Россия — мачеха

Новости

В прессе появилось сообщение, мимо которого пройти нельзя, ибо события, описанные в заметке, стали характерными для России.

В Энгельсе родственники принесли 74-летнюю пенсионерку в банк на носилках, чтобы разблокировать карту, на которую ей приходит пенсия. Ей необходимо было посетить «Почта банк», чтобы подтвердить личность.

Как рассказал порталу «Вольск.ру» зять женщины Игорь Мешков, у нее перелом шейки бедра со смещением, ходить пенсионерка не может.

«Приставы заблокировали карту, на которую приходит пенсия. Теща осталась без средств к существованию, нужно было взять справку, что именно на эту карту поступает пенсия. Заблокировали карту по судебному приказу из-за долга ее сына, который погиб пять лет назад. Оказалось, что у него был непогашенный кредит», — рассказал он.

По его словам на сайте банка указано, что специалист для удобства клиента может выехать на дом, но им в этой услуге отказали. Центр социального обслуживания Энгельсского района выделил спецтранспорт, чтобы женщину доставили в отделение банка на площади Ленина. Кнопка вызова для инвалидов оказалась в нерабочем состоянии. Женщину занесли в отделение финансовой организации и поставили носилки на стулья.

Процедура подтверждения личности не заняла много времени. Пенсионерку быстро сфотографировали и дали распечатку операций по карте.

В «Почта Банке» сообщили, что пенсионерке было предложено оформить доверенность или установить мобильное приложение.

«Идентификация клиента с выдачей справки на бланке не может быть осуществлена на дому в силу технических ограничений, но мы работаем в этом направлении. Вместо того, чтобы воспользоваться одним из предложенных вариантов, родственники клиента подвергли риску больного человека», — пояснили в банке.

Аналогичная ситуация произошла в городе сурово шумящих лесов – Брянске. Привезли в банк неходячего человека. После инсульта у него отнялась левая сторона тела – и рука, и нога. Его жена поднялась по ступенькам, высотой метра 2 с половиной, и пошла оформлять бумаги. Нужно было сделать разовый платёж за растаможку его машины. Семья, беженцы с Донбасса, обоим по 60. В селе, где они жили, не осталось ни одного целого дома – партнёры Путина там порезвились от души.

В банке сюрпризы начались сразу. Для того, чтобы принять у неё 5 тысяч, её заставили открыть счёт, что ей обошлось в 700 рублей. Затем потребовали присутствия хозяина машины, хотя все бумаги были выписаны на неё (доверенности).

Она сказала, что муж не ходит, и их привёз товарищ. Это не сыграло никакой роли. Банковским умникам предложили подвезти инвалида к самым ступеням банка, чтобы кто-то из служащих банка вышел и сфотографировал его с его паспортом, как положено у них по инструкции. Те ни в какую! Заносите, говорят, сюда. Инвалиду и его жене крупно повезло, что с ними был его товарищ, которому тоже за 60. Кое-как они вдвоём затащили человека на высоченные ступени, которым позавидовала бы Потёмкинская лестница. Со второго этажа на первый, где к стене прислонили хозяина злополучной машины, спустилась пигалица, щёлкнула телефоном и упорхнула назад, бросив через плечо: “Всё, уносите.”

Небольшая, но важная ремарка. Служащие банка не были инородцами, которые могли бы за что-то мстить русским. Нет, они сами были русскими. Но такие русские – хуже всяких врагов. От врагов хотя бы знаешь, чего ожидать. Здесь же махровые сволочи  что в первом, что во втором случае. Что с нами стало, ребята? “Российская нация” планомерно превращается в упырей. Не скажу про всех, но те, кто каким-то боком присосался к кормушке, те  – все поголовно.

На Руси издревле повелось, что без бумажки ты – букашка. Но в РФ эту традицию возвели в ранг закона. И законы такого типа последние три года, после окончательного избрания Путина, появляются чуть ли не еженедельно. Кремлёвские прихвостни заняли вокруг нас круговую оборону и добивают оставшихся.

Хотелось бы подробнее рассказать про того инвалида, о котором написано выше. Люди уезжали из родного дома, бросив всё. Захватили несколько зимних вещей и документы – на старенькой легковой машине много не увезёшь да и времени собираться, когда идут постоянные обстрелы, нет. Просто во время очередной передислокации украинской артиллерии, когда стихло, схватили, что смогли, и выехали в Россию. До границы – километров 40. Сам инвалид, если его занести в машину, с управлением справляется и сносно ездит, ведь одна рука и одна нога почти в норме. Инсульт его разбил после очередного прилёта снаряда к нему во двор. Ну это у нас никого не волнует, ведь нам плевать, как партнёры Кремля расстреливают русских в Донбассе. Причём танки партнёров и по сей день катаются на российском топливе от Роснефти и Лукойла. Какое нам дело до их войны, которую спровоцировал наш президент, который, по совместительству, является поднимателем России с колен.

Я о другом. Растаможка его 12-летнего авто обошлась ему в 50 тысяч вечно падающих рублей! Около 30 тыщ пришлось отдать только за установку нового грабительского атрибута – кнопки “Глонас”. Вся эпопея заняла около двух месяцев. Жена парализованного человека прошла все круги расейского чиновничьего ада. Собрала горы бумаг, справок, разрешений, предписаний и т.д.

А потом выяснилось, что без “кнопки” таможня не соглашается растаможивать автомобиль. Что делать? Начались поиски по СТО, кто установит пресловутую кнопку. Оказалось, что в Брянске тогда никто этим не занимался! Дело было в 17-м году. Пришлось звонить в Москву и просить, чтобы коробку с приспособлениями для установки кнопки прислали в Брянск. В Москве на СТО не отказали, правда в цену коробки заложили цену установки. Когда коробка таки доехала до Брянска (кстати ехала она долго, как будто с Мадагаскара), начались поиски СТО, которая имеет сертификат на установку такого причиндала.

Десятки километров езды по Брянску, десятки телефонных переговоров, личных контактов и уговоров. Наконец, СТО была найдена. Установка заняла почти целый рабочий день: были созвоны с Москвой, консультации, подсказки, ошибки, переделки. Всё это происходило зимой на свежем брянском воздухе. Почему не загнали машину с седоками в бокс? Неведомо. 5 долгих часов три человека просидели в машине с распахнутыми дверями. Закрыты были только задние. Живём мы не в Арктике, но и до экваториального комфорта нам далековато. Да и возраст пассажиров не совсем подходит для таких посиделок.

Наконец, эпопея подошла к своему логическому завершению. На следующее утро отправились сказать последнее “здрасте” таможне. Там сработали без проволочек. Машину растаможили оперативно. Но… про долбанную кнопку даже не спросили! Уже потом, когда выезжали с таможни, спросили, мол, а кнопку регистрировать надо? На что получили ответ: нам таких указаний дадено не было. То есть, 30 тысяч рублей, собранных в долг у родных и знакомых, коту под хвост. Возрадовались с применением нецензурной лексики. Пожелали доброго здоровья российским бюрократам и долгих лет жизни, чтобы дожили эти ушлёпки до того дня, когда их постигнет неминуемая народная кара, как в 1917-м и 1937-м.

Заканчивались хождения по мукам в пункте регистрации и получения российских номеров. Заведение это находится в самой заднице Брянска. Приехали загодя, за полчаса до открытия, чтобы быть первыми, так как хотели возвращаться в Донецк, чтобы забрать оттуда в Брянск мать хозяина машины (все они родом из Брянска, лет 40 назад перебрались в Донбасс, по направлению главы семейства на работу в Донецк). Но на крыльце уже стояли несколько особей. Человек, который был за рулём, и жена хозяина машины подошли к ним и спросили, не пропустят ли их первыми, так как в машине инвалид первой группы (кстати, на границе по его справке пропускали без проблем, правда пограничники говорили, чтобы кто-то предупредил людей в очереди, чтобы не подумали, что они пропустили машину в объезд очереди “по блату”). Также попытались объяснить, что едут далеко, в Донецк, и если не успеют пройти таможню сегодня, то придётся ночевать в машине до утра, до конца комендантского часа. В ответ прослушали массу приятного, доброго, увидели гостеприимные лица, всегда готовые помочь ближнему… Поблагодарили за взаимопонимание и взаимопомощь. Пришлось проходить все процедуры в общей очереди. В общем, номера получили только в 14-00. До границы добрались поздно, ночевали в машине. Зима – время пикников и ночёвок в машине – это всем известно.

Что приезжему бросается в глаза в нынешней России? Изобилие кричащих плакатов, билбордов, вычурная вульгарная роскошь некоторых зданий, изобилие названий на английском, мусор во дворах, потоки грязи на дорогах… Есть участки, которые как бы застыли во времени. За 30 лет “незалежности” не изменившиеся ничуть. Есть же наоборот: как будто попадаешь в Голливуд – замки, целые посёлки замков, шлагбаумы, закрытые территории “для белых”… Невольно вспоминается фраза из нетленной комедии Гайдая: “Нью-Йорк – город контрастов”. Мы дожились до того, что сами погрязли в этом контрасте, когда есть неимоверно богатые и настолько же бедные. Причём бедные работают и получают заработную плату, но настолько издевательскую, что живут чуть лучше нищих, а на работу ходят не для того, чтобы повысить своё благосостояние, а для того, чтобы выжить. И ещё хамство. Обилие мата на улицах. Нет, не от гопников, вполне прилично одетые мужчины и такие же женщины, молодые девчонки и их ухажёры без мата – ни секунды. Русский мир, говорите?

Русский мир кончился на Советском Союзе, когда хамов наказывали, а каждая книжка, кино или мультик несли воспитательную нагрузку. Когда почётными были все профессии, а не как сейчас, только манагеры да бизнесмены, не прочитавшие ни одной книжки, не сделавшие в жизни ничего полезного для страны или ближнего. Сейчас Россия держится на выходцах из СССР и тех, кто воспитан в их духе.

Но пройдёт немного лет, и эта основа русского мира исчезнет под давлением времени и порочного общества. Чем тогда сможет похвастать Россия? Ни побед, ни прорывов. Олимпиады под нейтральной тряпкой, президент, которого открыто называют убийцей, мёртвая промышленность, здравоохранение на уровне каменного века, образование на уровне амёбы, вымирающее население…

Надо спасать Россию от всего наносного, приобретённого за постсоветские годы. Если это не удастся в ближайшее время, процесс разложения может принять необратимый характер. Всё плохое приживается среди людей легче потому, что по таким законам вольготнее себя чувствуешь – можно всё, что тебе захочется, а на окружающих плевать. Но всё это до поры до времени, пока в обществе ещё есть те, кто живёт по старым понятиям нравственности и морали.

Хотя уже сейчас многого не воротишь. Не вернёшь целомудрия, доверия, справедливости, веры в людей и в светлое будущее. Всё это было и ушло, как вода в песок.

В немецком языке есть хорошее слово: hilfsbereit (хильфсберайт) – готовый помочь. Пока есть люди, которых можно характеризовать этим словом, не всё потеряно. Надо только захотеть, и мы снова вернём старые времена, и это будет вполне логично и единственно правильно.

21.03.2021

Добавить комментарий