии фашизма от всех его прежних “инкарнаций”. Сегодня мы имеем дело с некоей, как бы невидимой, силой, присутствующей чуть ли не везде, но нигде не проявляющей себя открыто. Крупный монополистический финансовый капитал, ставший в наше время общемировым и потому по определению вненациональным, использует свои уже выстроенные структуры и “цепочки влияния” в государственных органах практически всех существующих стран для осуществления своих планов, сам оставаясь как бы невидимым и недосягаемым…

Разумеется, как мы видим, все эти отличия носят весьма существенный характер. И потому мы не имеем возможности механистически использовать прежние рекомендации как шаблон для выстраивания стратегии и тактики нашей борьбы. Мы непременно должны использовать имеющийся опыт, он бесценен и достался очень дорогой ценой, но подходить к нему необходимо взвешенно и творчески.  Логика развития производительных сил сделала мировую экономику глобальной, и ныне она представляет из себя единую, хотя всё ещё не монолитную, систему. И сегодня любое капиталистическое государство, воспротивившееся мировому процессу фашизации и решившее оставаться в рамках буржуазной демократии, быстро и неизбежно будет обескровлено “отключением” его от механизмов “мирового рынка”. Ведь на этом поле мировой финансовый капитал не просто игрок, а уже как бы “играющий арбитр”, имеющий возможность по своему усмотрению менять правила по ходу игры.

Поэтому в наше время эффективно сопротивляться подготовительным процессам, проводимым фашизаторами, оставаясь в рамках капиталистической парадигмы невозможно в принципе. Капитализм – топливо для фашизма и потому бессмысленно “забрасывать огонь дровами”. Это вполне могло сработать в прошлом веке, когда “дрова” были ещё “сырыми”, но в наше время естественный процесс глобализации “высушил” капитализм уже полностью…

А, значит, мы можем рассматривать борьбу с фашизмом только и не иначе как в общем контексте революционной борьбы как таковой. Иначе говоря, в наше время коммунисты должны не “вынужденно отвлекаться” на борьбу с угрозой фашизма, а именно использовать эту угрозу как основу единения трудящихся и всех здравых сил для борьбы с коренной причиной возникновения фашизма – давно “пережившим” своё время капитализмом.

“…Так фашизм, появившись в результате упадка капиталистической системы, действует в конечном итоге как фактор ее дальнейшего разложения. Так фашизм, беря на себя обязанности похоронить марксизм, революционное движение рабочего класса, сам в результате диалектики жизни и классовой борьбы ведет к дальнейшему развитию тех сил, которые должны быть его могильщиками, могильщиками капитализма”… (Г. Димитров. Фашизм — свирепая, но непрочная власть)

Разумеется, коммунисты не должны в этой борьбе отказываться от совместных действий с прочими силами антифашистской направленности. Противник силён и на сегодняшний момент имеет очень прочные позиции. Да и преимущество нападающей стороны пока находится безраздельно в его распоряжении. И для эффективного противодействия необходимо сложение усилий всех антифашистов.

“…Коммунисты, конечно, не могут и не должны ни на минуту отказываться от своей самостоятельной работы по коммунистическому просвещению, организации и мобилизации масс. Однако в целях обеспечения рабочим пути к единству действий необходимо одновременно добиваться как кратковременных, так и длительных соглашений о совместных выступлениях с социал-демократическими партиями, реформистскими профсоюзами и другими организациями трудящихся против классовых врагов пролетариата.”… (Г. Димитров. Содержание и формы единого фронта).

И в этом отношении постоянная задача всех коммунистов-антифашистов – разъяснять представителям союзных нам сил сущность явления, с которым мы боремся, показывая бесперспективность купирования симптомов при сохранении вызвавшей их болезни. Мы должны понимать, что сегодня невозможна иная форма борьбы с капиталистическим рабством, кроме как антифашизм, потому, что в наше время  капитализм и фашизм становятся буквально одним и тем же явлением. И без создания широкого Народного Антифашистского Фронта с таким мощным врагом бороться бессмысленно. Потому единственно правильным действием с нашей стороны должно стать привлечение как можно большего количества представителей самых различных политических и внеполитических партий и движений в ряды единого фронта борцов с фашизацией.

“…В капиталистических странах большинство этих партий и организаций, как политических, так и экономических, еще находится под влиянием буржуазии и идёт за нею. Социальный состав этих партий и организаций неоднороден… Это обязывает нас к дифференцированному подходу к этим организациям, учитывая, что нередко членская масса не знает о действительном политическом лице своего руководства. При определенных обстоятельствах мы можем и должны направлять свои усилия на то, чтобы, несмотря на их буржуазное руководство, привлекать эти партии и организации или отдельные их части на сторону антифашистского народного фронта.”… (Г. Димитров. Об антифашистском народном фронте).

Кроме того, важной особенностью сегодняшнего момента является то, что глобальный характер проводимых транснациональным финансовым капиталом мер подразумевает и столь же глобальный масштаб противостояния угрозе мировой фашизации. Везде происходит одно и то же, потому у трудящихся практически всех стран буквально одни и те же проблемы и один и тот же классовый враг. Таким образом, для коммунистов всех стран открывается без преувеличения блестящая возможность объединения в общемировом масштабе и возрождения подлинного Коммунистического Интернационала.

“Самый тёмный час – перед рассветом” и потому не будем унывать, товарищи! Наоборот, будем радоваться тому, что часы истории пробили урочное время, и настал момент начала решительной схватки за будущее всего человечества!

И завершим словами героического борца с фашизмом прошлого века, выдающегося марксиста Георгия Димитрова:

“…Единство действий пролетариата в национальном и международном масштабе — вот могучее оружие, которое делает рабочий класс способным не только к успешной обороне, но и к успешному контрнаступлению против фашизма, против классового врага.”…

Добавить комментарий